<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 13 >>

Милена Валерьевна Завойчинская
Хроники книгоходцев

А вот гостей не было. Только Карел меня навещал, остальных на порог не пускали, чтобы не тревожили больную, то бишь меня. Но зато за двое суток в постели я полностью переписала все конспекты, переданные мне друзьями, прочитала главы учебников, содержание которых уже рассказывали на лекциях. Догонять-то нужно.

Еще Ларисса принесла мне в комнату конверт, который притащил Ривалис. В нем обнаружилось небольшое письмо от княгини Клайтон. Не знаю, что Зайчик рассказал родителям о произошедшем, но они беспокоились о моем самочувствии и желали скорейшего выздоровления. Еще леди Лариэль сообщала, что Мишка уже учится и ему очень нравится школа, а она внимательно следит, чтобы все книги, которые он читает, были зачарованы от стихийного образования порталов. А в конце ее письма была приписка корявым детским почерком с кучей ошибок, помарок и полным отсутствием запятых. Видно было, что Михалиндару пока не очень дается грамота и написание слов, но он старается. За неделю-то научиться он толком ничему не мог. Мой подопечный волновался, все ли со мной в порядке, потому что он почувствовал что-то плохое, но не смог разобраться в ощущениях. Заканчивал эльфёнок свое послание так:

«Мама Кира я стораюсь и выпалняю обищяние а ты ни вздумай прапасть. Ты мне очиньочинь нужна я биспокаюсь за тибя. Бериги сибя жду письма. Твой мидвежонок Мишка».

Я с улыбкой прочитала эти искренние слова и, наверное, впервые с момента, как этот мальчуган стал моим, почувствовала к нему что-то теплое и родственное. Так странно, есть кто-то, для кого я – мама… Я честно написала ответ и леди Лариэль, и на отдельном листочке – Мишке. Уверила, что ничего непоправимого со мной не произошло, просто приболела, а малышу пожелала успехов в учебе и похвалила, что он молодец и я уже вижу прогресс. Письмо я тем же вечером передала через Карела, чтобы Рив смог его отправить домой и всех успокоить.

За эти два дня мое здоровье до конца восстановилось, голос стал прежним, и с новыми силами я вернулась в ВШБ, чтобы сразу влиться в учебу. Оставалось найти где-то на территории школы Ивара, потому что в комнате он отсутствовал. Либо же не открыл мне, что тоже вполне вероятно.

Утром, готовясь к занятиям и столкновению с огромным количеством школяров, я прихорашивалась как к… серьезному собеседованию. Ведь вся школа в курсе произошедшего, значит, на меня будут пялиться, оценивать и обсуждать: насколько хорошо меня подлатали и подурнела ли я после этого. Знаю я «доброту» обывателей. Так что тщательно уложила волосы, навела марафет, воспользовалась румянами, чтобы не быть похожей на восставшего мертвеца. Хотя… я – он и есть. И наряд выбрала не сразу, ведь в такой ситуации одеться в своей обычной раздолбайской манере я не могла себе позволить. В итоге даже Лоле надоело, что я копаюсь, и она волевым решением сунула мне в руки один из разложенных на кровати комплектов и распорядилась:

– Это! И пусть все сдохнут от зависти!

Я фыркнула, но слова соседки определенно подняли мне настроение.

А начался первый для меня учебный день со столкновения с Иолой Дексовой. Вот уж кого мне для полноты счастья не хватало, так это ее, но, похоже, она-то как раз меня караулила. Увидела в столовой во время завтрака и прямиком рванула к нашему столику. Я, заметив ее манёвр, только закатила глаза и продолжила подъедать пышный омлет с грибами. Лолина с Тиной нахмурились и мрачно уставились на спешащую на всех парах эльфийку, которая жаждала чьей-то крови. Моей, наверное. Карел тоже подобрался и, судя по его лицу, граф Вестов, для которого немыслимо было оскорбить женщину (это я уже твердо осознала за два-то года нашей дружбы), готовился поставить на место мою врагиню.

– Если эта гадина хоть что-то ляпнет, я ей все космы повыдергиваю, – кровожадно прошипела Лола.

Тина молча кивнула и крепко сжала в кулачке вилку, вызвав удивленный взгляд парней. Из всей нашей гоп-компании Тельтина была самой милой, тихой и покладистой.

– Золотова! – громко позвала Иола, остановившись возле нас.

– Н-ну? – лениво обернулась я к ней и окинула внимательным взглядом с ног до головы. – Прикольная сумка у тебя, Дексова.

– А? – сбилась с воинственного настроя блондинка и машинально поблагодарила: – Спасибо.

– Из кого пошита? Из коровы, которая нашла полянку с галлюциногенными грибами? – без тени улыбки поинтересовалась я, рассматривая предмет, о котором шла речь. – Очень необычная расцветка: пятна разных оттенков и все такие кислотные…

– Ты-ы-ы! – взвыла Иола, поняв, на что я намекаю.

Народ же вокруг вдруг скосила страшная эпидемия бронхита. Все дружно давились кашлем, прикрыв лица. Тина даже забыла про свое страшное оружие – вилку.

– Очень модный аксессуар! – спокойно продолжила я. – В моем мире растаманы[1 - Растаманы – молодежная субкультура, последователи Растафариа?нства. Используют для идентификации комбинацию цветов «зеленый-желтый-красный», зачастую носят дреды, слушают музыку регги.] с руками оторвали бы.

Эльфийка застыла с открытым ртом, явно не понимая, издеваюсь я или говорю серьезно. Я же, не давая повода заподозрить меня в гадости, смотрела ей в глаза честным-честным взглядом.

– Так что хотела-то, Дексова? – налюбовавшись на проблески мыслей на ее лице, спросила я.

– Это все из-за тебя! – отмерла она. – Ивар пострадал из-за тебя. А ты! Почему ты не умерла?!

– Дексова, ты окончательно мозги растеряла?! – рявкнула Лола, поднимаясь из-за стола. – Так я сейчас их тебе быстро на место вправлю.

– Видишь ли, – хмыкнув, перебила я свою любимую соседку, жаждущую расправы, – у меня есть еще тут дела. Да и тебя, дурищу, пожалела. Ты помнишь мое предупреждение? Как же ты без меня, Иола? Сама-то подумай. И да, я тоже по тебе соскучилась. А ты, наверное, ночей не спала все лето? Так мечтала меня увидеть поскорее?

– Ты-ы-ы! – опять взвыла Дексова, потрясая руками.

– Скучная ты какая-то, – поджала я губы. – От радости все слова забыла? Иди сладенького поешь. Говорят, сахар стимулирует мозговую активность.

Народ опять закашлялся, причем не только за нашим столом. А я подала ребятам знак, что можно отправляться на лекции, и первая встала. Парни честно держались до выхода из столовой, и лишь когда мы вышли в коридор, а дверь за нашими спинами закрылась, не выдержали:

– «Корова, которая паслась на полянке с галлюциногенными грибами», – заржал Юргис.

– Кир, ты злая, – простонал сквозь смех Ривалис.

Остальные, уже не скрываясь, хохотали и утирали слезы.

– Кир, растаманы правда носят такую жуть? – с улыбкой похлопал меня по плечу Карел. – И кто это вообще?

– О-о, это субкультура, такие типы, которые курят наркотическую траву, заплетают волосы в дреды, слушают определенную музыку и носят одежду в расцветках «вырви глаз».

– А-а, наркоманы, – брезгливо скривились парни и снова расхохотались, вспомнив наш диалог с Иолой Дексовой.

Я улыбалась, хотя на душе было погано. Рано утром, сразу как проснулась, я опять бегала к Ивару, но мне снова никто не открыл. К завтраку он не пришел, и где его искать, было неясно. Придется теперь ждать, пока закончатся все занятия, ибо доставлять удовольствие любопытным и отлавливать дерхана на переменах я не собиралась.

В перерыве между парами меня вызвал ректор, чтобы побеседовать о случившемся. Он поинтересовался моим самочувствием, а потом спросил:

– Кира, вы будете подавать жалобу на адепта Стенси? Нужно заводить судебное разбирательство? Все же это серьезное происшествие. Пока что его просто наказали в рамках нарушения школьных правил, но наибольший ущерб был нанесен именно вам. Вам и решать.

– Нет, магистр, – помотала я головой. – Никакого суда! Это случайность. Ивар дрался с парнями, да. Но в моей травме я виновата сама, просто не сумела вовремя затормозить и налетела.

– Я в курсе, было много свидетелей, – кивнул маг. – Но спросить должен был. Может, хотите денежную компенсацию? Ивар Стенси из обеспеченной семьи, думаю, они заплатят вам и за моральный, и за физический ущерб.

– Ничего не нужно. Мы сами разберемся, магистр Новард. Спасибо.

Закончились все лекции, мы успели сходить в столовую на обед, где опять не оказалось неуловимого Изверга, хотя Юргис и Эварт сказали, что на парах он был, но их избегал. И вот когда мы с Лолой вернулись в общежитие, я решительно бросила сумки и отправилась в мужской корпус. Постояла немного под дверью, подслушивая, и убедившись, что шорохи мне не мерещатся, начала стучать. Сперва костяшками пальцев, потом кулаком, затем ногой. В итоге, сообщив, что буду долбиться, пока он мне не откроет, я прислонилась к двери спиной и принялась методично колотить в нее каблуком. Из соседних комнат выглядывали студиозы, кто-то попытался сделать мне замечание, но был послан, кто-то предложил влезть в окно, раз уж мне невмоготу, и тоже был послан. И лишь минут через десять Ивар не выдержал и рывком распахнул дверь.

– Ой! – воскликнула я, спиной влетая в его комнату и плюхаясь на попу.

– Кира! – сухо произнес возвышающийся надо мной парень.

Я вскинула голову, чтобы возмутиться его поведением, да так и застыла с открытым ртом. Медленно подняла руку и прижала ее к губам.

– Ива-а-ар! – выдохнула, во все глаза таращась на седую прядь в черных как смоль волосах дерхана.

– Не сиди на полу! – обронил он, захлопнув дверь и отойдя к окну. Даже не помог мне подняться…

Ну ладно, мы не гордые. Я сама встала и сделала к нему шаг, мимолетно мазнув взглядом по притаившемуся на кровати Гаврюше. Грустный лемур тут же попытался слиться с обстановкой, спрятавшись под подушкой, и я снова посмотрела на хозяина комнаты.

– Ивар, я не знала, – прикоснувшись к своим волосам, прошептала я. – Мне никто не сказал.

– Неважно, – покачал он головой. – Что тебе нужно?

– Поговорить! Я ведь хотела тебе все объяснить, но не успела. А потом… ну и вот.

– Мне уже все сообщили Лола и Карел, – отвел он глаза, глядя куда угодно, только не на меня. И все же, не выдержав, укорил: – Ты могла сказать мне, что напугана, еще в замке.

– Я… растерялась. Мне твой прадед столько всего наговорил, что я в ужас пришла. Причем самое страшное, что он меня не обманул, я ведь потом уточнила у тебя. Да еще твоя мама добавила… – виновато сникла я. – У меня такая паника была, я не знала, что делать, чего ожидать. Понимала только, что не могу, не хочу так. И в тот момент мне вдруг показалось, что отсрочка в три года – это правильно. Мне ведь все равно учиться, торопиться некуда. И мы ведь с Ривалисом просто друзья, между нами ничего не было и нет. Ты это знал, я даже предположить не могла, что все выльется в такое… такое…

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 13 >>