<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>

Марина Сергеевна Серова
Кирпич на голову

Он лежал один, вокруг громоздилась попискивающая и посверкивающая огонечками аппаратура. Александр Самуилович, обцепленный датчиками и катетерами, выглядел маленьким и жалким. Я подошла и села рядом.

В моей груди теснились самые разные чувства и эмоции. Я ощущала себя в какой-то степени виноватой за теперешнее состояние моего бывшего клиента. Вдруг я неправильно угадала покушавшуюся на него? Или, сконцентрировавшись на Виолетте, упустила из внимания других возможных преступников? Не слишком ли я поспешила с выводами? Поспешила закрыть «легкое дело»?

Теперь я и сама стала жертвой. И возможно, в опасности, нависшей над моей жизнью, немалую роль сыграла просьба старика выдать меня за дочь и наследницу. Значит, источник наших бед может быть один. Найду покушавшихся на «папу», сама смогу спать спокойно. Ах как жаль, что он без сознания!

– Таня…

Я вздрогнула и уставилась на бледное лицо Александра Самуиловича. Глаза его приоткрылись, губы беззвучно шевелились. Для того чтобы хоть что-то расслышать, я наклонилась над постелью.

– Да, это я, ваша самозваная дочка.

– Я знал… Ты должна была прийти…

– Как вы здесь оказались? Не напрягайтесь, я буду спрашивать, а вы односложно отвечайте.

Старик хитро прищурился.

– Я слаб, но еще жив… Когда приходили остальные… и врачи… притворялся полутрупом… Усыпить их бдительность…

– Прекрасная тактика! Но перетруждаться все же не стоит. У докторов перед глазами показания техники, анализы. Вряд ли они сильно ошибаются. Итак, вы успели развестись?

– Нет, хотя Рома подготовил все бумаги…

– У вас был брачный контракт?

– Да.

– Сейчас задержка произошла из-за несогласия Виолетты?

– Я дал ей хорошего отступного… Нужна лишь ее подпись… Юридически все улажено…

– Понятно. Она где-то прячется от адвокатов?

– Да.

Опять подозрение падает на Виолетту. Убрав меня, а затем престарелого мужа, с которым не успела развестись, она вновь входит в круг наследников.

– Александр Самуилович, из-за чего у вас случился приступ? Что его спровоцировало?

– Сегодня утром мне пришло письмо… Анонимное.

– Кажется, я догадываюсь, какое у него было содержание.

– Всего три слова… «Ты скоро умрешь».

Я непроизвольно сжала кулаки. Мои догадки полностью подтвердились.

– Я собрался позвонить тебе… Не успел. В груди словно что-то взорвалось… Упал и потерял сознание.

– Где письмо?

– Не знаю. Очнулся я уже в больнице.

Откуда злоумышленники могли знать, какое действие возымеет их послание?

– Вы до этого плохо себя чувствовали?

– Да. Поведение Виолетты меня доконало…

– Вы получаете и просматриваете почту по утрам?

– Да. Обычно около десяти…

Неувязочка: если бы Гольдберг скончался при прочтении анонимки, его состояние досталось бы мне, по мнению всех его родственников. Покушаться на меня в три часа дня бессмысленно – моей наследницей является мать, она-то и получила бы все денежки. Или я обязана была успеть официально вступить в наследование? Сложный вопрос. Надо проконсультироваться у Романа.

– Таня, – устало прошептал Гольдберг. – Найди мою женушку раньше, чем она… меня убьет.

Если это действительно она. Но отыскать ее надо будет обязательно. К Виолетте накопилось много вопросов.

– Держитесь, Александр Самуилович! Ваш доктор сказал: у вас полно шансов.

– Об оплате не беспокойся. Пришли ко мне Ромку, составим контракт…

Практичный человек. Даже при смерти думает о бумагах.

– Теперь-то я могу рассказать правду? Представиться частным сыщиком?

– Ни в коем случае! – слабо вскрикнул старик. – Тогда меня решит убрать не только жена… Наш договор остается в силе. Вы – моя единственная наследница…

– Здорово! – возмутилась я, но вовремя придержала язык. Не хватает еще проболтаться о покушении. Гольдберг может разнервничаться и отдать концы прямо у меня на руках.

– Танечка, – жалобно заныл мой «папочка». – Возможно, ты слышишь мою последнюю просьбу…

– А вдруг вы правда умрете? – бесцеремонно спросила я. – Меня ваши детки по судам затаскают.

Больной помолчал пару минут, размышляя, но вынужден был признать мою правоту.

– Ладно. Когда я умру, можешь рассекретиться. Но не раньше.

– Не нравится мне это, – проворчала я.

– Ключ от моей квартиры есть у Пети… Возьмешь, пороешься там. Где-то должно валяться злополучное письмо.

– А он мне даст ключ?

– Никуда не денется…

В палату заглянула бдительная Розочка.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>