Секс, Наркомики, Крым и Любовь (СНКЛ)
Михаил Львович Ильин

1 2 3 4 5 ... 8 >>
Секс, Наркомики, Крым и Любовь (СНКЛ)
Михаил Львович Ильин

Книга написана в жанре контркультуры и современной прозы. Реалистичное и живое описание жизни главных героев на берегу моря, в коммуне хиппи. Секс, алкоголь, любовь, мистика, смерть и дружба – все сплетается в странную гармоничную череду причудливых историй, рассказанных автором от первого лица. Написано жестко, порой излишне натуралистично, где-то даже грязно. Но вместе с тем автору удалось передать искреннюю романтику этих необычных молодых людей, непривычную, но завораживающую историю их отношений и любви. Герои книги увлекают читателя своими приключениями, где наркотический бред может стать реальностью, а женщины и мужчины раскрываются с самых неожиданных сторон. Все рассказы созданы по реальным событиям, о реальных людях, на фоне прекрасной Крымской природы и моря. Внимание! В книге встречаются описание сцен сексуального характера, курения, употребления и обсценная лексика (это сейчас была не реклама – это предупреждение)

Содержит нецензурную брань.

Михаил Ильин

Секс, Наркомики, Крым и Любовь (СНКЛ)

«… Когда так много позади всего, в особенности горя

Поддержки чьей-нибудь не жди, сядь в поезд, высадись у моря …»

(с)

Все персонажи данной книги не имеют реального воплощения в жизни и все возможные совпадения случайны. Все многочисленные герои моей книги – это мои персонажи. Я вас всех люблю, но в реальной жизни вы не существуете, увы.

Поэтому, кстати, и название такое – НАРКОМИКИ. Весело с вами.

Зато все события, описанные здесь, действительно происходили на самом деле. Фотографии и рисунки сделаны с натуры, мною лично и моими друзьями.

Ну, и Крым существует и он именно такой, какой в книге. Мой Крым. А у кого другой – прошу меня извинить. Из песни слова не выкинешь.

Автор не пропагандирует употребление наркотических средств, сам никогда их не пробовал и считает, что их употребление, вполне вероятно, повредит Вашему здоровью, дорогой читатель.

И, да, рассказы иногда перемешаны между собой по времени, но общую линию сюжета я старался соблюдать. Время действия в каждом рассказе само по себе не важно. Они воспринимаются все вместе, независимо от порядка прочтения.

ГЛАВА 1. Таня. Первая любовь. Начало.

часть I

Это лето было жарким и ароматным. Впрочем, для меня любое лето в Крыму такое. Я сидел на парапете набережной в Коктебеле, возле странной деревянной статуи какого-то парня, стоящего кверху ногами, с головой погруженного в деревянный пень. Я решил, что это символизирует уход от земных забот, поэтому присел рядом. Возле ресторанчика «Зодиак», если кто знает.

Было около 10 часов утра.

Я только приехал в Крым в этом году. Первый день, запах моря и водорослей, легкий ветерок и солнечное тепло. А впереди еще месяц или два такой вот жизни.

По набережной небыстро слонялись отдыхающие. Мамы-папы-дети. То есть та часть курортников, которая рано ложится спать и рано же встает. Не путать с другой частью коктебельских летних жителей, которая наоборот.

В общем, я погрузился в это вот все и сижу себе спокойно, получая удовольствие от того, что я просто есть и я есть именно здесь. Одет я в свободные черные штаны от кимоно да несколько бронзовых и костяных фигурок на шее. Белые незагорелые плечи выдают во мне только что приехавшего из цивилизации. Нормальный молодой парень тридцати лет, в меру симпатичный, мускулистый и жилистый. Рядом лежит потертый рюкзак из английской желтой кожи, с которым я везде и путешествую. В голове полстакана крымского портвейна, в руке сигарета дымится, глаза полуприкрыты. В общем – благодать…

И вот сижу я себе, впитываю счастливые эти моменты окружающего мира, наблюдаю за морем из-под полуопущенных век, как вдруг мимо меня шлепают две ноги в потертых вьетнамках. Женские ноги, очень такие … маленькие и изящные. Я вообще в девушках лодыжки и ступни ценю – а тут их сразу две и выше всяких похвал. Пальчики такие аккуратные, с маникюром, с какими-то рисунками на ноготках … К ним чуть выше прилагалась еще и аккуратная загорелая попа в простых голубых трусиках от купальника.

А выше я взгляд не поднимал. Мне и так было хорошо.

Так вот – это все скользило мимо меня, не затрагивая в целом. Я сижу, такой весь отстранённый от мира. Созерцаю проплывающие мимо пейзажи и фигуры. И вижу, что эти забавные ноги прошли чуть дальше, остановились в раздумье, развернулись и медленным шагом пошли мимо меня в обратную сторону.

Ну, мне пофиг, в общем-то …

Смотрю, как ноги опять прошли мимо меня, опять остановились и где-то вверху, на уровне своих ушей, я слышу голос: «Молодой человек, а можно рядом с вами посидеть?»

– «Можно, конечно» – отвечаю – «Присаживайтесь».

А голос у нее такой … низкий такой, с хрипотцой даже … Уххх, аж мурашки по коже пробежали.

В принципе, с чего ей меня спрашивать, парапет ведь не мой.

А сам на море смотрю, ну неохота головой вертеть, взгляд отрывать от морской глади, вообще хочется, чтобы так было всегда-и-здесь-и-сейчас … Вот реально, без всякого выпендрежа – ни знакомиться неохота, ни разговаривать, даже портвейна не хочется, хотя у меня в рюкзаке еще больше половины бутылки с собой. Просто хорошо.

Ну, краем уха слышу, что она примостилась рядом. Сидит тихо, как мышка, и молчит.

– Вежливая,– подумал я.

Сидит дальше.

Потом она негромко так спрашивает: «А можно сигарету покурить?»

Я ей так же негромко отвечаю: «Курите, конечно»

Без всякой задней мысли сказал, просто, чтобы что-то сказать. Не то, чтобы я ей разрешал или запрещал. Просто пофиг…

Она еще помолчала минуту – я же говорю, вежливая… Потом говорит: «А можно у вас взять сигарету?»

Тут я понимаю, что это ж она меня просила дать ей сигарету. Я взял рюкзак, достал оттуда пачку сигарет с зажигалкой, обернулся к ней и взглянул в лицо. В этот момент она сдвинула на лоб свои темные очки и тоже взглянула мне прямо в глаза.

И вот тут я попал.

В окружении пышных темно-рыжих волос передо мной сидело самое красивое существо, которое я видел в жизни, ну, так мне тогда показалось.

Но самое яркое, что мне запомнилось – это ее глаза …

Большие, синие, яркие … совершенно безумные. Такие глаза, по моим представлениям, должны были быть у Мартовского Зайца, когда он впервые встретил свою Алису. Ну, что-то такое …

Хотя нет, тогда я еще не совсем попал.

Я оглядел ее с ног до головы. Не обидно, а так, нормально оглядел, серьезно и уважительно.

Сидит, спокойно смотрит мне прямо в глаза, глазищами своими, без вызова… просто смотрит и ждет … чего-то.

Ну, я и спросил ее – «Девушка, а поедемте со мною в Пёсью Бухту!». Предложил ей, значит. Так, чтобы она отказалась, конечно, а там дальше и разговор можно продолжить. Или не продолжать. И так и так будет хорошо.

А она посмотрела на меня чуть внимательнее и отвечает: «Не могу, – говорит, – поехать». Тут я, конечно, про себя усмехнулся, конечно, кто же с незнакомым парнем сразу так и согласится ехать неизвестно куда.

Звали это рыжее чудо Таня.

А тут надо авторское отступление сделать. Дело в том, что Песья Бухта – это такое особенное место в Крыму, где на берегу моря собираются каждое лето куча всякого разного народу. Ну, вроде как фестиваль, только организованный самой природой. Добраться туда можно только пешком либо на машине с очень высокой подвеской. Дороги убитые напрочь. Соответственно, там и контингент такой – с июля по сентябрь там собирается примерно человек с тысячу различной степени маргинальности и интересности. От непризнанных философов, поэтов, музыкантов, рассказчиков до … ммм … до признанных.

Разные мажорные личности туда не добираются, ибо без машины тащиться, неся на своих плечах все предметы для жизни на целый летний период – им как бы вовсе и незачем. Им в гостиницах лучше, чем на берегу моря. Ну и мы тоже без них не страдаем.
1 2 3 4 5 ... 8 >>