<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>

Марина Сергеевна Серова
Волшебные чары

Меня действительно встретил Митя, причем выглядел он изрядно чем-то озадаченным, но на все мои попытки хоть что-нибудь выяснить он отмалчивался или отделывался от меня ничего не значащими фразами, так что к воротам дома Полянских в коттеджном поселке «Волжанка» я приехала окончательно заинтригованной. Встречать нас вышли две здоровенные бело-серые кавказские овчарки – как же они выросли с осени! Причем не только выросли, но и повзрослели, потому что щенячьего любопытства в их глазах больше не было, вели они себя солидно.

– Эк они вымахали! – не удержалась я.

– Это еще не конец – им же и года нет, – объяснил Митя.

– В кого же они превратятся? – От удивления я даже остановилась. – В белых медведей – по размеру?

– Папаша у них именно таким громадным и был, да и мать очень крупная, – усмехнулся он. – Так что есть в кого.

– Не хотела бы я с ними встретиться, когда они в плохом настроении, – покачала головой я.

– Без команды не тронут, – успокоил он меня. – С ними папа занимается, так что не бойтесь.

Несмотря на это заверение, я постаралась все-таки держаться к Мите поближе и окончательно успокоилась, только войдя в дом. Судя по тому, что журнальный столик в гостиной был накрыт, меня уже ждали. Я поздоровалась с Ладой, села в кресло и приготовилась выслушать ее, но она сказала:

– Подожди! Сейчас Наташа подойдет и все тебе расскажет.

– Наташа – это?.. – Я вопросительно посмотрела на нее.

– Наталья Васильевна Журавлева, – объяснила она.

– А-а-а! Жена Николая Николаевича! Генерального директора холдинга «Тарасовстрой»! – кивнула я.

– И практически единоличный его владелец: у его семьи вкупе больше восьмидесяти процентов акций, – добавила Лада. – Она самая. Они через дом от нас живут.

Журавлев был личностью в нашей области очень известной, в его холдинг что только не входило. Это были не только домостроительные предприятия, но и все заводы, производившие необходимые материалы: цементный, кирпичный, стекольный, завод по производству железобетонных изделий, строительных смесей, стеклопакетов… и прочая, и прочая, и прочая. Да, жена бизнесмена такого уровня в моих клиентах еще не значилась, хотя весьма высокопоставленные и состоятельные люди неоднократно обращались ко мне за помощью.

– Да уж! Скрутило бабу! – сочувственно сказала Надя, вкатывая столик с кофейником и всем остальным, что полагалось к кофе.

Эта гром-баба была, наверное, самой преданной подругой Лады с ранней молодости и в течение всех этих лет делила с ней все тяготы жизни, а было их очень даже немало. Теперь же она пребывала в доме Лады на неких не вполне понятных мне ролях – экономки, компаньонки, старшей над прислугой, доверенного лица и, наверное, имела и другие обязанности. Отношения у них, во всяком случае, были самыми близкими и теплыми.

– Я бы этим гадам бошки поотрывала! – пробурчала она себе под нос.

– Успокойся! Таня во всем разберется! – охладила ее пыл Лада.

Наконец, появилась Наталья с пакетом в руках. Я пока еще не знала, что у нее случилось, но держалась она неплохо, хотя лицо ее было довольно-таки напряженным. То, что она была одета в легкий халат, на ногах ее были вьетнамки, а коротко стриженные волосы очень красивого русого оттенка (явно крашеные, потому что у корней пробивалась седина) были причесаны кое-как, еще ни о чем не говорило. Это могло быть как знаком того, что ее отношения с Ладой настолько дружеские, что можно прийти в гости, не заботясь о своем внешнем виде, так и того, что она настолько выбита из колеи, что махнула на себя рукой.

– Я тут вашим зверюшкам мозговых косточек принесла. Пусть погрызут, – сказала она и протянула пакет Наде.

– Еще чего! – возмутилась та. – Сама принесла, сама и отдавай! Я сейчас этих живоглотов позову.

Она вышла, и буквально через минуту в гостиной появились собаки. Учуяв запах, они заинтересованно поглядели на Наталью, но подошли к ней только после того, как Лада сказала «можно». Наталья бесстрашно погладила зверюг, почесала их за ушами, достала из пакета по здоровущему мослу, и они взяли их у нее прямо из рук. Собаки собрались было унесли угощение во двор, но Надя махнула рукой и сказала:

– Ладно уж! Пируйте здесь! Потом уберем.

Собаки улеглись и, придерживая лапами кости, принялись за работу так, что только хруст стоял! Наталья с улыбкой наблюдала за ними, и я поняла, что Надя все это устроила специально для того, чтобы хоть немного отвлечь ее.

– У меня всегда кошки с собаками были, но у мужа аллергия на шерсть, вот и не можем зверей завести, – объяснила она мне.

– Садись, Наталья, и ничего не бойся, – пригласила ее Лада. – Татьяна еще и не такие загадки решала.

– Точно! Она баба головастая, – поддержала ее Надя.

Подобная фамильярность с ее стороны меня немного покоробила, но я решила не обращать на это внимания, потому что в каждой избушке – свои игрушки. Пока длилась эта недолгая сцена, я успела повнимательнее рассмотреть Наталью. Судя по тому, что самому Журавлеву, которого я несколько раз видела по телевизору, когда он давал интервью, было за пятьдесят, ей было если и меньше, то ненамного. Но выглядела она, как все остальные женщины из окружения Лады, не больше чем на тридцать, максимум – тридцать пять. Но дело было не в этом – Наталья была окончательно и бесповоротно некрасива: простецкое круглое лицо с веснушками, маленькие светло-голубые глаза под едва различимыми светлыми бровями, нос картошкой, неопределенной формы губы. Рост ее был не больше метра шестидесяти-шестидесяти пяти сантиметров, и была она какой-то квадратной, это замечалось даже несмотря на халат. Причем все у нее было коротким: ноги, шея; руки с тяжелыми рабочими кистями заканчивались короткими же пальцами с совершенно нелепо выглядевшими длинными ногтями, и кое-какие ногти были сломаны. Нога ее была маленькой, но ступня широкая, отчего и нога тоже казалась квадратной. Единственным ее достоинством была стройность, но даже она делала ее больше похожей на парня, чем на женщину, потому что бюст практически отсутствовал. Несомненно, на Наталью работали прекрасные портнихи и стилисты, они изо всех сил старались замаскировать все ее недостатки, да и обувь наверняка делали на заказ, так что при полном параде она вполне могла выглядеть пристойно. Но сейчас, когда она была такой, какой создала ее природа, я искренне удивлялась, что могло привлечь в ней в свое время Журавлева, высокого, стройного и очень ухоженного красавца с пышной седой шевелюрой.

– Наталья Васильевна, расскажите мне обо всем, что с вами случилось, – попросила я.

И тут я встретила ее взгляд. Он не был затравленным, испуганным или растерянным. Нет: это был твердый и спокойный взгляд женщины, которая прошла через огонь, воду и чертовы зубы и сейчас, если так можно выразиться, наслаждается противоборством с медными трубами. Такие, как Наталья, не то что коня или там горящей избы не побоятся, они и на амбразуру за свое, родное, лягут и не охнут. Это был взгляд женщины, которая пережила, может быть, такое, что мне и не снилось. Она смотрела на меня и явно сомневалась в том, что я смогу разобраться в ее проблемах.

Ну, знаете! Это было даже оскорбительно, и я повернулась к Ладе. Та меня мгновенно поняла и сказала:

– Наташа! Поверь, что Таня, несмотря на свою молодость, все правильно поймет, и самое главное – поможет. Я уже не раз убеждалась в том, что голова у нее светлая не только из-за цвета волос.

– Наталья! Ну не можешь же ты и дальше взаперти сидеть! И даже к нам через пляж пробираться! Скоро свихнешься от жизни такой! – возмутилась Надя.

– Хорошо! – подумав, согласилась Наташа и, немного помолчав, начала рассказ: – Короче! Насчет своей внешности я не заблуждалась никогда. Я знаю, что некрасива, и если бы не Лада, то и пластику делать бы не стала, и все остальное тоже. Это она меня убедила, что так надо. Только, как бы люди ни старались, звездой киноэкрана мне не стать. Когда мне надо где-то появиться с мужем и прилично выглядеть, чтобы ему не было за меня стыдно, я еду к мастерам, но в повседневной жизни я такая, как сейчас.

– Неправда, – возразила ей Лада. – Такой растрепой и неряхой ты стала после того, как эта история началась, а до этого ситцевых тряпок ты не носила и следила за собой что дома, что на людях.

– Да какая разница! – отмахнулась Наталья. – Краше я от этого все равно не становилась!

– Но хоть выглядела пристойно, – стояла на своем Лада.

– Так что же все-таки случилось? – вернула я их к теме нашего разговора.

– А то, что я вдруг стала пользоваться необыкновенным успехом у мужчин, – язвительно объяснила Наталья. – Это я-то! При моей-то роже и фигуре! А ведь я шмоток навороченных не ношу! Для меня джинсы с футболкой или рубашкой и кроссовки – удобнее всего!

– Только джинсы эти не на базаре куплены и не вьетнамцами сшиты! Как и кроссовки не от фабрики «Скороход»! – поправила ее Лада. – Их тебе дети из-за границы привозят, из фирменных магазинов, или ты сама их там покупаешь.

– Да много ли в Тарасове людей, которые разберутся, что перед ними фирма, а не самострок? – огрызнулась Наталья.

– Кому надо, поймут, – не унималась Лада.

– А! – отмахнулась Наталья и продолжила: – Может, я бриллиантами с ног до головы увешана, как елка новогодняя? Так – тоже нет! То есть они у меня есть! И даже много, потому что так положено! Но надеваю я их только тогда, когда с мужем куда-нибудь выхожу, но уж никак не в бассейн или на массаж! – Ее прорвало, и я поняла, что на самом деле эта сложившаяся, но пока что неизвестная мне ситуация ее здорово достала и до сих пор она с трудом сдерживалась. – Да, у меня «Лексус» с водителем, он же охранник! Но только потому, что муж за меня боится, с тех пор, как у Лаптева дочь попытались похитить, чтобы выкуп потребовать, а до этого я сама машину водила! Тот же «Лексус», и никто в мою сторону даже не смотрел! А теперь – вдруг ни с того ни с сего появилась масса мужчин, желающих со мной познакомиться и переспать!

Вот теперь кое-что начало проясняться, но мне требовались подробности.

– Наталья Васильевна! – начала я.

– Брось! – поморщилась она. – Зови меня просто Наташей. У нас здесь без церемоний.

– Хорошо, Наташа, – согласилась я. – Расскажите мне, пожалуйста, кто именно, когда, где и как пытался с вами познакомиться, и когда это началось.

– Две недели тому назад, – буркнула она, но, подумав, поправилась: – Чуть больше. Я вышла из ателье злая, как сто тысяч чертей, потому что эта идиотка-портниха решила, что мне остро необходимо сшить себе маленькое черное платье! Это мне-то! – фыркнула она. – Как будто я только вчера родилась и не знаю, что мне идет, а что – нет! В общем, неважно! Короче, я решила зайти в кафе неподалеку, выпить кофе с пирожными и успокоиться.

– Какое именно кафе? – уточнила я.

– «Орфей», – ответила она, и я кивнула – там действительно пекли самые вкусные в городе пирожные. – Я села, мне принесли заказ, и тут ко мне подсел мужчина, как будто в зале других свободных мест не было! И начал он заливаться соловьем, что при моей фигуре мне никакие калории не страшны, и все в этом духе. Я сначала удивилась, а потом решила, что он просто пьяный, и перестала обращать на него внимание – пусть бубнит. А он начал мне объяснять, что приезжий и хотел бы получше узнать наш город, так не составлю ли я ему компанию для вечернего моциона, романтического ужина и последующего приятного времяпрепровождения. А я, между прочим, обручальное кольцо со дня свадьбы ни разу не снимала!

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>