S-T-I-K-S. Чёрный рейдер
Нелли Видина

<< 1 ... 6 7 8 9 10
– На кладбище и то веселее.

– Что ты понимаешь? – фыркнул Князь. – Впрочем, уговорил. Дойдём до «Чёртиков» – подскажу дорогу в Ад. Замечательные места, должен сказать, элитники стаями бегают. Скучать точно не придётся, потому как сожрут с потрохами.

– Я и так в аду! – сорвался Вейцер. – В гробу я видел ваш Стикс, Улей, Мозаику, или как вы ещё зовёте эту хрень! Ненавижу!

– Не кричи – кормом станешь, – осадил его Князь. – Запомни на всю оставшуюся жизнь, что Стикс можно покинуть только вперёд ногами.

Парк аттракционов остался далеко позади, Князь уверенно вёл нас по улицам мимо домов с разбитыми стёклами, раскуроченных автомобилей, куч мусора, всевозможных обломков. С остова скамейки на дорогу спрыгнул непуганый воробей, чирикнул и улетел.

– А вот и наша гостиница, – объявил Князь, указывая на четырехэтажное здание, которое давно потеряло не только стёкла и двери, но и вывеску.

– Оно не рухнет? – спросил Вейцер.

– Не должно.

В холле, как и на улице, лежали груды мусора, осколков; ковёр давно превратился в тряпку, а на покрытой толстым слоем пыли стойке администратора каким-то чудом уцелела ваза. Мы поднялись на второй этаж. Повсюду всё те же грязь и разруха.

Князь толкнул одну из дверей и первым вошёл в номер:

– Ночуем здесь. Номера смежные, есть второй выход в коридор, рядом с окном – пожарная лестница. Вейцер, специально для тебя: водопровода нет, канализации нет, по любым делам топай в комнаты подальше от этих. Ужинаем – и спать, дежурим по очереди. Никта, накрывай поляну.

Вообще-то в кухарки я не нанималась, ну, да пусть. Я огляделась. Мебель сохранилась на удивление неплохо. Я сходила в соседний номер, выбрала не самую трухлявую наволочку, хотела вытереть стол, но в результате только размазала грязь кривыми кругами. Бросила наволочку вместо скатерти и выгрузила на неё консервы.

– Князь, завтра нам желательно пополнить запасы.

– Понял, сделаем крюк. Есть тут неподалёку один вкусный кластер.

– Не нарвёмся?

– Он мелкий, туда обычно только одиночки суются. Серьёзным ребятам там неинтересно.

– Хорошо.

Князь не отвернулся, а почему-то продолжал пристально на меня смотреть. Развернув стул спинкой к столу, он сел, подпёр голову кулаком и вновь принялся сверлить меня взглядом. Не знаю, что на него нашло, психов в Улье много. На всякий случай я приготовилась дать ему отпор. Может, зря я его сразу не прибила? Князь смотрел на меня и молчал. Наконец, я не выдержала и спросила, в чём дело, но Князь мотнул головой и не ответил.

За ужином разговор не клеился. Вейцер с непривычки давился консервами, Князь, напротив, лопал так, что за ушами трещало – видать, совсем оголодал, пока по лесу от преследователей бегал. Отшвырнув пустую жестянку в угол, он вытер губы рукавом, поднялся из-за стола и объявил очерёдность дежурства. Мне выпало быть первой, и, чую, неспроста. Я не стала возражать. Чему быть, того не миновать. Уж лучше сразу разобраться, а остаток ночи спокойно досыпать. Я ожидала чего угодно, но не вопроса, который задал Князь, когда убедился, что Вейцер крепко спит и нам не помешает. Князь спросил:

– Слово «мозаика» он от тебя подцепил?

– Допустим, – осторожно согласилась я.

Отрицать всё равно бессмысленно.

– Значит, ты из этих, – с ноткой досады и разочарования произнёс Князь.

– Э? Не уверена, что я тебя поняла. Из кого? – Сумерки давно сгустились, и рассмотреть выражение лица собеседника не получалось. – Князь?

– Из этих, – повторил он, и теперь в его голосе отчётливо слышалась ненависть. – Из мозаичников. Только они так Улей называют. Как услышал, что кто-то говорит об «адской мозаике», знай, что рядом завелись эти проклятые искатели добра, чтобы им в этом самом аду гореть до скончания веков! – Мужчина с силой стукнул кулаком по спинке стула. – Знаешь, Никта, я не допущу, чтобы ты затащила Вейцера в вашу секту.

Князь встал и отошёл к окну. Разговор окончен, а я так и не поняла, в чём именно меня обвинили.

Глава 8

Утром Князь выглядел угрюмым и невыспавшимся. Хотя какой он Князь? Оборванец заросший. Впрочем, пара дней, и я приобрету такой же бомжеватый вид, если не найду, где поплескаться и «почистить пёрышки». Настроение медленно поползло вниз, а аппетит испортил Князь. Легендарный рейдер за завтраком изображал недовольного жизнью сыча, которому только дай повод позлословить – вцепится намертво. Покончив с тушёнкой, Князь отшвырнул банку в угол и повернулся к Вейцеру:

– Парень, знаешь, что скрывается за невинным словосочетанием «адская мозаика»?

Вейцер скорчил удивлённую мину, секунду подумал, нахмурился, покосился на меня и, наконец, отрицательно мотнул головой. Я навострила уши. С удовольствием послушаю, что с этим словосочетанием не так.

– Наш мир называют Улей или Стикс. Всё остальное – от лукавого, – категорично заявил Князь. – Слово «мозаика» само по себе ничем не плохое и вполне подходящее, но используют его сектанты-мозаичники. Мой тебе совет, парень: если хочешь сохранить себя и свои мозги, держись от них всех подальше. – Он замолчал.

После короткого эмоционального и лишённого аргументов монолога Князь ещё больше помрачнел и встал из-за стола, давая понять, что разговор окончен. Видимо, он сказал всё, что хотел, и решил, что этого достаточно. Не согласна, хочу подробности. Не знаю, из секты я или нет, наверное, да, потому что в памяти ничего о мозаичниках не всплыло, но в любом случае надо узнать об этих ребятах побольше, и общими фразами Князю от меня не отделаться. Поскольку в лоб спрашивать странно, я обратилась к Вейцеру:


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
<< 1 ... 6 7 8 9 10