1 2 >>

Мария Владимировна Евсеева
Пасха. Дорогой добра

Пасха. Дорогой добра
Мария Владимировна Евсеева

Мой удивительный мир
Не задалась у Лизы и Дениски неделя перед светлым праздником Пасхи. Ну всё одно к одному: и бабушка нравоучениями докучает, и мультиками приходится пожертвовать, и фломастеры любимые вдруг под запрет попали. Но справились ребята со всеми трудностями и узнали, что светлый праздник Пасхи – это не только особое угощение и интересные истории, множество которых знает бабушка. Это ещё и возможность стать лучше: помочь небогатой женщине, навести порядок в комнате, слушаться старших. И встретили они праздник как положено: светлыми мыслями, добрыми поступками и подарками, которые для мамы с папой своими руками сделали.

Книга адресована детям от 6 лет.

Мария Евсеева

Пасха. Дорогой добра

© Евсеева М. В., текст, 2018

© Лиля Арсенина, иллюстрации, 2018

© ООО «Издательство «Антология», 2018

* * *

Вербное воскресенье

Тайна вербочки-пальмы

Субботнее утро не задалось. Кажется, и на улице совсем не пасмурно, даже наоборот: солнышко светит, спешат-бегут куда-то непоседливые ручьи, из приоткрытой форточки доносятся озорные птичьи песенки. Вот только бабушка… Заглянула в детскую, заслышав щебетанье внучат, оторвала от весёлой игры, которую Дениска и Лиза затеяли спозаранку, и отвела на кухню. Сначала по тарелке овсяной каши под нос каждому поставила, а потом ещё и заторопила на прогулку: родителям, видите ли, надо выспаться.

Нет, ну какая прогулка с бабушкой? «Туда не ходи – ботинки испачкаешь!», «Далеко не убегай – потеряешься!», «Не шуми!», «В лужи не наступай!»… И обязательно: «В магазин бы надо». А уж та-а-ам: «Конфеты – вредно», «Печенье я и сама испеку», «Арбуз? Весной? Он же не настоящий!»

В общем, субботнее утро получилось невесёлым. Да таким, что Лизу вредная Капризуля одолела, а Дениску – противная Кривляка. Что бабушка ни скажет, что бабушка ни предложит, внучата только капризничают в ответ да кривляются.

– Сейчас на трамвае поедем.

– Не хочу на трамвае!

– На трамвае плохо: всё трясётся!

– Тогда пешком, – вздыхает бабушка, – три остановки.

– Далеко-о-о, – ноет Лиза.

– До-о-олго, – топает ногой Дениска.

– Ну, ладно, – снова вздыхает старушка. – Купим у метро. Наверняка же продаёт кто-нибудь…

– Что продаёт? – в один голос спрашивают внуки. Любопытство сильнее любых Капризуль и Кривляк.

– Вербочки.

– А что это?

– Веточки такие. Красивые, нарядные.

– С цветочками?

– Ну… почти, – тихонько смеётся бабушка.

– Там цветочки! Там цветочки! – пританцовывает Лиза, указывая в сторону пышных букетов под яркой вывеской. И Дениска уже к цели рвануть готов.

Тянут внуки старушку за руки, а та сопротивляется:

– Нет, не такие.

– А какие тогда? – удивляются и заглядывают с нетерпением бабушке в лицо.

А та улыбается:

– А во-о-он те!

На углу, у входа в метро, стоит, чуть ссутулившись, худенькая женщина в сером пальтишке. Переминается робко с ноги на ногу, вязаный беретик на голове то и дело поправляет… Да разве она продаёт что-нибудь? Рядом с ней и цветов-то никаких нет. Только ведёрко. Прямо на бетонном ограждении. А в ведёрке…

– Купите два букетика, – наказывает внукам бабушка и протягивает деньги. – Один дома поставим, а второй – для соседки, бабы Любы.

– Зачем они нам? – морщится Дениска. – Палочки эти!

– Да! – поддакивает Лиза. – И бабе Любе зачем? Она же ромашки любит! Я помню, как она за ними в палисаднике ухаживала.

– И я ромашки люблю. А мама ваша – розы. Но нам сегодня именно эти, как вы говорите, палочки нужны. Да только это не палочки, – загадочно щурится бабушка, – а вроде даже… пальмовые ветви. Завтра праздник светлый – Вербное воскресенье.

– Как это – «пальмовые ветви»? Что за «воскресенье» такое? – перебивают друг друга внуки.

– А вы пойдите, купите сначала два букетика, и я вам всё-всё расскажу.

Схватил Дениска за руку Лизу, потянул за собой нетерпеливо, чуть было деньги не выронил. И вот уже бегут вприпрыжку, на бабушку оглядываются: «Не пошутила ли про пальму?»

Подбегают к женщине, которая на углу у входа в метро с веточками вербы расположилась, почти слилась с фасадом старинного здания. И косятся недоверчиво – побаиваются? На пучочки, заботливо перевязанные верёвочками, посмотрят – совсем теряются. Какие же им взять? А спросить страшно. Это они с бабушкой бойкие, а с чужими – смирные.

– Выбирайте, – тихонько подсказывает женщина и по одной все связки вербочек с разных сторон показывает. Губы даже не дрогнут, а глаза – добрые-добрые, улыбаются.

Выбрал Дениска для себя букетик, Лиза – для бабы Любы. Протягивают деньги, а женщина их аккуратно во внутренний карман прячет и покупателям своим спасибо говорит. Смущаются ребятки, не понимают, за что их благодарят, и бегом назад.

– Ну вот, – радуется бабушка, – и с вербочками, и с добрым делом за плечами.

– Каким таким «добрым делом»? – не понимает Дениска.

А Лиза, видно, догадалась. Смотрит в сторону метро, широко распахнув глаза, и шепчет что-то на ухо брату. А потом к бабушке обращается:

– Бабушка! Ты лучше про праздник расскажи!

– И про веточки-пальмы тоже расскажи. Пожалуйста! – теребит старушку за рукав мальчишка.

1 2 >>