<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 17 >>

Недотрога и негодяй
Мария Геррер


– Котенок, ты меня не слушаешь? – обиделся Егор. – Для кого я это все рассказываю? Могла бы порадоваться за меня.

– Прости, но я не понимаю, как можно оправдать подобную жестокость? Это же натуральное зверство. Просто каменный век!

– Жена Иващенко вела себя неправильно с самого начала.

– То есть ты считаешь, что избивать женщину это нормально? – удивилась я. Что-то раньше я подобного от Егора не слышала.

– Нет, конечно. Повторяю, тут вопрос юридический, а не житейский. Ты смотришь не под тем углом. Но ты же не адвокат, тебе сложно понять разницу.

– Иващенко не просто избил жену, он ее покалечил. Женщина в больницу попала. А если бы она умерла от побоев? Тоже не был бы виноват?

– Не умерла же. И вообще, вижу, ты сегодня не в настроении. Ну, не взяли твои платья, и что? Не взяли на фестиваль, возьмут на какой-нибудь другой показ. Это не конец света, поверь.

Похоже, мои проблемы сегодня Егора занимают мало. Он упивается своим триумфом.

– Ко мне Полонский приставал, – я решила позлить его. Пусть знает!

– Марк Анатольевич? Что за ерунда? Глупости говоришь, – отмахнулся Егор. – Солидный бизнесмен. Зачем ему это? Ты опять все не так поняла.

– Все я так поняла. Сказал, что без определенной поддержки девушка ничего не достигнет в жизни. Предлагал покровительство. По спине гладил, негодяй.

– И ты после этого сразу решила, что он хочет переспать с тобой? – рассмеялся Егор. – Фантазерка!

Я пересказала наш короткий разговор.

– И где тут предложение интима? – вскинул брови Егор. – Просто Полонский пошутил и все. А ты надулась.

– Это звучало оскорбительно. Он словно снимал девушку на ночь.

– Перестань. Никто тебя не оскорблял, и уж тем более не снимал. У него такие женщины – закачаешься! Одна краше другой. Светские львицы, под стать ему.

– Ты-то откуда знаешь?

– Я интересуюсь светской жизнью известных людей. В моей профессии без этого никак. Любой из них может обратиться в нашу фирму за помощью.

– Ну да, если изобьет подружку до полусмерти, например, – поддела я Егора.

Никогда не пойму и не приму жестокого обращения с женщиной. Это отвратительно!

– Ты сегодня очень сердитая, – Егор обнял меня за плечи и чмокнул в нос. – Сердитый котенок. И, чтобы поднять твое настроение, предлагаю вечером пойти в клуб. Отметим мой успех.

– Можно, – кивнула я.

Мне точно надо развеяться.

– Пойдете, если Вероника успеет доделать заказ на завтра. Ты помнишь о платье для Олеси Троицкой?

Татьяна Васильевна стояла в дверях и, очевидно, слышала часть нашего разговора.

Еще бы я не помнила о заказе! Местная звезда эстрады долго выбирала, что хочет видеть на день рождения бойфренда. Загоняла весь персонал салона.

– Да, оно уже готово. Отделку я изменила, талию ушила, все как договорились, – я сняла с вешалки вечернее платье, которое надо было подогнать под фигуру заказчицы.

Еще Троицкая захотела поменять кружево на вырезе. Пожелала венецианское ручной работы. Винтаж нынче в моде. Заказали кружево из Италии и ждали его почти две недели. Но кружево смотрелось великолепно. Платье получилось с изюминкой.

– Хорошо, – кивнула Кривошеева, критично оглядев вечерний наряд. – В целом я довольна. Вот тут немного неровный шов, – показала она на строчку на плече.

Я бы и под микроскопом не заметила кривизны. Но Татьяна Васильевна всегда найдет к чему придраться. Похоже, это ее стиль общения с подчиненными. Надо непременно указать на огрехи в исполнении. Чтобы не расслаблялись.

Кривошеева знала о моих отношениях с ее сыном. Но поблажек в работе мне не делала, да и зарплату не прибавила. Впрочем, я на это не рассчитывала. С какой стати? Работа есть работа.

Татьяна Васильевна довольно спокойно приняла то, что мы стали встречаться. Без недовольства, но и без восторга. Если сказать короче – смотрела на это сквозь пальцы.

– Егор, не забудь, завтра вечером у нас Мальцевы. Ничего не планируй.

Кривошеева ненавязчиво дала мне понять – меня там не ждут. Странные отношения у меня с будущей свекровью. Егор постоянно говорит о том, что мне пора перебраться к нему на квартиру. Он живет отдельно от родителей в элитном доме в центре города. Было бы удобно.

Я снимаю крошечную однушку. Там даже моя коллекция не помещается, храню ее в салоне, в своей мастерской.

Но как я буду встречаться у Егора с его мамой? Она вроде ничего против меня не имеет, но держит дистанцию. Не думаю, что ей понравится, если я переселюсь к ее сыну до свадьбы. Возможно, она просто очень консервативна в подобных вопросах.

Отца Егора видела пару раз, когда заходила в адвокатскую контору. Игорь Яковлевич очень серьезный мужчина. Смотрит строго, говорит мало. Я так и не поняла, одобряет он наши отношения или нет.

Я надеялась, что скоро Егор сделает мне предложение. Он постоянно намекал на это. Не зря же приглашал меня жить к себе.

Родителей Егора в глубине души я побаивалась. Слишком они важные. То ли дело мои – преподают в школе в небольшом городке Озерки. Никакого снобизма, никакого ореола вокруг головы.

Я уехала из Озерков поступать в Технологический Институт, да так назад и не вернулась. Теперь пыталась начать делать карьеру дизайнера одежды в славном городе Златогорске. Только все получалось не так гладко, как я себе представляла. Пробиться в этом бизнесе невероятно сложно.

– Мама, а нельзя попросить господина Полонского взять на показ хотя бы одно платье Ники? – что ни говори, а Егор молодец! Все-таки поддержал меня. – Она так старалась. У нее очень красивые модели. Мне нравятся.

– Пока ничего не решено, – поморщилась Кривошеева. Очевидно, что она не желает говорить на эту тему. – Марк Анатольевич до конца еще не определился. Но я никогда не навязываю клиентам свое мнение. Ты же знаешь мои принципы.

Вот так. Но кто бы говорил! Только вчера Кривошеева смогла ловко уговорить маму невесты купить брендовое свадебное платье для дочери за бешеные деньги.

Татьяна Васильевна даже прослезилась от восторга, когда девушка надела дорогущее платье. «Ах, настоящий ангел! Какое изящество! Сколько природной грации! Самая красивая невеста, которую я видела. Бесподобно, бесподобно», – щебетала Кривошеева, смахивая слезы умиления.

Невеста смотрела на маму умоляюще. Она была готова зарыдать, если ей не купят это необыкновенное платье. Именно в нем девушка будет чувствовать себя настоящей принцессой. А все вокруг начнут восторгаться ее неземной красотой. Для любой невесты это очень важно.

«Это платье принесет счастье и благополучие в семью! Свадебный наряд создает положительную ауру на всю оставшуюся жизнь», – добила клиенток Кривошеева. Она неподражаемый психолог. Лучше любой цыганки разведет на деньги.

Мамаша невесты, конечно же, растаяла от счастья за дочь и выложила кругленькую сумму.

– Но ты же поговоришь с Полонским? – продолжал настаивать Егор. Он поцеловал маму в щеку и заглянул ей в глаза. – Я тебя очень прошу. Ну? Обещаешь?

– Посмотрим, – отмахнулась от сына Татьяна Васильевна.

Она вышла из мастерской, а я повисла на шее Егора.
<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 17 >>