1 2 3 >>

Михаил Борисович Барятинский
«ЯгдТИГР» и другие истребители танков

«ЯгдТИГР» и другие истребители танков
Михаил Борисович Барятинский

Арсенал. Коллекция
С первых дней Восточной кампании главной «головной болью» Вермахта стала советская бронетехника, на борьбу с которой гитлеровцы вынуждены были бросить все силы – танки и штурмовые орудия, пехоту и пикирующие бомбардировщики, противотанковую артиллерию и зенитки. Знаменитые «Тигры» и «Пантеры» также создавались в первую очередь как «убийцы» русских танков – не помогло. В итоге немцам пришлось разрабатывать целое семейство специализированных боевых машин – так называемых Jagdpanzer'oв («истребителей танков»), от легких «хетцеров» и средних Jagdpanzer IV до тяжелых «Ягдпантер» и сверхтяжелых «Ягдтигров», по праву считавшихся самой мощной противотанковой САУ Второй Мировой, – по бронированию боевой рубки JagdTiger превосходил даже легендарные «Фердинанды», а его чудовищное 128-мм орудие поражало любую бронетехнику на дистанции до 3 километров! Задуманный как очередное Wunderwaffe («чудо-оружие»), которое должно было изменить ход войны, «Ягдтигр» не оправдал возлагавшихся на него надежд, став такой же избыточной и фактически бесполезной боевой машиной, как и «Королевский Тигр»: «Целей, достойных 128-мм пушки, у противников гитлеровской Германии не было. Из металла же, необходимого для изготовления одного «Ягдтигра», можно было сделать четыре «хетцера» – лучших легких противотанковых САУ времен войны, от которых было куда больше толку!»

Михаил Барятинский

«ЯгдТИГР» и другие истребители танков

Новенький истребитель танков «Ягдтигр» покидает территорию завода Niebelungenwerke. Конец 1944 года

Попытки создания истребителей танков предпринимались с момента появления самих танков. Однако к началу Второй мировой войны ни одна армия мира не имела боевых машин этого класса. Сказалась общая переоценка возможностей танков. Первыми выводы сделали немцы, сразу после Французской кампании приступившие к выпуску самоходок «панцерегер» (Panzerjager). Первая такая машина была создана на шасси легкого танка Pz.I с использованием 47-мм чехословацкой противотанковой пушки. В дальнейшем тенденция использования шасси устаревших танков и разнообразных, в том числе трофейных, орудий сохранилась. Характерной особенностью конструкции «панцерегеров» было легкое бронирование в виде открытой сверху и сзади рубки, что предопределило их высокую уязвимость.

К 1943 году стало окончательно ясно, что Германия проиграла танковую гонку, во всяком случае, в количественном отношении. Выпуск танков на заводах Рейха отставал от советского и американского производства в разы. Наряду с этим рост огневой мощи танков оставлял легкобронированным «панцерегерам» все меньше шансов на победу. Пришло время совсем других машин – «ягдпанцеров» (Jagdpanzer). В буквальном переводе на русский Panzerjager – это «охотник за танками», a Jagdpanzer – «охотничий танк» или «танк-охотник». С точки зрения формулировки разницы никакой, с какого боку ни зайди, а по-русски все равно истребитель танков получается. Однако с точки зрения конструкции разница была огромная!

«Ягдпанцеры» имели мощное бронирование, превосходя по этому показателю танки, на шасси которых создавались. Их вооружение размещалось в низкопрофильных полностью бронированных рубках, расположенных либо в передней, либо в средней части корпуса. Характерным было также использование пушек более мощных, чем у базовых танков. Кроме того, по большей части «ягдпанцеры» разрабатывались на базе серийно выпускавшихся танков, а не на базе устаревших и снятых с производства. В течение двух лет немецкие конструкторы создали целую гамму истребителей танков всех весовых категорий – от тяжелых до легких.

Ну а что же противники Германии? Какие истребители танков имелись у них? Увы, ничего внятного странам антигитлеровской коалиции в этом классе предложить не удалось. Англичане беспорядочно устанавливали свои 17-фунтовые пушки на все подряд, начиная с «Шермана» и заканчивая САУ «Арчер» на базе легкого пехотного танка «Валентайн». На последнем, кстати, пушка была установлена стволом назад – тот еще истребитель! Американцы сумели создать некое семейство истребителей танков, объединенное единым конструктивным замыслом. Но эти относительно легкобронированные и недостаточно вооруженные машины по своим характеристикам были ближе немецким «панцерегерам».

Что же касается советских машин, то прямыми аналогами «ягдпанцеров» были САУ СУ-85, СУ-100 и ИСУ-122С. Другое дело, что такого класса «истребители танков» в Красной Армии просто не было. Перед самоходками, как, впрочем, и перед танками, традиционно ставился более широкий спектр задач, в котором борьба станками играла второстепенную роль. Но это в теории. На практике же по танкам стреляло все подряд, без всяких различий в классификации.

В итоге получается, что цельную, логически выстроенную систему истребителей танков в период Второй мировой войны смогли предложить только немцы. Более того, во всех трех весовых категориях – легкой, средней и тяжелой – созданные ими боевые машины либо считаются лучшими, либо претендуют на это звание.

В этой книге рассматриваются четыре истребителя танков: «Ягдтигр», «Ягдпантера», «Ягдпанцер IV» и «Ягдпанцер 38» («Хетцер»), так как именно эти САУ объединяет общий подход при создании. А ведь только такой критерий можно класть в основу рассмотрения этого класса немецких самоходок. Отталкиваться от принятой в Вермахте классификации, как это делается в некоторых изданиях, нельзя – ведь и «Ягдтигр», и «Ягдпантера» классифицировались как «панцерегеры», которыми по сути не являлись.

«ЯГДТИГР»

История создания

Самоходно-артиллерийская установка 12,8 cm Panzer-Selbstfahrlafette V во дворе завода фирмы Rheinmetall

Традиционно считается, что к созданию тяжелых противотанковых орудий немцы приступили, столкнувшись с советскими танками Т-34 и КВ. Однако это не совсем верно, так как впервые с танками, имевшими противоснарядное бронирование, им пришлось столкнуться в ходе Французской кампании.

Так что неудивительно, что уже в мае 1941 года на совещании в Бергхофе Гитлер приказал начать разработку самоходных противотанковых установок с мощными пушками калибра 105 и 128 мм и опробовать их против захваченных сильно бронированных французских и английских танков. В качестве базы решили использовать два шасси VK 3001(H). Это были шасси опытного 30-тонного танка. Лобовая броня корпуса составляла 60, а бортовая – 50 мм. В ходовой части использовалась подвеска с шахматным расположением опорных катков и гусеница шириной 520 мм. На машине был установлен двигатель Maybach HL116 мощностью 300 л.с. На базе этого шасси фирма Rheinmetall-Borsig в Дюссельдорфе и изготовила тяжелые САУ 12,8 cm Panzer-Selbstfahrlafette V. 128-мм пушка Gerat 40 с длиной ствола 61 калибр и начальной скоростью снаряда 910 м/с, созданная на базе зенитного орудия, была установлена в открытой сверху рубке в кормовой части корпуса. Для размещения орудия массой 7 т пришлось удлинить ходовую часть, введя восьмой опорный каток. В рубке с толщиной стенок 30 мм размещались пять членов экипажа и 18 пушечных выстрелов. Масса машины достигла 36 т. После уточнения характеристик орудия Управление вооружений пришло к выводу, что при начальной скорости бронебойного снаряда 900 – 920 м/с любой танк является практически не защищенным от стрельбы этой САУ на всех дистанциях действительного огня. Однако, имевшиеся средства наведения позволяли вести эффективный огонь из этого орудия на дистанциях до 1500 м.

Первый образец САУ был изготовлен в августе 1941 года, а в конце года две машины этого типа были отправлены на Восточный фронт для испытаний в боевых условиях. Зимой 1943 года одна из них была захвачена войсками Красной Армии в районе Сталинграда. Эта машина поступила на НИБТПолигон ГБТУ Красной Армии в Кубинке, где она находится и поныне. Судьба второй машины неизвестна.

Поскольку немецкая САУ прибыла на полигон в неисправном состоянии, полноценные ее испытания провести не удалось, тем не менее, трофей подвергся тщательному изучению, о чем свидетельствуют выдержки из отчета.

Panzer-Selbstfahrlafette V в сборочном цеху

«Главной особенностью указанного штурмового орудия является его мощное вооружение из 128-мм пушки, позволяющей эффективно поражать все типы советских танков на очень больших дистанциях (около 1500 м и более). Поскольку пушка частично неисправна, испытания ее на месте штатными боеприпасами не проводились.

Несмотря на то, что в боекомплекте орудия имеются выстрелы с осколочным снарядом, пленные показывают, что по пехоте огонь из орудия практически не велся (только по танкам и автомобилям). Мощность осколочного снаряда достаточна для поражения легких танков и автомобилей любого типа.

Штатно оборонительного пулемета орудие не имеет, что делает его легкой добычей пехоты и малоразмерных огневых средств.

Примененный в машине новый тип шестицилиндрового двигателя является очень удачным с точки зрения его конструкции и надежности работы. Однако указанный тип двигателя очень критичен к чистоте топлива и требует специальной подготовки по обслуживанию (регулировка и ремонт).

Из имеющихся в настоящее время в немецкой армии данный тип штурмового орудия наиболее интересен и перспективен для массового использования, как в наступлении, так и в обороне».

Проанализировали советские специалисты и особенности использования самоходки, а также способы борьбы с ней.

«По показаниям пленных указанная тяжелая штурмовая машина использовалась немецкими войсками в специальном подразделении (дивизионе) для отражения атак советских танков тяжелых и средних типов... преимущественно на позициях изготавливания к атаке. Используя вооружение из мощной длинноствольной пушки, немецкое тяжелое штурмовое орудие может эффективно применяться против всех типов наших танков на всех дальностях действительного огня в пределах видимости.

Интерьер боевого отделения. Вид на правый борт

К моменту захвата расчет штурмового орудия уничтожил приблизительно за месяц боев не менее 7 советских танков, преимущественно тяжелого типа (уничтожение 6 отмеченных танков подтверждено дополнительно). Против легких танков штурмовое орудие не применялось.

Вид на лафет и механизмы наведения 128-мм пушки

Броня танка типа KB даже с учетом ее предельно допустимого наращивания не является препятствием для бронебойного снаряда тяжелой пушки K.40(R) на всех дальностях стрельбы.

В настоящее время наиболее эффективным средством защиты от подобного тяжелого штурмового орудия является, по-видимому, не увеличение толщины брони (каковое смысла уже не имеет), а значительное улучшение подвижности и уменьшение размеров отечественных танков и иных бронемашин. Пленные показывают, что вести прицельный огонь против движущихся советских легких танков типа Т-60, Т-70 и «Валентин» значительно сложнее, чем против танков тяжелого типа (KB и Т-34).

Благодаря монтажу орудия в невращающейся установке и применению в нем выстрелов раздельного заряжания, наиболее эффективным способом противодействия ему следует считать постоянное маневрирование танка, затрудняющее расчету произведение прицельного выстрела. Орудие легко обнаружить путем наблюдения, так как при выстрелах из-за действия дульного тормоза поднимается большое облако пороховых газов.

128-мм немецкая САУ на выставке трофейного вооружения в ЦПКиО им. Горького. Москва, весна 1943 года

Немцы избегают применять в бою такие штурмовые орудия без поддержки легких и средних танков, а также противотанковых и штурмовых орудий средних и малых калибров».

128-мм противотанковая пушка Рак 44 фирмы Krupp в походном положении

Судя по всему, немецкое командование не испытывало никаких иллюзий по поводу дальнейшего использования 12,8 cm Panzer-Selbstfahrlafette V. Однако в том числе и этот опыт заставил Управление вооружений летом – осенью 1942 года обратиться к идее создания специализированных полностью бронированных противотанковых САУ, вооруженных орудиями средних и больших калибров. При этом разработка новой самоходки со 128-мм пушкой первоначально не предусматривалась. Но уже 2 февраля 1943 года Управление вооружений передало тактико-технические требования к тяжелому «Ягдпанцеру» в артиллерийское конструкторское бюро фирмы Friedrich Krupp AG в Эссене. Техтребования предусматривали создание 128-мм САУ на базе танка Tiger НЗ (Tiger II) с рубкой, расположенной в кормовой части. Контракт на поставку шасси был заключен с фирмой Henschel & Sohn в Касселе. К середине апреля 1943 года последняя предложила два варианта проекта 12,8 cm Panzerjager на шасси Tiger НЗ (Tigerjager). Один – с кормовым размещением рубки, другой – с рубкой, установленной в средней части корпуса. В итоге предпочтение было отдано второму варианту, в наибольшей степени унифицированному с танком Tiger НЗ.

Прототип «Ягдтигра» с ходовой частью конструкции Ф.Порше на полигоне. Вооружение еще не установлено. Весна 1944 года

На САУ с передним расположением двигателя предполагалось, кстати, установить 128-мм пушку с длиной ствола в 70 калибров. Разместить это орудие в машине с компоновкой как у танка Tiger II было крайне затруднительно. В этом случае вылет ствола за пределы корпуса САУ составил бы 4,9 м. Кроме того, заряд для этой пушки имел длину ИЗО мм против 870 мм у пушки Рак 44 с длиной ствола в 55 калибров. В итоге предпочтение и было отдано последней.

Прототип «Ягдтигра» с ходовой частью конструкции Ф.Порше в сборочном цеху. Хорошо видны фланцы крепления тележек подвески

В сборочном цеху – прототип «Ягдтигра» с ходовой частью, заимствованной у «Королевского тигра». Хорошо видны отверстия в борту корпуса, предназначенные для установки торсионных валов

Необходимо отметить, что серийный выпуск 128-мм пушки Рак 44 начался в декабре 1943 года в качестве буксируемой противотанковой. Пушка была сконструирована на основе баллистики 128-мм зенитного орудия, но в отличие от последнего имела раздельно-гильзовое, а не унитарное заряжание. Несмотря на это, пушка имела скорострельность до 5 выстр./мин. Орудие было установлено на крестообразном лафете, обеспечивавшем круговой обстрел. Из-за большой массы артсистемы – более 10 т – его могли буксировать только 12– и 18-тонные полугусеничные тягачи. Всего было изготовлено 18 таких орудий.

Первые прототипы «Ягдтигра» поступили на Куммерсдорфский полигон соответственно в феврале (с подвеской Порше, вверху) и в мае (с подвеской Хеншеля, внизу) 1944 года

В боекомплект Рак 44 входили выстрелы с бронебойным снарядом массой 28,3 кг и осколочным массой 28 кг. Бронепробиваемость Рак 44 составляла 200 мм на дистанции в 1,5 км. Пушка могла поразить любой советский, американский или английский танк на дистанциях для них запредельных. Кроме того, из-за большой массы снаряда при его попадании в танк, даже без пробития брони, в 90% случаев он все равно выходил из строя.

В феврале 1944 года начался выпуск 128-мм противотанковых орудий Рак 80. От Рак 44 они отличались главным образом отсутствием дульного тормоза. Поскольку лафет для него сконструирован не был, то качающуюся часть стали устанавливать на лафетах трофейных советских 152-мм гаубиц М-10, гаубиц-пушек МЛ-20 и французских 155-мм пушек. Всего по январь 1945 года было изготовлено 132 орудия, из которых 80 установили в САУ, сверхтяжелый танк Maus, а также использовали для подготовки экипажей.

Деревянный макет САУ в натуральную величину был показан на полигоне Арис в Восточной Пруссии. САУ произвела на фюрера самое благоприятное впечатление, и последовало «высочайшее» распоряжение начать ее серийный выпуск в следующем году. 7 апреля 1944 года машине присвоили название Panzerjager Tiger Ausf.B (Sd.Kfz.186), позже упрощенное до Jagdtiger. Спустя 13 дней изготовили в металле первый образец.

Сборочный цех завода «Нибелунгенверке» в городе Сент-Валентин (Австрия)

Выпуск «ягдтигров» (точнее, их изготовление) начался в июле 1944 года в цехах завода Niebelungenwerke в Сент-Валентине, принадлежавшего концерну Steyr-Daimler-Puch AG. Не считая трех первых прототипов, было изготовлено 74 «Ягдтигра».

Производство САУ «Ягдтигр»

1 2 3 >>