S-T-I-K-S. Чёрный рейдер
Нелли Видина

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 10 >>
– Как ты можешь так спокойно сидеть и равнодушно смотреть?

– Мы перешли на «ты»? Такая бойня в Стиксе – так называется этот ад – идёт постоянно и повсеместно. Я же уже говорила: перманентный Армагеддон. Конец света, поставленный на паузу.

– Ты… ты сама чудовище, хуже них. – Он ткнул пальцем в сторону радостно чавкающей окровавленной девочки.

Возможно. Я не помню, кто я. Почему бы мне не быть чудовищем? По-своему мужчина прав: я спокойно смотрю на закрутившуюся мясорубку, перемалывающую своих жертв заживо, и думаю об эклерах с заварным кремом. Пожалуй, да. Я – социопат, психопат и чудовище. Только это не повод лезть в петлю.

Над ухом раздалось негромкое урчание. Я обернулась. Организм мужчины не устоял против заразы. Глаза, недавно светившиеся умом, были пусты и бездушны. Вновь заурчав, мужчина медленно потянулся ко мне, на большее он пока не способен. Я даже отмахиваться не стала. Поднялась и быстро зашагала в торговый центр. Кластер, судя по увиденному, не просто из быстрых, он сверхбыстрый. Ещё час-полтора – и безобидные зомби отрастят более мощные когти, в целом станут шустрее, сильнее, выносливее, а бегуны – это не те ребята, с кем стоит заводить близкое знакомство. Мне ротвейлера хватило!

В обезлюдевшем торговом комплексе я быстро сориентировалась благодаря указателям и по неработающему эскалатору взбежала на второй этаж. Меня интересовал ресторанный дворик. Электричества нет, но, возможно, далеко не вся еда успела остыть, а горячее или даже тёплое – редкая роскошь.

Насчёт еды я оказалась права: в одном из ресторанчиков, в отключившейся печке, всё ещё дымился запечённый картофель. Замешав его на сыре и добавив шарики салата, я прихватила компот и села обедать. Рассиживаться не стоило. Скоро вечер, и нужно успеть найти место для ночлега. Идти по темноте, когда всё вокруг кишмя кишит тварями, – чистой воды самоубийство.

Активно орудуя ложкой, я внимательно прислушивалась, и тихий шорох, раздавшийся за кассой «Макдоналдса», не пропустила.

Глава 3

Резко обернувшись, я увидела выбирающуюся из-под прилавка девушку в униформе.

– Простите, – пролепетала она, хотела сказать что-то ещё, но увидела мой топор и запнулась.

Иммунная? Девушка выглядела симпатичной: курносая, голубоглазая, светлые волосы собраны в «хвост». Глаза ясные, но вот виски потёрла. Впрочем, жест ни о чём не говорит, диагноз ставить рано.

– Присаживайся, – предложила я.

Повторно понапрасну объяснять, что к чему, не хотелось. Уж лучше просто пригляжу за девушкой. Я же не зверь, чтобы оставлять новенькую на произвол судьбы. Она чутьём работника сферы услуг почувствовала, что на разговоры я не настроена, и скромно притулилась рядом, уткнулась взглядом в столешницу, время от времени нервно косясь на мой топор. Я спокойно доела третью картофелину, допила морс, светски промокнула губы салфеткой и поднялась

– Видела, что на улице творится? – спросила я.

Она испуганно кивнула.

– Я готова оказать посильную помощь. Сразу говорю, что моя шкура мне дорога, и защищать тебя ценой собственной жизни не стану. Интересует? С тебя – отсутствие истерик и безоговорочное послушание, – добавила я основное условие.

– Согласна.

Правильно. А куда ей деваться? Я подошла к окну. Первые зомби активно пировали и преследовали пытавшихся спастись людей. Минут тридцать-сорок ещё можно потратить на торговый центр. Я махнула девушке, чтобы шла за мной. На ходу объяснила, что рассусоливать не следует, зато можно смело грести всё, что легко утащить на горбу.

Заглянув на минуту в салон ногтевого сервиса, позаимствовала пилочку для ногтей. Из магазина косметики прихватила тоник, ватные диски и ещё пару важных для девушки мелочей. Не всегда есть вода для умывания, а я чистюля. Я резко остановилась. С чего я взяла, что я именно такая? Неужели память возвращается?! Увы. Я отчётливо помнила всё, что происходило со мной после того, как я очнулась в мёртвом кластере, но у меня не осталось ни единого более раннего воспоминания, зато было знание, что я не хочу опускаться до уровня макаки, как позволяют себе некоторые личности. Тряхнув головой, я торопливо пошла вперёд. Потом обо всём подумаю.

Моя попутчица стеснялась использовать открывшиеся возможности, бормотала о полиции и о незаконности расхищения чужого добра. Бубнила она себе под нос и, по-моему, не столько к моей совести взывала, сколько себя успокаивала, поэтому я не реагировала. Схватила девушку за руку и завела в магазин одежды.

– В униформе неудобно. Надевай. – Раз она сама о себе не позаботилась, выбирать тряпки буду я. Прикинув на глаз размер, кинула в неё джинсами, кофтой, отыскала носки.

– Прям так? Даже без кабинки? – пискнула она.

– Камеры отключены. Быстрее!

Девушка спохватилась. Пока она переодевалась, я подобрала кое-что и для себя.

Следующим мы разграбили магазин обуви: я снабдила подопечную кроссовками и там же прихватила для неё рюкзак, затем в магазине спортивных товаров я экспроприировала бинокль, и мы спустились вниз в супермаркет. Сначала набрали предметы первой необходимости, налегали на консервы и прочие «долгоиграющие» продукты, не требующие особых условий хранения, затем заглянули в молочный отдел, где я отыскала йогурт, о котором мечтала.

С девочкой мы разговорились. Она представилась Анной и упросила меня хоть вкратце рассказать о мире, в который угодила. Выглядела она вполне адекватной, никаких признаков скорого перерождения в тварь. К тому же держалась она отлично, не рыдала, иногда только тихо всхлипывала, но в её ситуации это более чем простительно. Когда я начала рассказывать, она и вовсе успокоилась, по крайней мере, внешне, и даже стала задавать вопросы, причём не философского, а практического толка. Хотя и без философских не обошлось.

– Значит, ты собираешься отвести меня в постоянное поселение?

– Да. Некоторые из них – та ещё клоака, а некоторые вполне приличные, по уровню внутренней организации недалеко отстают от настоящих государств. Там безопасно.

Анна нахмурилась:

– Чем расплачиваться? Телом? Прилепиться к какому-то высокопоставленному козлу? – Голос её прозвучал хрипло.

– В приличных поселениях женщина может выбирать. Отведу в цивилизованный стаб, не волнуйся.

– Стаб? – уцепилась она за незнакомое слово.

Пришлось напоминать, что Стикс, он же Улей, подобен адской мозаике, большая часть фрагментов которого время от времени обновляется. Эти фрагменты принято называть кластерами. Часть фрагментов черна и безжизненна – это мёртвые кластеры, мёртвая зона, или, если одним словом, чернота. И есть стабы – кластеры, которые не перезагружаются или перезагружаются настолько редко, что этим можно пренебречь. Стаб – от слова «стабильность».

Не позволив мне съехать на тему мироустройства, Анна вернулась к вопросам собственного благополучия:

– У меня нет ни денег, ни возможности их заработать. Как ни крути, нужен спонсор. – Она сказала это с таким остервенением, что я на миг с шага сбилась.

– Между прочим, действенная схема. Тысячелетиями работала, – заметила я.

– Да? Может, у вас в Улье…

– Я говорю про нормальный мир, – перебила я и сама удивилась, что что-то знаю о людях. Получается, я попала в Стикс, как попадает большинство, то есть при перезагрузке кластера. Как, оказывается, полезны разговоры по душам! Кое-что о себе узнала.

Далее я продолжила:

– Равноправие обеспечивается экономикой и никак иначе. Возьмём крестьян. Отец и сын могут себя прокормить без женщин. Они и поле вспашут, и крышу залатают, и дров наколют. Мать и дочь с хозяйством не справятся и помрут с голоду. Купеческое сословие. За товаром ехать далеко и тяжело, дорога полна опасностей. Женщина с разбойничьей бандой справится? И про сопровождающих охранников можешь не говорить, они те ещё головорезы. Едем дальше. Воины. С ними и так всё понятно. Аристократия. Работает мозгами, для карьеры физическая мощь не важна. По инерции, ключевые посты занимают мужчины, но женщины, фрейлины, например, порой имеют куда большее влияние, не говоря уже о том, сколько в истории России было правительниц-женщин, начиная с княгини Ольги, отомстившей за мужа, и заканчивая Екатериной Великой.

– И?

– Пока экономика не выросла до такого уровня, что поголовно у всех женщин появилась возможность обеспечивать свою жизнь самостоятельно, женщины подчинялись тем, кто их поил, кормил и одевал. Мы в Улье. Если ты слабая, ищи защиты у сильного, иначе смерть. Так всегда было и будет, независимо от мира. Говорю же, чистая экономика. Хочешь самостоятельности и свободы? Действуй, как я. Стань бойцом, дерись, убивай тварей, добывай ресурсы. Полезет кто с нехорошими намерениями – предупредишь, что против. Если не поймёт, съездишь в челюсть или пустишь пулю. Выбор стратегии выживания – за тобой.

Анна зависла, переваривая мои откровения, заметно приотстала, а я ушла чуть вперёд, и тут позади меня послышалось довольное урчание. Проклятие! Не хватало только потерять девчонку так глупо! Крика не последовало. Я бегом вернулась назад и обнаружила Анну в мясном отделе. Она стояла у потёкшего холодильника. На полу валялось пластмассовое корытце в разодранной плёнке. Анна повернулась на звук моих шагов, но с места не сдвинулась. Причмокивая, она с наслаждением жевала сырое мясо. Всё-таки она тоже зомби! Зря только я голос напрягала. На компанию рассчитывала, думала, вдвоём пойдём, а все планы – коту под хвост! Обидно, но в этом весь Улей.

Оставив Анну наслаждаться говядиной, курятиной и индюшатиной, я вооружилась роликовыми коньками и поспешила к служебному выходу из торгового центра. По идее, на задворках тварей должно быть меньше, всё же люди преимущественно покидали здание со стороны фасада. Предположение целиком и полностью оправдалось. Осторожно выглянув, я обнаружила всего пяток пустышек на ранней стадии развития. Убить зазевавшегося человека такие, конечно, могут, но я их не опасалась. Я смело вышла прямо к ним. Один из зомби на звук роликовых коньков вообще не отреагировал – как стоял спиной, так и остался, – а остальные качнулись в мою сторону. Ну-ну. Я просвистела мимо, только меня и видели. Новоявленные зомби потянулись следом, но потеряли меня из виду и, вне всякого сомнения, позабыли, куда шли, и остановились.

Шелест роликов привлекал заражённых. Меня пытались перехватить, но в первые часы заражённые слишком медлительны. Я играючи уворачивалась от протянутых ко мне рук. Вот станут зомби чуть пошустрее, придётся забыть о роликах и соблюдать тишину. Пока же меня волновало совсем иное. С каждой минутой всё острее становилась проблема ночёвки. Солнце почти добралось до горизонта. Можно бы куда-нибудь забраться, но кластер быстрый, и за ночь особо ретивые твари отъедятся настолько, что переродятся в лотерейщиков, а то и топтунов, способных когтями вскрыть автомобиль, как консервную банку. Короче, оставаться и забиваться в щель – не самый умный вариант.

Я пересекла кластер, вышла к противоположной его окраине. Впереди – снова пустыри, завод, заброшенная деревня. Кластеры, на которых они расположены, давно не обновлялись, твари ушли в более хлебные места, а те, кто слонялся по округе, примчались в город. Короче, беру деревню. О! Нет, с выбором я поторопилась. Прищурившись, чтобы лучше видеть, я подалась вперёд, и мне удалось рассмотреть водную гладь. Озеро это или река, не суть важно. Главное – зеркальная поверхность раскинулась широко. Заражённые не допрыгнут и не доплывут. Решено: ночую на озере. Нужны лодка и транспорт.

Большой магазин спорттоваров попадался в торговом центре. Придётся возвращаться, но оно того стоит. На роликовых коньках промчалась обратно. Мертвяки (хотя, строго говоря, называть их так в корне неправильно, поскольку они вполне себе живые, просто изменившиеся) вновь оживились и неловко потопали следом. Ну-ну, притопают, когда меня и след простынет. Небольшую проблему составил прыгун. Рванул довольно резво, некоторое время держался позади, но быстро выдохся и отстал. Я с разгона въехала в здание, притормозила, на всякий случай закрыла дверь и заклинила её ножкой металлического стула. Зомби не пройдут, будут стоять и тупо дёргать за ручку, пока не забудут, зачем шли. Мозги разрушены в ноль, котелок не варит даже минимально.

Я подождала пару минут, убедилась, что всё тихо и спокойно, нападать никто не спешит, слегка пошумела у эскалатора, проверяя второй этаж. Оттуда тоже никто не высунулся. Отлично! Можно топать наверх. Подниматься на роликах по эскалатору жутко неудобно, но снимать их и переобуваться в сапоги, по-моему, пустая трата времени. Уверена, подождать, пока я переобуюсь обратно, зомби откажутся, а колёса – это скорость.

Тварей на втором этаже, как и следовало ожидать, не оказалось. Могла бы попасться Анна, но она вряд ли стала бы высоко забираться. Либо дожёвывает мясо, либо уже доела и просто стоит у холодильника, либо убралась на улицу.

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 10 >>