<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 12 >>

Марина Сергеевна Серова
До потери пульса

– Бодрое.

– Замечательно. Сейчас я познакомлю вас с коллективом. Он у нас дружный и трудолюбивый. – Корнилова распахнула дверь, над которой красовалась фиолетовая вывеска «Ирис»: – Здравствуйте, девочки!

– Здравствуйте! – отозвались дамы бальзаковского возраста. Как позже выяснилось, одна из них была приемщицей заказов, а другая – закройщицей.

– Вот, это Татьяна Александровна, наш новый менеджер по работе с персоналом. А это – Людмила и Светлана. Елена Федоровна уже здесь?

– Пока нет, – ответила приемщица.

– Ладно, Татьяна Александровна, вы меня подождите пару минут, я сделаю один звонок, а потом проведу для вас экскурсию по ателье. – И Корнилова скрылась за дверью своего кабинета.

– Вы можете повесить свой плащ сюда. – Людмила показала рукой на вешалку, стоявшую в углу.

– Спасибо, – я с благодарностью приняла это предложение, потому что в здании было жарковато.

– Значит, вы теперь с нами будете работать? – Приемщица приветливо улыбнулась мне.

– Да, – кивнула я.

Мы обменялись двумя-тремя дежурными фразами, прежде чем Ольга Николаевна вернулась в приемную.

– Так, ваш кабинет будет рядом с моим. Вам предстоит делить его с Еленой Федоровной, – при этих словах Людмила со Светланой многозначительно переглянулись. – Пойдемте дальше. Здесь, как вы, наверное, уже догадались, примерочные. А это – комната для приема пищи, а если проще – бытовка. Если хотите, можете приносить обед с собой и разогревать его в печке СВЧ, так многие делают. Будет повод для неформального общения с людьми. Также вы можете спуститься на первый этаж, в кафе, там уже другие люди и другие разговоры.

– Понятно.

– Так, здесь – раздевалка, шкафы для одежды. А здесь у нас пошивочный цех, а еще дальше – складские помещения.

– Здравствуйте, Ольга Николаевна. – Невысокий мужчина лет сорока, вышедший из цеха, подобострастно поклонился начальнице, а на меня даже не взглянул.

– Николай, что у нас с оверлоком? – строго осведомилась Корнилова.

– Уже все нормально, я заменил вчера деталь, так что он пашет сегодня, как зверь, – ответил техник и удостоил меня беглым взглядом.

– Понятно. Да, вот еще что, в бытовке одна лампочка перегорела, – вспомнила Ольга Николаевна.

– Я уже поменял ее, – уведомил ее Николай и застыл в ожидании следующего вопроса или задания.

Он напомнил мне пса, готового кинуться за палкой, брошенной хозяйкой, чтобы принести ее обратно в зубах. Но Корнилова жестом дала ему понять, что она полностью удовлетворена его работой, а новых заданий у нее пока нет. Мужчина в синей спецовке учтиво поклонился и направился в сторону приемной. Ольга Николаевна распахнула двери в пошивочный цех, пропустила меня вперед и представила работницам как нового менеджера по работе с персоналом. Некоторые женщины даже не оторвали глаз от машинок. Похоже, кадровые перестановки были им малоинтересны. В общем, фурора среди рабочего контингента я не произвела.

– Ну вот, собственно, и все, – подытожила начальница. – Я думаю, вы у нас быстро освоитесь.

– Надеюсь, – ответила я.

Мы вернулись в приемную. Дверь в кабинет, который мне предстояло делить с главным бухгалтером, была приоткрыта. Корнилова распахнула ее начальственным жестом и сказала:

– Вы уже здесь, Елена Федоровна? Доброе утро. Я хочу вам кое-кого представить. Идемте. – Ольга Николаевна махнула мне рукой. Я взяла плащ и вошла в кабинет. – А вот и Маринина замена – Иванова Татьяна Александровна. Теперь она будет заниматься и кадрами, и договорами.

– Здравствуйте! – поприветствовала я главбухшу, крашеную брюнетку лет тридцати с небольшим, но она мне не ответила.

Изумленный взгляд Корзун так и вопрошал: «А вы ничего не перепутали?»

Это меня ничуть не смутило. Окинув кабинет беглым взглядом, я нашла, что он чересчур маленький даже для двух человек, но выбирать мне не приходилось. Я пристроила свой плащ на вешалку и положила сумку на стол, заваленный бумагами.

– А мы не слишком торопимся с принятием на работу нового сотрудника? – наконец пришла в себя бухгалтерша. – Вдруг Марина завтра вернется? По-моему, надо было подождать, хотя бы до того, как она официально уйдет в декрет.

– Ничего, Лена, все будет нормально. Я Мелиховой сегодня звонила, она сказала, что ее выписывать не собираются. Да, еще она просила вам передать, что у нее будет девочка. Марина так этому рада!

– Да, девочка – это хорошо, – заметила Корзун.

– В общем, Татьяна, осваивайтесь, не буду вам мешать, – сказала Корнилова и закрыла дверь, оставив меня наедине с Корзун.

Елена Федоровна явно была не в восторге от моего появления. Тем не менее высказывать мне свои претензии она не стала. Включила компьютер и уткнулась в монитор. Я же стала просматривать бумаги, которыми был завален отныне мой стол. Рассортировав их по стопкам, я навела мало-мальский порядок, а затем переключилась на стеллаж, стоявший рядом со столом. Там тоже был бардак, оставшийся после беременной Мелиховой. Примерно через час все папки стояли корешок к корешку, я заскучала и решила, что надо бы пройтись по зданию. В конце концов, я «устроилась на работу» в ателье вовсе не для того, чтобы целый день сидеть в кабинете, занимаясь бумажками. Я встала, взяла свою сумочку и, ни слова не говоря Лене, пошла к двери.

– Вы куда? – спросила она.

– К Корниловой, – ответила я.

– Занесите ей эти платежки на подпись. – Корзун, не поднимая на меня глаз, положила на край своего стола несколько бумажек.

– Это чья работа бумаги относить? – уточнила я.

– Мы здесь все делаем одно дело, – ответила она.

– Не думаю, – сказала я и вышла из кабинета.

– Что?! – донеслось мне вдогонку.

Ну вот, первый мой рабочий день начался с конфликта. Наверное, надо было взять платежки, занести их Корниловой, а потом идти по своим делам, но я все-таки не девочка на побегушках! Начну сразу источать любезность, так эта Лена на меня попробует еще что-нибудь навесить. А у меня здесь совсем другая миссия. Я вышла из ателье, спустилась на третий этаж, заглянула туда и, увидев в конце коридора какую-то толпу, решила пройти мимо нее, дабы послушать, о чем говорит народ. Речь шла о каком-то Толяне, и я предположила, что, возможно, говорят они все как раз о Синичкине, лаборанте, отравившемся химикатами. Как раз в этом секторе здания находилось «Бюро товарных экспертиз». Я остановилась у стенда, сделала вид, что читаю размещенную на нем информацию, и прислушалась к общему разговору.

– Да не было у него ничего с Машкой, и быть не могло, – сказала какая-то девица в белом халате. – Вы вообще можете представить их рядом?

– А почему, собственно, нет? – возразил мужчина средних лет.

– Гена, можно подумать, ты не знаешь, какие у Машки были запросы! – усмехнулась девица.

– Не знаю, я с ней близко не общался. Может, она только с виду была такой высокомерной, а в душе она совсем другая.

– Ага, вся такая мягкая и пушистая!

– Лиза, вот ты не веришь, а я однажды слышал, как Толян с ней по телефону разговаривал, и у меня создалось такое впечатление, что они обсуждали совместно проведенный вечер.

– Может, он с какой-нибудь Машей и провел вечер, но только не с Кашинцевой!

– Подумаешь, вечер, не ночь же, – сказала девушка, до сих пор хранившая молчание, и все засмеялись.

Я решила, что речь идет вовсе не о Синичкине, и пошла своей дорогой. Спустившись по другой лестнице на второй этаж, я прогулялась по нему, остановилась у помещения турфирмы «Пять континентов» и начала от нечего делать знакомиться с его «горячими» предложениями. Вскоре боковым зрением я заметила мужчину, который пять минут назад доказывал девушкам из «Бюро товарных экспертиз», что некий Толян крутил амуры с Машей Кашинцевой. Он вошел в офис турфирмы. Я заглянула туда и поняла, что Геннадий – сотрудник «Пяти континентов»: он прикрепил на пиджак фирменный бейджик. Пока что все это ровным счетом ничего не значило, но в память мне врезалось.

Затем я спустилась на первый этаж, нашла кафетерий, взяла чашечку кофе эспрессо и села за столик у окна.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 12 >>