Михаил Окунь
Деревенская принцесса

Деревенская принцесса
Михаил Окунь

Русская эротическая проза
Какие только неожиданные местные обычаи не подстерегают путешественника в глубине Черной Африки. И часто их незнание чревато… впрочем, читатель сам узнает об этом из рассказа.

Михаил Окунь

Деревенская принцесса

Вертолет поднялся в воздух и взял курс на северо-восток. Позади осталась столица Южно-Африканской республики Претория. Вместо того чтобы, как нормальному человеку провести уик-энд на побережье океана в каком-нибудь курортном городишке с его комфортабельными отелями, бассейнами, ресторанами и доступными красотками всех рас и оттенков кожи я, как идиот, тащусь в неведомые дебри Черного континента. Да, этот хитрец Дэвид умеет убеждать…

В крупном издательском концерне солидный, седовласый Дэвид трудится главным редактором журнала, посвященного вопросам этнографии. А потому частенько получает приглашения на местные праздники из разных точек глубинки ЮАР (удивляться тут нечему, причуды цивилизации: мобильный телефон может болтаться на груди какого-нибудь племенного вождя вместе с бусами и клыками животных). На один из таких праздников Дэвид решил непременно зазвать и меня.

– Далось тебе это побережье! Побываешь в настоящей Африке, увидишь туземных девочек из древней народности. А повезет – так и не только увидишь… Они настоящие красавицы – не чета тем, что торчат в барах Кейптауна и Йоханнесбурга. Сам же утверждал, что в России самые красивые девушки живут в провинции. Вот и здесь то же самое.

И я, не устояв, согласился.

Слегка подташнивало, глаза слипались. Мысли невольно унеслись к прошедшей ночи…

После журналистской тусовки мы оказались в квартире Августины, на ее кровати размером с плоскую вершину Столовой горы. Загорелая спортивная редакторша отдела моды одного из глянцевых журналов оказалась на редкость бойкой, а ее любимая позиция – весьма нетрадиционной. Под руководством Авы наши тела образовали крест. Я лежал на спине, Ава – тоже, под углом в девяносто градусов ко мне. А в точке нашего пересечения крест был скреплен «кожаным болтом», с которого Августина, обладающая бурным темпераментом, ухитрялась срываться, подходя к пику наслаждения – независимо от того, в какое из двух горячих отверстий поперечной перекладины был ввинчен «болт». За эти «проколы в работе» Ава во время перекуров подвергалась легкому наказанию – порке брючным ремнем, от чего заводилась пуще прежнего…

Из полусонного состояния меня вывел голос Дэвида:

– Это Лимпопо – крикнул он, указывая на блестевшую под нами реку, – за нею уже Зимбабве. Скоро снижаемся.

Бог ты мой, куда занесло – Лимпопо! Только доктора Айболита не хватает…

Наш вертолет плавно опустился на площадку среди холмов неподалеку от большой деревни. Толпа от мала до велика встречала гостей. По единственной деревенской улице мы отправились к дому вождя. Как объяснил мне Дэвид, его титул приравнивается к королевскому, то есть он «король деревни», а его хижина, таким образом, королевская резиденция.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 12 форматов)