<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>

Марина Сергеевна Серова
Месть русалки

– Это верно, – кивнула я. – Что ж, попытаемся во всем разобраться…

Диана ничего не ответила. Наступило молчание, которое никто из нас не прерывал.

Я внезапно вспомнила про свой давно остывший завтрак и кивнула на картофельное пюре.

– Думаю, можно заняться нашими заказами, – предложила я. – А то и так все остыло…

Диана посмотрела на свою тарелку с видимым отвращением, взяла в руки вилку и поковыряла картошку.

Я приступила к еде с куда большим воодушевлением и, пока Диана издевалась над пюре, рисуя на нем вилкой какие-то узоры, быстро умяла весь гарнир с мясом.

В принципе поваров, которые работают в кафе «День и ночь», можно похвалить – я даже не ожидала, что блюдо по столь смешной цене окажется настолько вкусным. А может, дело в том, что я попросту не завтракала?

Диана к еде так и не притронулась. Что ж, это ее дело – я не собираюсь заставлять ее есть, точно маленькую.

Покончив с завтраком, я проговорила:

– Я берусь за ваше дело. Если вспомните что-то важное – звоните в любое время дня и ночи. И опять же, держите меня в курсе событий. Сообщайте, куда пошла ваша мама, с кем она встречается, как себя ведет… Мне важна любая – абсолютно любая информация. Говорите все, любые мелочи, так как именно они имеют в итоге решающее значение. В настоящее время где находится Надежда Викторовна?

– Когда я ушла, она была дома, – сказала Диана с кислым выражением лица. – Сегодня, кроме танцев, она никуда не собиралась выходить.

– Еще такой вопрос. Ваша мама водит машину? На чем она добирается до работы, до танцев?

– У мамы есть водительские права, но она ими не пользуется, – проговорила девушка. – Когда у нее есть настроение прогуляться, она идет на работу пешком, но это только летом. Обычно ее отец отвозит, или она берет такси, когда он на работе.

– А кем ваш папа работает? – поинтересовалась я.

– Он редактор в издательстве, – сказала та. – У него свободный график, то есть он сам выбирает, по каким дням ходить на работу. Иногда берет на дом срочные задания. Раньше-то отец пять дней в неделю ездил в издательство, но теперь после повышения в должности он может сам решать, в какое время ездить на работу. Поэтому он старается брать себе дни в мамины смены, чтобы побольше находиться дома с ней. Несмотря на то что они давно женаты, отец по-прежнему очень любит маму, хотя временами она ведет себя с ним очень… жестко. Но отец спокойно терпит все, потому что считает ее хрупкой и ранимой. У папы очень мягкий характер, и он однолюб. Когда они с мамой встретились, папа влюбился в нее с первого взгляда. Так он сам рассказывал. Это было на одной вечеринке по случаю какого-то праздника. Папа даже не знал, что мама – выдающаяся спортсменка, она потом ему сказала. Так все и закрутилось…

– А ваша мама, она как относится к мужу? Помимо того, что зачастую ведет себя не очень дружелюбно?

– Сложно сказать… – пожала плечами Диана. – Мне кажется, она сейчас относится к нему по большей части как к другу, а не как к мужу. Со временем ведь чувства остывают, но когда они встретились, мама влюбилась в папу по-настоящему.

– Что ж, понятно, – протянула я. – Сегодня ваш папа отвезет маму на исторические танцы, так я понимаю?

– Да, он выходной, – кивнула Диана. – Занятия идут три часа, обычно папа домой возвращается, а в восемь встречает маму, и они едут вместе обратно.

– Ясно, – подытожила я. – Ну что ж, тогда я думаю, мы с вами все обговорили. Если вы не собираетесь идти на работу, езжайте домой – попробуйте поговорить с вашей мамой, может, она расскажет вам что-нибудь про записки или другие странные случаи у нее на работе. Если что-то узнаете важное, немедленно сообщите мне.

Диана заверила меня, что попытается вывести мать на чистосердечный разговор, и покинула кафе.

Я же осталась в заведении – заказала себе чашку черного кофе и, неторопливо его выпив, отправилась к своей машине.

Где находится Дом культуры и творчества, я знала прекрасно.

Это было пятиэтажное здание неподалеку от набережной, где проходили различные занятия для детей и взрослых.

Исторические танцы – не единственный кружок, который существовал здесь. Рядом с дверью висел стенд с рекламными объявлениями разнообразных секций и мероприятий, с ним соседствовала красочная афиша предстоящей новогодней елки двадцать восьмого декабря.

Объявления призывали приводить детей в возрасте от четырех лет на занятия по рисованию, музыке, современным танцам и восточным единоборствам.

Я обнаружила и рекламу клуба исторических танцев «Смауг», которая обещала научить всех желающих как бальным, так и народным танцам различных веков.

Официальный день занятий значился воскресенье, однако, помимо этого, можно приходить и в будние дни, на дополнительные тренировки по ирландским и шотландским танцам. Сперва я думала изменить внешность, чтобы Надежда Викторовна не узнала меня, когда я приду в бассейн, но потом отказалась от этой идеи.

Мне же надо познакомиться с ней и завести разговор о работе в бассейне, я рассчитывала, что женщина сама позовет меня в свой бассейн, поэтому необходимость в маскировке пропадала.

Часы моего мобильного телефона показывали без четверти пять, я оставила машину на специальной парковке возле Дома культуры и творчества и направилась внутрь здания.

В фойе дежурила администратор, а на лавочке переобувался в сменную обувь мальчик лет семи-восьми, который поставил возле себя большой чехол с каким-то музыкальным инструментом, судя по всему – с гитарой.

В просторном помещении уже стояла большая искусственная елка, украшенная яркими праздничными гирляндами, мишурой и разноцветными шарами, а стены украшали всевозможные снежинки. Там же висели детские рисунки, видимо, работы учеников кружка рисования.

Я порадовалась про себя, что захватила сменную обувь – не хватало еще, чтобы меня не пропустили из-за ее отсутствия, – и присела рядом с мальчиком. Ребенок долго и методично зашнуровывал шнурки на своем ботинке, и когда я уже переобулась, он только завершал работу над первым башмаком.

Я встала с лавочки и подошла к администратору, немолодой женщине лет пятидесяти пяти – шестидесяти, и поинтересовалась у нее, где проходят занятия по историческим танцам. Женщина даже не посмотрела на меня, просто велела идти в третий кабинет и вернулась к своему занятию – чтению легкого женского романа в мягкой обложке. Я поблагодарила администратора и направилась разыскивать нужное мне помещение.

Аудитория под номером «три» была открыта, однако народу, помимо невысокой женщины плотной комплекции, в ней не было. Женщина стояла ко мне спиной – она настраивала большие колонки на магнитофоне. Одета незнакомка была в обычные синие джинсы и черную футболку с короткими рукавами, волосы ее были забраны наверх в высокий пучок. На ногах у нее были не кроссовки, как у меня, а черные тапочки, наподобие чешек – видимо, в них танцевать удобнее всего.

Я поняла, что это – скорее всего, руководитель кружка Юля Казанкова, про которую мне рассказывала Диана. На звук моих шагов женщина даже не обернулась, и я оглядела помещение, где должны были проходить танцы.

Чем-то оно напоминало актовый зал, только без стульев и без сцены. Просторная комната, в которой из мебели находилась лишь лавочка, на которой сейчас стоял магнитофон. С левой стороны тянулись большие окна, одно из них было приоткрыто, чтобы проветрить зал, а справа во всю стену – зеркала, как в любом танцевальном кабинете. На противоположной от выхода стене имелся дверной проем, я предполагала, что приоткрытая дверь вела в раздевалку или уборную.

Больше ничего примечательного в зале не было, поэтому я решила завести разговор с присутствующей в нем женщиной.

Я подошла к скамейке с магнитофоном и вежливо поздоровалась. Только тогда женщина повернулась ко мне лицом – видимо, она настолько была занята своими колонками, что ничего не слышала и не видела.

Когда я рассматривала ее со спины, то предположила, что ей около тридцати пяти – сорока лет. Крепко сбитая, но ни капли не полная, даже, я бы сказала, спортивная фигура могла принадлежать особе такого возраста.

Однако лицо женщины казалось совсем не молодым – вокруг глаз и рта закрались предательские морщинки, которые дама даже не пыталась скрыть при помощи декоративной косметики. Прическа явно не соответствовала ее возрасту – слишком короткая и густая челка, которая подошла бы молодой девушке, но никак не женщине в возрасте пятидесяти лет.

В ее взгляде читались одновременно и энергичность, и какая-то пожизненная усталость – словно женщина вела подвижный образ жизни, успевала везде и всюду, но организм не справлялся с чересчур бурным ритмом и сигнализировал о том, что ему необходим отдых.

– Я в первый раз пришла, – начала я. – Мне посоветовали ваш клуб, я хотела бы научиться танцевать исторические танцы…

– Хорошо, – коротко кивнула женщина. – К нам, правда, новички обычно осенью приходят, сейчас у нас подготовка к рождественскому балу, и некоторые танцы могут показаться вам трудными. Но вы можете попробовать, мы танцуем и простые народные, для новичков я хочу создать отдельную группу. Если что-то сегодня покажется вам сложным, не пугайтесь, у нас в группе просто мало новеньких. Скажите, вы когда-нибудь танцевали ирландские или шотландские танцы? С вальсом знакомы?

– Ну, вальс разве что в школе танцевала… – протянула я в замешательстве. – Ирландские и шотландские – точно нет…

– Ничего страшного! – заверила меня женщина. – Если вам понравится занятие, после репетиции останьтесь, мы договоримся с вами насчет дополнительных занятий в будние дни. Я полагаю, что все-таки сделаю группу начинающих, потому что многие люди, которые приходят на воскресное занятие впервые, часто попадают на репетицию к балу и пугаются сложности танцев, которые мы репетируем. Раньше-то мы танцевали простые танцы, и в клубе было полно новеньких. А сейчас группа стала меньше, и «старичкам» неинтересно танцевать что-то банальное, они жаждут нового. Вот и изучаем что посложнее. Еще раз повторяю: не пугайтесь, если что-то покажется вам сложным. Да, как к вам обращаться?

– Женя, – представилась я. – А вы?..

– Меня зовут Юля. – Женщина впервые улыбнулась, но ее улыбка показалась мне несколько вымученной и неестественной.

Может, помимо танцев, у нее имеется основная работа, на которой она жутко устает, вот и приходит в воскресенье вечером как выжатый лимон?

Я убедилась, что сейчас привычный ранее график «пять через два» с выходными в субботу и воскресенье порядком устарел, люди работают и по субботам, и по воскресеньям, и вообще у многих рабочий день ненормирован.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>