Штрихкод греха
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 13 >>
Барабанников тоже сделал несколько глотков и, поставив чашечку на столик, проговорил:

– Как я уже сказал по телефону, Татьяна Александровна, мой зять, Константин Александрович Бартелеймонов, был убит тринадцатого мая.

– Поподробнее, пожалуйста, Владислав Николаевич, – попросила я, – где именно был убит ваш зять и каким образом.

– Да, конечно, сейчас расскажу. Константин был застрелен вместе со своим телохранителем и водителем Никитой. Их тела находились в машине в лесополосе по дороге в поселок Дубки.

– Простите, перебью. Куда именно направлялся ваш зять, вам известно?

– Нет, я не в курсе этого. Видите ли, они со Светланой живут отдельно, поэтому… Мы, конечно же, общаемся, но подробностей их семейной жизни я не знаю. Как, впрочем, и деловой жизни Константина. Так только, в общих чертах.

– А если в общих чертах, то скажите, пожалуйста, Владислав Николаевич, Константин Александрович был успешным бизнесменом?

– Да, конечно. У него – развивающийся, надежный бизнес. Правда, компания по реализации газового оборудования «Прометей» принадлежит не ему одному.

– А кто же еще является ее владельцем?

– Его давний друг Николай Самодвигин. Они с ним компаньоны.

– В каких они отношениях?

– Ну, точно не могу сказать, но, кажется, в хороших.

– Трений между ними не наблюдалось?

– Да нет… кажется. Во всяком случае, Костя ничего мне об этом не говорил.

– То есть, иными словами, у Самодвигина не было причин избавиться от вашего зятя?

– Что? Нет, я так не думаю. К тому же Николай сейчас отдыхает за границей.

«Ну, то, что Самодвигин находится за границей, это еще ни о чем не говорит. Можно «заказать» своего компаньона и из номера отеля, – подумала я. – Однако этот факт нуждается в проверке».

– Так, в какое время суток произошло убийство? – задала я следующий вопрос.

– Как утверждают криминалисты, Костю и Никиту застрелили около одиннадцати часов утра.

– Так. А кто обнаружил тела?

– Какой-то проезжающий мимо автомобилист. Фамилию мне не сказали, но в полиции сведения о нем, естественно, имеются.

– Хорошо, я уточню. Стало быть, и ваш зять, и его телохранитель находились в машине?

– В машине. Синий «Майбах».

– Крутая машина, – заметила я.

– Да, Костя любит… любил шик.

– Скажите, а вашей дочери что-нибудь известно о том, куда мог направиться Константин Александрович? Ну, может быть, он сообщил ей перед отъездом?

– Нет, Светлана ничего не знает. Во всяком случае, она считала, что он ехал в свой офис. Она очень переживает случившееся. Да что там «переживает»! Она рыдает день и ночь.

– У них были хорошие, теплые отношения?

– Да, безусловно! То есть… по крайней мере, со стороны Светланы – однозначно.

– А со стороны Константина Александровича?

– Ну… как вам сказать… Нет, Костя, конечно, любил Свету, только…

– Скажите прямо, Владислав Николаевич, ваш зять изменял вашей дочери?

– Ох… Ну да, изменял. Ну и что? Это еще ничего не значит. И ни о чем не говорит. Понимаете, моя дочь… Светлана – не красавица, к тому же в детстве она переболела полиомиелитом, поэтому вынуждена прихрамывать и носить ортопедическую обувь. Но у них была крепкая семья! И ребенок есть, сын Артур. Ему десять лет, и он сейчас учится в Англии. Так что мимолетные… увлечения Кости – не в счет.

«Как знать. Обиженная им жена могла настолько пресытиться подобным положением дел, что наняла киллера, который застрелил ее благоверного, то есть как раз таки неблаговерного, вместе с его телохранителем».

– Владислав Николаевич, а кто является наследником вашего зятя? Ведь часть компании, кроме доли компаньона, принадлежит теперь вашей дочери? Или было составлено определенное завещание? Скажем, в пользу Артура.

– Я не знаю, – растерянно произнес Барабанников. – Ведь все это произошло так неожиданно. Костя же не планировал свою смерть. Он ведь совсем молодой… был, тридцать пять лет. Кто же в этом возрасте думает о смерти?

«Однако, если занимаешься бизнесом, к такому повороту событий надо быть готовым, – подумала я, – насчет завещания необходимо будет выяснить. Да и со вдовой познакомиться тоже придется, хотя она и рыдает день и ночь».

– Скажите, а родственники у Константина Александровича имеются? Родители, братья, сестры?

– Он единственный сын у матери. Его отец умер, когда Косте было года три, кажется. Вскоре Мария Валентиновна вышла замуж, так что Костю практически воспитал его отчим, Ипполит Алексеевич Ямпольский.

– А что же, Ямпольский не усыновил Константина Александровича? Ведь фамилии у них разные.

– Да нет, усыновил, конечно. Ипполит Алексеевич очень любит Марию Валентиновну, пылинки с нее сдувает, просто боготворит, знаете. Только Костя, когда стал совершеннолетним, взял фамилию своего отца.

– У него с отчимом были неприязненные отношения?

Барабанников замялся.

– Не могу сказать точно. Внешне они держались вполне… дружелюбно, что ли. А там… кто их знает.

«Значит, надо будет выяснить. Да и вообще поподробнее узнать о родителях Бартелеймонова».

– Хорошо, Владислав Николаевич, я согласна расследовать убийство вашего зятя.

– Татьяна Александровна! Я очень на вас рассчитываю. Вот, я уже приготовил ваш аванс.

Барабанников встал с кресла, подошел к столу и, взяв пачку купюр, протянул мне.

– Еще один момент, Владислав Николаевич. Мне нужны координаты вашей дочери и родителей Константина Александровича. Ну, телефоны, адреса.

– Конечно, сейчас я вам все напишу.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 13 >>