Михаил Александрович Бабкин
Посох старой ведьмы

Глава 4
В вывернутой башне

Хозяйственный сидел на теплом прибрежном песке и безудержно икал. Его била сильная дрожь, лицо было бледным, а мокрые усы понуро обвисли. Тим укутал Боню всем теплым, что только у них нашлось в рюкзаке, а Ворча даже пожертвовал свою кепочку, чтобы у Хозяйственного не мерз затылок.

– Ик, – Боня помотал головой, – з-замерз от воды как собака! И акулы… ик… напугали они меня… ик… до смерти. Больше… ик… в кита – никогда! Ик!

– Правильно, – согласился Ворча, присаживаясь рядом на корточки, – в кита не надо. В следующий раз превращайся лучше в морскую черепаху. Ей акулы нипочем, у нее панцирь из кости! Если чего и откусят, так только лапы или хвост. Или голову.

– Шуточки у тебя. – Боня поплотнее укутался в тряпки и сердито замолчал. Тимка успокаивающе похлопал Хозяйственного по мягкой спине и, отойдя в сторону, из-под ладони стал разглядывать остров.

Остров морских колдунов был невелик. Так себе остров, на «троечку». Не было здесь ни высоких скал, ни густых джунглей с попугаями и крокодилами, ни дымных вулканов, ни гремучих гейзеров. Были только чахлые кусты с мелкими пыльными листиками да корявые низенькие деревца с острыми колючками по всему стволу. Тимка залез на ребристый валун – весь берег был усеян здоровенными камнями – и оттуда увидел, что остров к тому же совсем маленький: где-то через километр опять начиналось море.

– Ну как? – крикнул снизу Ворча. – Видно башню-то? Которая вывернутая.

– Не-а, – Тимка ловко спрыгнул с камня, – ни вывернутой, ни завернутой. Никакой. И колдунов не видно.

– Может, она невидимая? – Боня сбросил с себя одеяла, встал с песка и со вкусом потянулся. Усы у него наконец просохли, распушились и весело торчали во все стороны, как у загульного мартовского кота. Судя по всему, Хозяйственный отогрелся и чувствовал себя неплохо.

– Помнишь избу болотного отшельника? – Боня, прыгая на одной ноге, стал надевать брюки. – Она у него тоже невидимая была, заговоренная. А здесь целая банда чародеев! Что им стоит всю башню заколдовать?

– Тогда пошли ее искать, – решил Тим, – осторожно, на ощупь. Чтобы шишек не набить.

– Хм, – Хозяйственный застегнул брючный ремень, – а как же морские колдуны? Надо бы сначала разведку провести, разобраться что к чему, а уж после бродить по острову. На ощупь.

– Не думаю, чтобы они сейчас были на острове. – Тим понимающе усмехнулся. – Во-первых, они все постоянно лазают по материку, врагов ищут. А во-вторых… Во-вторых, вспомни про мой тайфунчик! Он здесь явно погулял, – Тимка кивнул на спутанные кусты, поломанные ветки деревьев, – и совсем недавно. Уж если колдуны и впрямь на острове, то покамест сидят в своей башне. Они же не знают, что смерч не вернется!

– Верно, – Боня застыл на миг, соображая, – интересная мысль. Я об этом как-то и не подумал. Пошли!

– А кушать? – заныл Ворча. – Меня голодным держать нельзя, могу потерять сознание от истощения и стать непосильной обузой в деле разыскания колдунов. Вам что, не лень меня таскать на себе?

– И то дело, – согласился Хозяйственный, – надо поесть. Ты, Тим, посмотри в заклинательном блокноте, покопайся. Не мог Олаф пропустить продуктовое волшебство, не такой он человек.

– Хорошо. – Тимка сел на камень, раскрыл блокнот. – Так-так, еда… еда… – он послюнявил палец и перевернул страницу, – смерч, это было… силовой таран… защита от призраков… ага, есть! – Тим поднял взгляд на друзей. – Загадывайте, кто чего хочет.

Ворча обхватил голову руками и зажмурился, раскачиваясь на месте и что-то быстро шепча себе под нос. Боня махнул рукой:

– Кашу давай гречневую с маслом, и ладно.

– Чи, – сказал Тим, – бутасиго фо.

– Не понял, – нахмурился Хозяйственный, но тут на песке перед ним возникла глубокая миска с пахучей кашей и воткнутой в нее ложкой. Боня довольно хмыкнул:

– Эх, хороша ты, каша солдатская! Быстро, вкусно, полезно, – и схватился за ложку.

– Это просто счастье какое-то настало, – неожиданно слабым и дрожащим голосом пролепетал у него за спиной Ворча. Тим и Боня обернулись в его сторону – перед карликом расстилался немыслимых размеров ковер. Чего только на нем не было: пельмени со сметаной, плов на блюде, рахат-лукум, кастрюля зеленого борща, холодец с хреном, салаты, чесночная колбаса, несколько буханок темного хлеба, пяток тортов и еще, и еще… У Тима разбежались глаза.

– Ты уверен, что все осилишь? – озабоченно спросил Хозяйственный, не донеся ложку до рта. – Как бы тебе плохо не стало.

– Не-ет, – карлик перебросил бороду через плечо на спину, – ближайшие полчаса мне будет только хорошо, – и, постанывая от наслаждения, вгрызся в колбасу.

– Пожалуй, ему надо помочь. – Тимка спрятал блокнотик в карман и без церемоний навалился на Ворчин заказ с другой стороны ковра.

– Обжоры, – возмутился Боня. – А ну подвиньтесь! – Он отставил полезную кашу в сторону и, потирая ладони, сел ближе к ковру.

После короткого отдыха отряд двинулся в глубь острова. Шли цепью, осторожно помахивая перед собой длинными палками: Хозяйственный вырезал мечом три жердины из ветвей колючего дерева, изрядно при этом оцарапавшись. Но, как сказал Бонифаций, пара свежих царапин все же лучше, чем три лба, в кровь разбитых об невидимую башню.

Тимка шел в цепи справа, держа палку наклонно вниз, и представлял себе, что это лазерный миноискатель. Вот-вот в наушниках запищит тревожный сигнал, и тогда Тимка крикнет всем «Ложись!», а потом обезвредит атомную мину, поставленную коварными пришельцами с Марса, а потом генерал вручит ему медаль… нет, боевой орден «Защитник Земли» первой степени, с бантом и бриллиантовой заколкой, а потом…

Тут Тимка споткнулся и, ломая ветки кустов, покатился куда-то вниз.

– Мама! – заорал он и тотчас шмякнулся задом обо что-то твердое, перекувыркнулся и застыл на четвереньках. Хорошо, что Тимку немного придержали густые кусты, иначе он стукнулся бы гораздо сильнее.

– Тим! – сверху над краем ямы высунулись из листвы встревоженные физиономии Бони и Ворчи. – Ты не ушибся или как?

– Или где, – пробурчал Тимка. Он встал с четверенек, отряхнул штаны. – Конечно, ушибся! Подайте палку, я сейчас отсюда вылезать буду.

– Подожди, – Хозяйственный, подслеповато моргая после дневного света, смотрел в темноту мимо мальчика, – глянь-ка, что там такое? Вон, у тебя позади.

Тим оглянулся. Яма оказалась неглубокой, но очень широкой: ее дно было выложено плотно подогнанными друг к дружке каменными шестиугольными плитами непонятного цвета. Где-то посреди ямы сквозь нависающую над ней крышу из жестких веток пробивалось солнце – оранжевое пятно высвечивало синий блестящий квадрат, словно вплавленный в стройные ряды шестигранников.

Тимка подтянул штаны и неспешно двинулся к загадочному квадрату. Плиты под ногами странно и разноголосо позвякивали, как будто были сделаны и не из камня вовсе, а из колокольчиков. Больших таких и совершенно плоских колокольчиков. Шестигранных. Тимка подошел к блестящему прямоугольнику, нагнулся над ним, уперев руки в колени. Сзади тревожно зазвенело – Боня и Ворча спрыгнули на дно ямы и, отбросив ненужные палки в сторону, подбежали к мальчику.

– Дверь! – сразу и совершенно уверенно заявил Ворча, только разок взглянув на синий квадрат. – И не спорьте со мной, что я – дверей не видел?

– Да никто с тобой и не спорит. – Боня присел рядом с дверью на корточки. – Тимка, а ты что думаешь по этому поводу?

Тим тоже сел на корточки, потрогал синее пятно. Пальцы скользнули по холодному льду отполированного мрамора, неожиданно наткнулись на неровное отверстие. Тимка близко наклонился над плитой.

– Точно, дверь! – Тим поковырял пальцем в отверстии – палец полностью провалился в него. – А вот и замочная скважина нашлась. Большая! Интересно, какой для нее нужен ключик? Вернее, ключище!

Хозяйственный отстранил мальчика от замочной скважины, лег на пол и заглянул в отверстие. Ворча шлепнулся рядом и за неимением второй скважины с умным видом приложил ухо к плите.

– Я думаю, мы нашли именно то, что искали, – вполголоса сказал Тим. – Вывернутая башня! То есть башня наоборот. То есть колодец.

– Может быть. – Боня сел на рюкзак и задумался. – В общем-то, других вариантов я не вижу, – он встал, позванивая плитами, обошел дверь кругом. – Скорее всего, Тим, ты прав. Это и есть та самая башня. Башня в землю.

– Вот-вот, – радостно подтвердил Ворча, растирая замерзшее ухо, – всего-то делов осталось – дверь открыть! Экий пустяк.

– Нда-а. – Хозяйственный задумчиво прикусил ус, пожевал его и выплюнул. – Без инструмента не обойтись. Отмычка нужна! Или какой железный прут, чтобы из него отмычку согнуть. Такую дверь никакой кувалдой не разобьешь, надо только открывать!

– Отмычка? – Тим хлопнул себя по лбу. – Вспомнил! Есть у меня одна штуковина, кривая и, наверное, вполне отмычистая. Вот, – Тимка торопливо вытащил из нарукавного кармана кинжал, – я его в море подобрал. Смерчем со дна подняло! Я хотел было вам на берегу показать, да забыл.

– Ну-ка. – Ворча взял у Тимки кинжал, выдернул его из ножен. Прозрачный клинок слабо засветился в полумраке, словно налитый фиолетовым туманом.

– Колдовская штучка, – Ворча поцокал языком, обнюхал волнистое лезвие, даже лизнул его, – очень, очень колдовская. Я по вкусу чувствую.

– Дай сюда. – Боня протянул руку, схватил кинжал за рукоять и тут же с коротким криком боли швырнул его на пол. – Надо же, у него ручка раскаленная! – изумленно сообщил он, зажав обожженную ладонь под мышкой. – Тим, что за шуточки?

Тимка подобрал кинжал, молча сунул его серебряной рукояткой под нос Боне.

– Серебро, – прошептал Хозяйственный. – Надо же, да оно и впрямь для меня теперь опасно! А я, честно говоря, думал, что бабка Эйя пошутила насчет смертельной вредности серебра для оборотней. – Боня с вытянутым лицом осмотрел покалеченную руку: вся ладонь и пальцы были покрыты узкими полосками волдырей – там, где кожа прикоснулась к виткам серебра. Однако волдыри быстро исчезли, и через пять секунд ладонь у Хозяйственного вновь была как прежняя, только в сожженных местах кожа стала чуть темнее.

– Придется мне взломщиком поработать, – Тим опустился на одно колено рядом с дверью, – только ты, Боня, подстрахуй меня, пожалуйста. Вдруг дверь вниз открывается? Так что держи меня покрепче на всякий случай, – Тимка подождал, пока Хозяйственный ухватил его за шиворот куртки, а потом примерился и осторожно сунул кинжальный клинок в замочную скважину. Фиолетовое лезвие вошло неожиданно легко, камень вокруг клинка мокро зашипел: тонкая струйка едкого дыма поднялась от плиты.

– Хе! Похоже, твоя отмычка дверку не открывает, а попросту ее режет! – Ворча подался к Тимке, но глотнул вонючего дыма и отскочил назад, чихая и кашляя; Боня следил за кинжалом, не отводя глаз. Тим, видя что происходит с камнем, решил не ковыряться зря в замке, а просто вырезать его. Быстрым движением клинка он проплавил большой полукруг в полированном мраморе, отделив замок от самой двери.

Синяя щербатая плита дрогнула и рухнула вниз, беззвучно повернувшись на петлях, а затем гулко ударилась о невидимую стену – тяжелое колокольное «бом-м-м!» заложило Тимке уши. Из мрака колодца потянуло холодным сквознячком.

– Если колдуны не совсем глухие, то, боюсь, они теперь нас с нетерпением ждут. – Боня скривился и трижды плюнул через левое плечо. – Это для удачи, – смущенно пояснил он недоуменно уставившемуся на него Ворче, – суеверие такое. Понял?

– Понял. – Ворча немедленно тоже поплевал через плечо. Потом подумал и на всякий случай пару раз высморкался. Тоже через плечо.

– Чтобы удачливей было, – он подмигнул Боне.

Хозяйственный не ответил – став на колени, он настороженно вглядывался в чернильную темноту колодца. Тимка достал фонарик, включил его и направил луч вниз: сразу под дверным косяком находилась неогороженная площадка, от которой начиналась лестница с широкими ступенями, винтом уходящая вдоль стены куда-то во мрак.

– Идем, – шепнул Боня и спрыгнул на площадку. Он помог спуститься Тимке, подхватил Ворчу – тот попытался прыгнуть, как и Боня, но неудачно зацепился кафтаном за вырезанный замок и повис в воздухе, болтая ногами. Затем отряд гуськом двинулся вниз по ступеням: Хозяйственный шел впереди, освещая путь фонариком, Тимка шагал за ним след в след. Позади брел Ворча, недовольно бубня себе под нос что-то ругательное по поводу дурацких строителей неправильной башни, и заодно заранее сокрушался о пропущенном обеде.

Темнота понемногу начала рассеиваться. Откуда-то снизу, из самой глубины колодца, лилось желтое, призрачно-лунное сияние, словно там, на дне, светила привычная земная луна – эдакое мощное подвальное полнолуние. Тимка мимоходом заглянул в освещенную лунным светом башенную шахту и с удивлением обнаружил, что вывернутая башня выглядит изнутри точь-в-точь как прибрежная башня-труба, та, где был замучен Указательный, неудачливый «палец»-похититель.

На самом дне башни в окружении четырех заостренных колонн действительно желтела луна. Но очень странная луна, прямоугольная и ребристая. Эдакий лунный кубик.

– Смотри, – Тим легонько похлопал Хозяйственного по рюкзаку, – там, на дне. Видишь? Эти морские негодяи ухитрились луну с неба спереть! И в кубик ее расплющили, представляешь? Вот гады.

– Тс-с. – Боня прижал палец к губам, заглянул в колодец. Секунд десять он молча разглядывал необычный светильник, потом пожал плечами и беззвучно зашагал дальше вниз.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 9 форматов)
<< 1 2 3 4