1 2 >>

Наталья Васильевна Щерба
Астроградов Ключ

Астроградов Ключ
Наталья Васильевна Щерба

Волшебная серия

Наталья Щерба

Астроградов Ключ

Книгохранилище Ратуши представляло собой огромную круглую залу с высоким, уходящим в темноту, куполообразным потолком. Шкафы с книгами располагались лучами, сходясь боковинами к центру. В образовавшемся круге, на небольшом возвышении, покрытом тёмной бархатной тканью, стояли знаменитые песочные Часы – символ Астрограда.

Военачальник Мандигор подошёл ближе: золотой песок мерно тёк бесконечным ручейком, но равное количество песчинок оставалось в емкостях Часов без изменений: не убывая, и не наполняясь.

– Магия? – обернулся военачальник к подошедшей женщине, Елене Мортиновой, придворной даме, путешествующей с ним по благоволению самого Императора. Та усмехнулась, покачала головой:

– Нет. Скорей всего, механика.

– Ясно.

Мандигор махнул рукой:

– Позовите этого… главного, Смотрителя.

Двое воинов бросились исполнять приказ и вскоре вернулись вместе со стариком, который, несмотря на бледность и нездоровый вид, старался держаться с достоинством, как и подобает Смотрителю знаменитой Библиотеки.

– Ты болен? – женщина окинула старика брезгливым взглядом.

– Стар, госпожа.

– Каков механизм этих Часов? – вопросил Мандигор.

– Никто не знает, – степенно ответствовал ему старик. – Этим часам более тысячи лет. Существует поверье, что когда песок перестанет течь – большое несчастие обрушится на город.

– Знаем эти сказки, – усмехнулся Мандигор, переглянувшись с Еленой. – Не больно-то ваш Астроград и выстоял против императорского войска пятнадцать лет назад.

– Не приучены военному делу, – ответствовал старик. – У нас город мирный, все больше по ремёслам… Зачем нам воевать? Мы никому зла не желаем.

– Император также не желает зла, – произнёс Мандигор. – Признайте власть, деньги платите, да и мастерите себе дальше.

Старик нахмурил брови.

– Имеете ли вы претензии к нам, милостивый государь? – спросил он с достоинством. – Деньги, золото, ткани и книги исправно поступают в императорскую казну – мы никогда не задерживали с наложенной данью.

– Ходят слухи, – неожиданно произнесла Елена и подалась чуть вперёд, прошуршав краем дорожного платья, – что в Замке есть Тайное Хранилище… И содержит оно множество редких книг с драгоценными переплётами: золотые и серебряные пластины, покрытые тончайшими гравюрами, с рубинами и жемчугами, оправленными в золото. Но, конечно, главное – ценные тексты на десятках разных языков, есть и магические…

– У нас много редких книг, – ответствовал Смотритель. – Но Хранилище не является тайным… В Особый отдел, который интересует госпожу, вход для избранных. Для тех, кто более пяти лет служит в мастерской.

– У меня нет столько времени, – раздражённо произнесла женщина. – Я желаю взглянуть на ваши сокровища сейчас.

– Вам это не удастся, милейшая госпожа.

– Я – особа, приближённая к Императору… – угрожающе начала женщина, но Смотритель перебил её:

– Да будьте вы хоть самим Императором, вход для вас заказан.

– Поосторожнее со словами, старик, – надвинулся на него Мандигор. Был он, надо сказать, весьма высок и телосложения крепкого, и рядом со стариком казался глыбой, нависшей над тонким сухим деревцем. – Будь вежлив, старый хрыч, если хочешь жить! А на книги бы неплохо взглянуть, особо на переплёты, – Мандигор ухмыльнулся.

– На тексты, – уточнила женщина. – На тексты научные, исторические и магические…

– Мы в магии не сильны, – продолжал старик, но уже не так уверенно, – если вам непременно хочется взглянуть на особые книги, я принесу вам некоторые… выберете по библиотечному списку.

– Ты что, не слышал? – прорычал Мандигор, подступая к старику, – госпожа желает взглянуть…

– У меня есть охранная грамота, от самого Императора, – ответствовал Смотритель и тут же, словно знал, что понадобится, вытащил из-под складок одежды свиток с вислой печатью со знакомым присутствующим императорским гербом.

Мандигор в нерешительности взглянул на женщину. Та сердито мотнула головой. Тогда военачальник жестом отвергнул свиток, показывая, что доверяет грамоте.

– Раз ты не желаешь дать нам такой возможности, – произнесла женщина, – тогда, может, ты расскажешь нам об Астроградовом Ключе? Представь нам Ключника, почтенный Смотритель.

Старик помолчал.

– Я – Смотритель библиотеки и все ключи у меня, – ответил и тут же глянул пытливо из-под седых бровей.

– Так ты ещё и Ключник, Смотритель? – продолжала настаивать женщина. – У тебя находится Астроградов Ключ?

– Не понимаю вас, госпожа, – сухо произнёс старец, и как-то глянул тоскливо на Часы. Песок едва слышно шелестел за стеклом, будто прислушиваясь к разговору.

– Ты отлично понимаешь меня, Смотритель, – женщина кивнула слуге, и тот мгновенно поднёс ей маленькую раскрытую книжицу, и перо с чернильницей. Елена обмакнула перо и тут же что-то быстро записала. Слуга принял книжицу в раскрытом виде, смахнул лист песком из коробочки на поясе, и опять отступил в тень.

– Мы ещё поговорим на эту тему, – продолжила женщина. – А сейчас меня больше всего волнует исполнение другого дела, требующее длительного времени. Позовите писцов, миниатюрщиков и прочих ваших мастеров книжных.

Приказание было исполнено в момент: как видно, людей уже давно собрали перед дверьми в Главную Залу.

Подождав, пока мастеровые выстроятся в ряд, Елена вновь обратилась к Смотрителю:

– Уважаемый, я хотела бы заказать у вас книгу. Очень большого формата. Весьма ценную, важную книгу.

– Принять от вас заказ – честь для нас, – Смотритель поклонился. – Но знает ли госпожа, что со всех книг, которые изготовляются в нашей мастерской, мы делаем один экземпляр для нашего Особого Хранилища?

– Это невозможно, – отрезала женщина.

– Тогда мы не можем принять ваш заказ, госпожа.

Лицо Елены потемнело от гнева.

– Уважаемый, – грозно начала она, – не знаю, наслышан ли ты о моих странствиях… Видишь ли, за время военных походов с Мандигором, у меня скопилось множество свитков, рукописей, которые мне хотелось бы собрать в книгу. В книгу большого формата, очень большого, ибо путешествия наши были весьма продолжительны, и драгоценные крупицы знания, собранные в разных землях, являют собой великую гору пергаменов, частью сильно поистрёпанных в дороге. И знания эти подобны отточенному драгоценному камню, требующему достойной оправы…

– Знания, приобретённые силой, всегда поверхностны, – раздался вдруг тонкий дрожащий голос.

Елена, прерванная на полуслове, резко обернулась. Глаза её сузились.
1 2 >>