<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>

Творцы Касии и волшебное дерево
Лакедемонская Наталья


Алик спустился и, сжав в руке оставшуюся пачку картинок, посмотрел на Камилу.

– Откуда ты их знаешь? Как же хорошо нарисованы, как живые! – восторженно говорила девочка.

Услышав похвалу, мальчик набрался храбрости и протянул остальные рисунки. Камила жадно перелистывала картинки и временами звонко смеялась.

– Ты тоже их видел? – с надеждой в голосе спросила Камила.

Мальчик все еще боялся заговорить.

– Это так здорово! Все считают меня сумасшедшей. Говорят, что никаких Змееклювов не существует, но я их вижу. Как прекрасно, что теперь мы видим их оба.

Алик понял, что назревает недоразумение. Камила думает, будто он тоже видит сказочных существ. Но это было не так.

– Я В… Ви.. Вижу и… их, Б… Бл… Благо… Благодаря тебе, – краснея и заикаясь, ответил мальчик.

Камила нахмурилась и замолчала. Она о чем-то напряженно думала и поглядывала на крону старого дерева.

– Я поняла, – наконец, сказала девочка, – ты всегда был там и слышал мои разговоры.

Алик кивнул и весь внутренне сжался. Он ждал, что девочка начнет его ругать.

Камила снова замолчала и начала рассматривать рисунки.

– Ты так красиво рисуешь… И такой внимательный, даже шестой пальчик на правой ноге Рогозавра нарисовал, – задумчиво говорила девочка.

Малыш стоял и ждал своей участи. Ему очень хотелось подружиться с Камилой, но как же было сложно испытывать смущение и невероятное волнение.

– Это так здорово, благодаря твоим рисункам, даже моя мама сможет увидеть чудо-зверей. Ей некогда меня слушать, но на картинку время найдется. Могу я взять у тебя рисунки, чтобы показать родителям?

Все внутреннее напряжение спало. Словно большая ржавая пружина в теле разжалась и подарила Алику легкость и гибкость. Мальчик улыбнулся и кивнул. Он бережно сложил всю коллекцию в папку и протянул Камиле.

Девочка искренне поблагодарила незнакомца и побежала в сторону парка. Уже подбегая к холму, она крикнула:

– А как тебя зовут?

– А… А… Алик, – ответил малыш.

– Жди меня здесь в следующую субботу, я принесу рисунки.

Мальчик кивнул и помахал удивительной девочке на прощание.

Оставшись один, Алик думал, чем заняться дальше. Он планировал нарисовать персонажа и, подложив под камень, ждать скульптора. Тот слепил бы зверька, и близняшки оживили бы этого зверька волшебной песней. Тогда Алик опередил бы дуб и унес существо домой.

Знакомство с Камилой нарушило все планы. У него не было рисунка для скульптора, а значит, все придется отложить на неделю.

Глава 11 – Илай

Ветер пробежал по листве и запутался в толстых ветках дуба. Алик услышал легкое завывание. Как будто дуб плачет. Мальчик посмотрел на ствол. По нему текло сразу десять смоляных капель. Запахло елками и соснами.

Странное поведение дерева наполнило Алика решимостью. Он достал из рюкзака карандаши и начал рисовать Грозонога. Обладая отличной памятью, малыш смог с точностью воссоздать существо. Забыв обо всем на свете, Алик выводил контур медленно и аккуратно. Слушая рассказы Камилы, нужно было рисовать быстро, чтобы не упустить детали. Теперь же торопиться не следовало. Алик так погрузился в процесс, что не уследил за временем.

Маленький скульптор уже пришел, а рисунок был еще не готов. Более того, художник был так увлечен, что не заметил прихода гостя. Только когда до слуха начало доноситься горестное бормотание, Алик отвлекся и посмотрел вниз.

Скульптор сидел у камня и, откатив его в сторону, копался в траве. Это выглядело странно, ведь будь там рисунок, его бы стало сразу видно. Однако маленький гость не сдавался. Он раздвигал траву, сковыривал мох и даже немного копал. Алик наблюдал и ждал, чем кончится дело. А кончилось все тем, что малыш скульптор сел на корни и тихо заплакал.

Алику стало стыдно. «Это я виноват» – подумал малыш и, забыв о стеснении, начал спускаться. Когда ветки над головой гостя захрустели, он поднял голову. От вида незнакомца скульптор нахмурился и уткнул заплаканное лицо в коленки.

– П… Пр… Привет, – с трудом выговорил смущенный Алик.

Мальчик не повернулся и не ответил. Он стал еле заметно покачиваться из стороны в сторону, так и не показав лица.

Некоторое время Алик растерянно стоял рядом. Поведение гостя было недоброжелательным, и это отталкивало. Отвергнутый художник уже хотел уйти, как вдруг увидел чемоданчик. Он вспомнил, что внутри скучают брусочки разноцветного пластилина. Это навело его на мысль закончить рисунок.

Малыш сел на мшистое место под деревом и стал дорисовывать Грозонога. Оставалось совсем немного. Прикусив нижнюю губу, Алик шуршал карандашами по плотной бумаге, воплощая в жизнь фантазию Камилы. Он был так увлечен, что не замечал, как скульптор осторожно подглядывает за ним.

Когда рисунок был полностью готов, Алик встал и, отряхнув штаны, подошел к гостю.

– Э… Эт… Это т… Те… тебе, – протягивая лист, сказал юный художник.

В ответ на это незнакомец лишь плотнее сжал локти, скрыв лицо надежнее. В этот момент он был похож на маленького напуганного ежика. Алик часто встречал их у себя во дворе. Когда ежики пугались, сворачивались в колючий клубок и угрожающе фырчали. Мальчик не обижался на их недоброжелательность, поскольку мама объяснила, звери делают это не от злости, а от страха.

Вот и теперь, глядя на съежившегося скульптора, Алик не испытывал обиды. Наоборот, он пытался понять, чего так боится мальчик. На глаза попался камень. И в голове сразу всплыл случай с отцом Алика. Папа ужасно не любил беспорядок. Для него всегда было очень важно, чтобы все лежало на своих местах.

Алик подошел к камню и, положив рядом рисунок, привалил валуном. Теперь все было на своих местах. Возможно, порядок успокоит скульптора, как радовал его отца. А чтобы все было совершенно привычным, мальчик полез на любимую ветку. Удобно устроившись в кроне, он увидел, что незнакомец изменил позу. Он опасливо посмотрел в сторону камня и нерешительно потянулся к рисунку. Теперь все стало как обычно.

Юный скульптор взял в руки работу Алика и, достав папку, бережно туда убрал. Последовал долгий ритуал раскладывания пледа. Скульптору пришлось несколько раз оббежать вокруг полотна, чтобы разгладить даже мелкие складки. После этого начались приготовления к лепке.

Мальчик делал все тоже самое, что и в прошлую субботу. Последовательность действий была четкой и безошибочной. Все должно быть строго по правилам. Наблюдая за гостем, Алик окончательно убедился в своей правоте. Для юного скульптора очень важно, чтобы все было привычным. Он чувствовал себя спокойно только тогда, когда все шло точно по плану. Даже досочка с пластилином должна лежать на одном уровне с папкой. А брусочки в порядке цветового спектра радуги.

«Он и правда немного похож на робота» – подумал Алик, наблюдая за работой незнакомца.

Работа кипела. Скульптор лепил Грозонога и наслаждался процессом. Слезы давно высохли на его щеках. Теперь, когда все шло обычным чередом, малыш был счастлив. Закончив работу, мастер посадил Грозонога на камень, а сам стал собираться.

И снова правильные движения, строгая последовательность действий и желание сложить плед в идеальный квадрат сделало скульптора похожим на робота. Сначала Алик посмеялся, но потом понял, что немного завидует. Ему не хватало такой аккуратности и собранности. А как бы была рада мама, если бы он, хоть раз, так же аккуратно заправил кровать, как скульптор стелет плед под дубом.

Как и в прошлую субботу скульптор попрощался с фигуркой на камне и ушел в сторону парка. Только на этот раз, отойдя на несколько шагов, он остановился и сказал, не оборачиваясь:

– Меня зовут Илай.

Алик улыбнулся. Он видел, как сложно мальчику делать что-то новое и непривычное.

– А М… Ме… Меня А… Алик.

Скульптор сделал несколько шагов вперед, потом снова остановился и добавил:

– Ты будешь здесь в следующую субботу?

– Д… Да.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>