Десять карат несчастий
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>
У меня немного отлегло от сердца:

«Ничего… Боятся, значит, уважают, – успокоила я себя. – Однако не перепугались бы, с наручниками бы не перенапрягались. Да и вообще, похоже, что влипла я случайно, значит, и выпутаюсь быстро!»

– Здесь какая-то несостыковка, – заявила я уверенно. – В рискованные дела я давно не лезу.

– Да ну! – не поверил Свиридов. – Ты у нас теперь в пай-девочки, что ли, заделалась? Тогда объясни мне, пожалуйста, глупому, зачем в «Цирцее» околачивалась?

Я опустила глаза, чтобы не выдать вспыхнувшего в них интереса.

– Работала.

– Умница, правду говоришь, понимаешь, с кем имеешь дело, – заметил Свиридов удовлетворенно. – Так кто тебя ко мне на хвост посадил?

– Вы обо мне слишком высокого мнения, Юрий Михайлович. Меня ведь вовсе не вы занимаете. Скажу – посмеетесь только!

– А ты говори, не стесняйся!

– Я ведь компромат собираю. – Он сверкнул на меня глазами. – Да не на вас, а на Самойлову, – поспешила я его умиротворить.

– Это еще зачем?

– Ее чокнутый муж впал в паранойю и безумно боится стать рогоносцем. Ревность – это вам не шутки.

Свиридов расхохотался, у него из глаз даже слезы потекли.

– И кто же, по-твоему, ее любовник? – с трудом выговорил он сквозь смех.

– Я что, должна вам все служебные тайны раскрывать? – спросила я кокетливо.

– Ты со мной, Танечка, не заигрывай, а отвечай прямо на поставленные вопросы. Мы с тобой в разных весовых категориях, надеюсь, ты это понимаешь. Не хотелось бы к силе прибегать!

– Еще не выяснила, – сказала я зло. – Может, это ее секс-секретарь? – сболтнула я первое, что пришло на ум.

– Как-как ты Мишку назвала? – он буквально задохнулся от смеха. – Значит, докторишка бесится от ревности… Он что, разводиться собрался и имущество делить? Во нахал!

Я воздержалась от комментариев.

– Ладно, голубушка, продолжай в том же духе, только проясни мне один момент: почему ты в Ангелинином офисе в документах копалась? На бизнес-шпионаж смахивает!

«До чего же ты осведомленный», – начала я раздражаться.

– На всякий случай! Может, там какие письма любовные или фотографии… Да что я вам всю подноготную своей работы объяснять должна? – как я жалела сейчас, что не захватила в сумочке пистолет. – Может, она на чей счет крупную сумму денег перевела в качестве подарка?

Версия мне самой не понравилась, очень уж получилась прозрачная, но Свиридов, кажется, купился или, по крайней мере, сделал вид:

– Можешь продолжать свои дурацкие игры. Плевать мне, кого этот недоумок подозревает, но предупреждаю, в мои дела не лезь! Кстати, а с каких пор ты работаешь на благотворительных началах?

Я задумалась, не зная, что ответить. Не хотелось Владика выдавать. Но Свиридов и сам сообразил:

– Так это он Линкиными бабками собрался расплачиваться? Ну наглец! – и снова расхохотался.

– У меня руки от наручников онемели, – пожаловалась я.

– Сними, – велел Свиридов амбалу. – Тебе куда? – обратился он ко мне. – Могу подбросить!

– А к Мишке можно? – меня черти разбирали поиграть с огнем. К моему изумлению, Юрий Михайлович к моей просьбе отнесся добродушно:

– Пожалуйста! Работа есть работа, а тебе, Танюша, красиво жить не запретишь! – и повернул ключ зажигания.

Он доставил меня прямо к институту, где располагался офис «Цирцеи». Я глазам своим не поверила, когда вышла из машины. Свиридов развернулся на своей «Ауди» и скрылся за поворотом. Я нисколько не сомневалась, что он и есть любовник Ангелины Михайловны и ему абсолютно без разницы, узнает ли об этом Владик. Интересно другое, чего он так всполошился? Неужели они и правда задумали убрать Самойлова? Но зачем? Ведь к их бизнесу он не имеет совершенно никакого отношения?

Я присела на лавочку в тени одинокого тополя, чтобы спокойно подумать. К счастью, я не страдаю аллергией на пух, который белым облаком облепил все вокруг. Ожидая Мишу, я наконец получила возможность перекурить, ментол приятно холодил пересохшее горло. Рабочий день подходил к концу, и молодой человек с суперобложки должен был вот-вот появиться на горизонте. Он просто был обязан подтвердить связь Свиридова с Самойловой!

Голубоглазый Миша не заставил себя долго ждать; по-видимому, он был очень галантным кавалером. Я встала с лавки и пошла к нему навстречу.

– Привет! – поздоровалась я и привычным движением головы рассыпала платину своих волос по плечам. Тупая боль напомнила о себе, и мне совсем не нравилась «вежливость» Свиридова.

– Ну здравствуй! – скривился он, когда наконец узнал меня. – Как жизнь?

– Отлично! – солгала я, предполагая, что получила сотрясение мозга.

– Я из-за тебя чуть работы не лишился, а ты меня опять пасешь?

– Я только хотела тебя кое о чем расспросить…

– Ага, сейчас. Глаза бы мои тебя не видели! Да кто ты такая?

– Частный детектив, – представилась я. Может, оно и глупо, ну да ладно! Где наша не пропадала?

– Ну и врать! Артистка из погорелого театра! – возмутился Миша. Однако я заметила, что он заинтригован и пытается это скрыть.

– И как тебе не стыдно, Миша? Она же тебя вдвое старше…

– Это ты о чем? – не понял он. – И откуда ты знаешь, как меня зовут?

– О том, о том, – сказала я менторским тоном пожилого преподавателя.

– Ты что, свихнулась? – взорвался Миша, когда до него дошло, что я имела в виду. – Куда мне тягаться с Юрием Михайловичем? – тут он осекся, сообразив, что сказал лишнее. Я поздравила себя с успехом.

– Мне пора, – заторопился Миша. – Надеюсь, больше не встретимся.

«Зря надеешься», – подумала я и спросила:

– Может, познакомишь меня с коллегами?

– Что ты привязалась ко мне как банный лист? Ни с кем я тебя не познакомлю! – прошипел он сквозь зубы. – Не хватало еще, чтобы Ангелина меня с тобой наедине увидела. И откуда только ты свалилась на мою голову? – не переставал причитать «секс-символ», совсем потеряв вес в моих глазах. Вот и надейся на помощь галантных кавалеров! – Завтра презентация, – сказал Миша. – Там и познакомишься.

Мне захотелось его расцеловать, но преданный сотрудник миссис Визаж не оценил мой горячий порыв броситься ему на шею и остудил весь мой пыл:

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>