S-T-I-K-S. Чёрный рейдер
Нелли Видина

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 10 >>
Надувная лодка достаточного размера, чтобы в неё лечь, нашлась. Вещь оказалась габаритной, упакованной вместе с насосом в увесистый, не меньше десяти килограммов, рюкзак. Вниз я её сволоку, но до озера в руках не дотащу. Собственно, там и расстояние играет роль. Я изначально определила, что мне нужно нечто более продвинутое, чем ролики.

Взять автомобиль не проблема. На улице найдутся целенькие, с ключом зажигания внутри. У них у всех есть существенный недостаток: мотор шумит, и это неизбежно привлечёт тварей. Не тот случай, когда допустимо сажать их себе на хвост. Да и округу будоражить незачем. Тихоходные у нас самокат, на котором весь свой скарб я не утащу, и велосипед.

Я всё-таки переобулась, сунула полезные ролики в мешок на завязках и крепко примотала его к рюкзаку. В три приёма спустила имущество на первый этаж. Сначала сволокла велосипед, потом – лодку, и в последнюю очередь – моток бечёвки и рюкзак.

Служебным выходом пользоваться нельзя, там меня поджидают. Придётся выходить через главный, а лучше выезжать сразу на велосипеде: о пологом спуске для колясок строители не забыли. Главное сейчас, пристраивая лодку, не шуметь, а то ребята решат, что для них обед подан. Кое-как справилась. Мысленно прокляла всех и вся, но справилась, заодно пришла к выводу, что дополнительная пара рук мне бы не помешала. Эх, Анна, жаль, что ты не из иммунных! Вместе сейчас было бы и легче, и веселей.

Перед тем как рваться из осады, я решила слегка себе помочь. На втором этаже я заприметила магазин игрушек. Удачное расположение: окна выходили не на дорогу, а на боковую сторону. То, что нужно для моей задумки. Не стесняясь, я грохнула стекло, и мертвяки с энтузиазмом потянулись на звук; таким образом, главный вход оголился. Чтобы мутантам не было скучно, я выбросила из окна с десяток говорящих мишек и моргалок. Куклам будут отрывать головы, пластмассу – пробовать на зуб, выплёвывать, но говорящий динамик на некоторое время отвлечёт внимание тварей. Мне хватит.

Я боком подошла к стеклянной двери и выглянула наружу. В зоне видимости тварей не обнаружилось. Наверное, хорошо сработала, и впрямь все утопали. Я смелее прижалась лицом к стеклу, осмотрелась, затем плавно открыла дверь, высунулась, ещё раз осмотрелась и зафиксировала дверь открытой, примотав за ручку обрывком бечевы.

Сзади послышалось урчание. Я мысленно выругалась. Так хорошо всё складывалось! Анна, обязательно было всё портить? Это и впрямь оказалась она. Не слишком уверенно перебирая ногами, она шла целенаправленно ко мне и урчала, а урчание заражёнными всегда расценивается однозначно. Бесполезные голосящие куклы резко потеряют привлекательность.

Пара секунд в запасе имеется. Я подняла велосипед, поморщилась, заметив, как на новеньких джинсах Анны расползается безобразное тёмно-коричневое пятно, взгромоздилась в седло и быстро заработала педалями. Выехав на улицу, ещё поднажала. Мутанты урчали хором, послышался топот сотен ног. Самое неприятное, что ко мне кидались от домов. К счастью, запаздывали. Одного ретивого пришлось остановить ударом обуха по лбу. Зомби упал, попытался ползти. Затоптали его или он поднялся, не знаю, снова переключилась на происходящее впереди и по бокам от меня.

Отрыв от преследователей увеличивался с каждой секундой. Не догонят, даже шанса нет. И интерес быстро потеряют. Я на миг обернулась. На хвосте висела лишь пара упорных прыгунов, остальные переключились на более лёгкие цели или попросту остановились в ожидании шума и запаха.

Я не зря использую словосочетание «адская мозаика», когда думаю об Улье. Фрагменты, на первый, на второй, да и на десятый взгляд, совершенно не стыкующиеся друг с другом, всё же кое в чём совпадают. Например, из кластера выходит дорога. Скорее всего, в соседнем кластере тоже будет дорога, и они не слишком аккуратно состыкуются. Иногда пограничную линию можно отследить только по поперечной трещине на асфальте, иногда разница в ширине стыкующихся дорог заметна сразу, иногда дороги чудят. Шоссе может перейти в беговой трек, а то и вовсе в железнодорожную колею. Дороги же. Вот и сейчас цивильное покрытие резко оборвалось, сменившись ухабистой грунтовкой.

Твари отстали и окончательно прекратили преследование. Маленькие ещё за велосипедами гоняться! Меня лично куда больше беспокоит небо. Я снова на открытой местности – не по своей вине, скрыться тут негде, но значения это не имеет. Появится беспилотник, пальнёт ракетой – и прощай, головушка! Можно, конечно, залечь в высокую траву за неимением лучшего, но до неё педали ещё минут пять крутить, пока же по обеим сторонам – луг, а в клевере не спрячешься.

Водоём оказался большим озером с прозрачной водой. Я спрыгнула с велосипеда, не жалея, разрезала бечеву, раскрыла лодку. Модель я выбрала дорогущую. В комплект входил насос с уже заряженным аккумулятором. Расстелила, подсоединила, нажала кнопку. Прибор загудел. Не громко, но хотелось бы полной тишины. Остаётся ждать. Я присела на траву спиной к озеру, рюкзак бросила в центр постепенно оживающего резинового полотна. Неужели всё? Ещё один день в Улье прожит…

Конечно, не всё! Я приподнялась, вглядываясь вдаль. Привлечённый работой насоса, из города мчался монстр. Двое монстров. Приличная скорость, силуэтами твари напоминали горилл. Даже с большого, но стремительно сокращающегося расстояния видны непропорционально длинные передние конечности. Эти не из новеньких заражённых. Явно, что давно по Улью гуляют. Учуяли перезагрузку, явились.

Память подсказала, что на меня открыли охоту кусачи. Увы, знание термина не спасёт, как не спасёт и знание, что эти твари хуже лотерейщиков и топтунов в сотню раз. Что им в кластере не сиделось?! Там же полно еды. Я глубоко вздохнула, приводя в норму сбившееся дыхание. Как раз поэтому: еда из кластера никуда не денется в ближайшее время, а я удеру, вот и назначили меня первым блюдом.

Я покосилась на лодку. Не успеть: она надулась едва ли на треть, в то время как кусачи преодолели почти половину дистанции. Кажется, теперь мне действительно конец. Без огнестрельного оружия я и с одним бы не справилась, а их пара. Я расставила ноги на ширине плеч и перехватила топор покрепче.

Глава 4

Чем ближе были твари, тем отчётливее я понимала, что живу последние минуты. Страшно и обидно. Страшно умирать, страшно знать, что меня разорвут на части и пропустят через пищевод, и до боли обидно, что меня победят какие-то кусачи. Мощные твари, но уж если умирать, то от когтей скребберов или, на худой конец, матёрого элитника.

Нет уж! Я отшвырнула топор, выключила насос и налегке побежала вдоль берега. Скорости несопоставимы, расстояние, отделяющее меня от тварей, стремительно сокращается, но моя цель – не сбежать, а отвлечь кусачей на себя таким образом, чтобы не попортили лодку. Обернулась. План сработал, только твари оказались шустрее, чем я надеялась. Видать, ускорились. В чём была, рванула в воду и, вкладывая все силы в каждый гребок, поплыла от берега. Одежда сразу намокла и неприятно облепила тело, затрудняя движение, но я только упрямо поднажала. Сзади плеснуло. Я невольно обернулась. Кусачи сунулись в озеро и тотчас же попятились. Да, вода не их стихия, можно расслабиться. Урчание из предвкушающего стало обиженно-недовольным: они поняли, что им меня не достать. Я скорее утону, чем позволю себя сожрать.

Какие всё-таки мерзкие существа! Непропорциональные, с массивными плечами, длиннющими руками, голые и лысые. А ещё грязные и вонючие. До меня ветерок как раз донёс их амбре. Зато челюсти во всех смыслах выдающиеся. У того кусача, что был крупнее, наметился второй ряд зубов. Не знай я наверняка, в жизни бы не догадалась, что передо мной мутировавшие люди. Впрочем, нет, они не люди. Улей милостив. Заразив их, он сперва разрушил их сознание, стёр личность и оставил лишь оболочку.

Потоптавшись на берегу минут десять, кусачи двинулись обратно в город, где их ждало куда более доступное мясо. Я даже порадовалась, что мозг у тварей перерождается и со временем их интеллект становится не совсем нулевым. Пустыши, недавние заражённые, не догадались бы уйти, так бы и стояли, пуская слюни. С другой стороны, медлительных зомби я бы покрошила топором, и проблем бы не было.

А ещё я радовалась, что в Улье вечное лето и воздух тёплый. Всего ничего в по-вечернему прохладной воде, и я начала замерзать. Каково же мне было бы, если бы на дворе стояла осень или весна? О зиме уже не говорю. Я мотнула головой, словно это могло помочь избавиться от глупых мыслей, и, стараясь не шуметь, поплыла к берегу.

Выбравшись из озера, я первым делом избавилась от мокрой одежды, затем достала из рюкзака запасную майку, ею вытерлась, яростно растёрла кожу, как мочалкой. Начала согреваться – по крайней мере, зубы больше не выбивали дробь. Солнце между тем добралось до линии горизонта, почернело и осыпалось хлопьями. Нормальный закат над только что перезагрузившимся кластером.

Более или менее придя в себя, я нажала кнопку на насосе, и он снова загудел, извещая обо мне округу. По счастью, звуком больше никто не заинтересовался. Сколько ни пялилась в темноту, ничего не замечала. Правда, в какой-то момент мне показалось, что я вижу тень. Тёмное пятно двигалось от города, но не ко мне, а куда-то значительно левее озера. Моргнув, я потеряла тень из виду. Наверное, и впрямь почудилось.

Хорошее настроение ко мне вернулось только тогда, когда я вывела лодку на середину озера. Во-первых, я окончательно согрелась, во-вторых, оделась в тёплое и сухое из своих скромных запасов, в-третьих, проверила виноградину, извлечённую из затылочного мешка ротвейлера. Хорошо, что я догадалась положить платок в целлофановый пакет. Заначка не намокла, и споран не пострадал. В-четвёртых, я сжевала пару сухарей, заела йогуртом, прикарманенным в супермаркете. Пожалуй, радость прячется именно в таких мелочах. Потянувшись, я легла на дно лодки, пожалела, что не взяла одеяла, оно бы сейчас пригодилось. С другой стороны, ещё и его я бы не утащила. С лодкой едва справилась.

Я уставилась на небо. На чёрном полотне горели редкие – их было не больше сотни – разноцветные звёзды. В основном они выглядели не слишком большими – этакие фосфоресцирующие вишнёвые косточки, которые кто-то неведомый прилепил наверх, и только пара звёзд по размеру не уступала целой ягоде.

Глядя на привычное, но чужое небо, я впервые по-настоящему задумалась о будущем. До сих пор я решала насущные проблемы: выбраться из мёртвой зоны, поесть, переночевать, раздобыть вещи первой необходимости. А что дальше? Я могу вечность бродить от кластера к кластеру, мародёрствовать, но это бессмысленно, это путь в никуда. Я повернулась на бок, подпёрла щёку кулаком. Пожалуй, придумаю себе цель, да такую, чтобы дух захватывало. Жить сразу станет интересней.

Узнать, кто я и кем была? Мало того что мелко, так ещё и развлечение весьма сомнительное. Если исходить из того, что в Улье каждый сам за себя, а в мёртвой зоне я очнулась в одиночестве, то вряд ли есть кто-то, кому я дорога. Нужна другая цель, более глобальная. Что же касается поиска информации о моём прошлом, то займусь, обязательно займусь. Самое логичное – заглянуть в цивильный стаб. Возможно, на меня составлена ментальная карта: удостоверение личности и личное дело в одном флаконе.

С маршрутом я определилась, осталось придумать мечту. Задачка посложнее, чем сделать первый шаг. Знания об Улье всплывали в памяти по мере необходимости, а сейчас в голову ничего толкового не шло. Вариант, который я рекламировала Анне, не про меня. Ничего о себе не помню, но абсолютно уверена, что никогда не стремилась выскочить замуж, свить гнёздышко и обзавестись детьми. Нарисованная воображением картинка вызвала лишь глухое раздражение. Я покрутила её так и эдак, и поняла, что ей не хватает нескольких существенных деталей. Каких именно, определить не смогла. Я снова перевернулась на спину и уставилась на звёзды. Не там ли затесался рай? Если существует ад – я в нём живу, – то должна же где-то быть его противоположность. Кстати, чем не цель? На ум пришла легенда о Центральном стабе. Якобы где-то далеко на Западе, где самые страшные твари бродят стаями, есть стабильный кластер, на котором находится портал в рай.

Утром я, наконец, сориентировалась по сторонам света, прикинула, где искать цивилизованные поселения, и взялась за весло. Мерный плеск воды действовал успокаивающе. Будь моя воля, я бы только по водным артериям и перемещалась, но, увы, о реках пока оставалось лишь мечтать.

– Эй, девушка!

Я вздрогнула, резко обернулась на голос, готовясь, если что, нырнуть.

Справа, на берегу, у самой кромки воды сидел мужчина лет тридцати на вид.

– Девушка! – повторил он.

– Медленно встань и подними руки! – потребовала я.

Кажется, он не сразу меня понял, но, осознав, чего я от него хочу, подчинился.

– Девушка, у меня нет оружия.

– Не кричи. Или хочешь, чтобы тебя услышали и съели?

Парень замолчал и начал тревожно озираться, а я досадливо цыкнула и развернула лодку. Оказывается, я та ещё добрячка! Я не сводила с парня глаз, готовясь к любой подлянке, и он понятливо продолжал держать руки у меня на виду. Одет он был в футболку и джинсы, не обтягивающие, но близко к тому. Песчаная полоса хорошо просматривается. Вроде бы, насчёт оружия не обманывает.

– Руки можешь опускать, но воздержись от резких движений.

– У меня в заднем кармане швейцарский нож.

Я кивнула. Такой игрушкой меня не напугаешь. Я встала, собираясь шагнуть на берег, и парень машинально протянул мне руку, предлагая помощь. Какой воспитанный, однако! Самое приятное в нашей встрече – то, что он, судя по всему, иммунный из новеньких, не придётся зазря воздух сотрясать. Не его ли тень я видела ночью?

– Ну? – спросила я. Уж больно долго он меня разглядывал, причём смотрел на меня не как на женщину, а как на восьмое чудо света.

– У тебя всё в порядке?

– Конечно.

У него вырвался нервный смешок:

– То есть тебя не смущает, что город пропал, связи нет, люди с ума посходили и начали жрать друг друга? Может, это у меня крыша поехала?

Я качнула головой:

– С тобой всё в порядке, не переживай. У тебя не глюки, ты не в дурке, и ни один врач тебя из этого ада не спасёт. Слышал, когда-нибудь о попаданцах? В книжных магазинах обычно этим чтивом полки забиты: попаданцы в иные миры, в магические академии, в компьютерные игры, в прошлое, в Сталина.

– Ты так легко об этом говоришь? Я понял, ты считаешь нас попаданцами.

– Идём, по дороге объясню.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 10 >>