S-T-I-K-S. Чёрный рейдер
Нелли Видина

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>
Незачем стоять и базарить, когда можно делать это на ходу.

– Погоди минуту. – Парень отошёл на несколько шагов от моей лодки, опустился на колени и принялся шумно пить, черпая воду горстями.

Я отвернулась, достала из рюкзака бинокль и занялась изучением окрестностей. Небо чистое, ни вертолёта, ни прочей летающей пакости. В городе – точнее, в его крошечном кусочке, которому не посчастливилось попасть сюда, – бойня, и это хорошо. Чем дольше они друг друга едят, тем дольше сидят в кластере и тем дальше мы уйдём. Я наметила наиболее безопасный путь, спрятала бинокль. Парень всё ещё пил. Не дожидаясь его, я направилась к просёлочной дороге.

– Эй, ты куда? – окликнул он меня громче, чем следовало.

– Подальше от источника опасности.

Несколько жадных глотков – и через минуту он меня догнал. Искоса глянула, как он утирается тыльной стороной кисти.

– Ты попал сюда только вчера, а я здесь давно. Наверное, очень давно.

Иначе откуда бы я столько знала о Стиксе?

Ему потребовалось некоторое время, чтобы переварить информацию.

– Значит, я попал?

Я усмехнулась:

– Да, причём во всех смыслах. Как ты сам догадываешься, добрые волшебники тут не водятся, и в подарок пятьсот эскимо тебе никто не вручит. Мы в Улье, Стиксе – называй, как нравится. Можно просто «ад». Оставь надежду, всяк сюда входящий.

– Всё настолько плохо?

Я пожала плечами:

– Человек – существо неприхотливое, ко всему приспосабливается, везде жить научается.

Мы вышли на просёлочную дорогу, по обеим сторонам которой тянулись густые заросли кустов. Скрыться в них – дело нескольких секунд, лишь бы попутчик не тормозил. Я резко остановилась и повернулась к парню:

– Давай-ка уточним один архиважный для меня момент. Если ты идёшь со мной, то все мои команды выполняешь безоговорочно и моментально. Объяснять, что и почему я потребовала, буду, когда мы вновь окажемся вне опасности. Пообвыкнешь – станешь сам себе командир.

Он моргнул, думал ровно секунду и уверенно кивнул:

– Договорились.

– И ещё: рисковать жизнью ради тебя я не стану.

Не дожидаясь ответа, я пошла дальше. Попутчик поравнялся со мной мгновение спустя. Некоторое время мы молчали. Я привыкала к тому, что я теперь не одна. О чём думал он, не знаю. И именно он первым не выдержал:

– Может, хоть познакомимся?

– В Улье не принято оставлять старое имя. Якобы плохая примета.

– Я не суеверный.

– Зато народ местный в массе своей суеверный. Решит какой-нибудь идиот, что ты – магнит для бед и несчастий, и пырнёт ножом, чтоб себя от твоего дурного влияния обезопасить.

Парень скептично скривился. Доказывать я ничего не собиралась. Придёт время – сам убедится. Попутчик выглядел сообразительным, даже не сомневаюсь, что ему хватит ума не нарываться. Обозвать его Умником, что ли? Не, плохая кличка. Я оглядела парня с ног до головы.

– Говоришь, в заднем кармане швейцарский нож? Будешь Вейцером.

– Э..?

– Мне так хочется.

Спорить парень не стал.

– Тебя-то как звать? – спросил он с едва уловимой насмешкой в голосе.

До сих пор не задумывалась, как представляться. Уж точно не Элизабет и не Анжелина.

– Никта, – сказала я с ударением на первый слог. Вейцер не отреагировал. Видимо, не дружит мой крестник с мифологией.

Просёлочная дорога перешла в шоссе. Кусты резко оборвались, сменившись полем, заросшим высокой кукурузой, а впереди показалось очередное поселение. Вейцер на стыке грунтовки и асфальта присел на корточки, потрогал линию пальцем. В нормальном мире такого не увидишь, а тут – обычное дело: место стыка фрагментов «адской мозаики». Я не мешала его исследованиям, достала бинокль и занялась изучением окрестностей. Вот наше шоссе вливается в более широкое, чуть дальше – довольно большая заправка.

– Слышишь? – насторожилась я и отняла бинокль от глаз.

– Гул? Как будто автоколонна идёт?

Я кивнула и коротко скомандовала:

– Прячемся!

Скорее всего, машины пройдут по основному шоссе. Вряд ли их интересует кластер Вейцера, серьёзные люди на мелочёвку не размениваются. Но бережёного Улей бережёт.

Мы убрались с дороги в кукурузу. Высокие растения отлично скрывали нас, но я решила вернуться в предыдущий кластер, в густые, сросшиеся кронами кусты. Мы залегли в удобной продолговатой канаве и затихли. Краем глаза я отметила, что руки у Вейцера подрагивают.

Я опасалась, что людей заинтересует топливо, но, по счастью, колонна военной техники не остановилась, и вскоре мы смогли подняться. Я удивилась, что Вейцер не начал задавать вопросы. Я присмотрелась к попутчику. Выглядел он заметно хуже, чем утром, когда мы только встретились. Под глазами залегли тени, кожа приобрела болезненную бледность. Парень потёр переносицу, прерывисто вздохнул и спросил:

– Воды взять негде?

– Ты недавно пол-озера выдул.

Он не ответил.

– Потерпи до… – Я повертела головой, решая, куда идти. Можно обыскать жилые дома, а можно сунуться на ту самую заправку, которую проигнорировали люди. Уж не потому ли проигнорировали, что она давно разграблена? Значит, делаем крюк и идём через посёлок.

– Мне бы аспирину.

Я промолчала, не стала объяснять, что таблетка парню не поможет. Жажда, сильная головная боль, плохое самочувствие – типичные признаки спорового голодания. Всем иммунным время от времени требуется принимать специфическую витаминку, без которой человек умирает в страшных мучениях. Вейцеру я всё это объясню потом, после того как дам лекарство, и оно подействует. Пока же можно подумать о себе. Я ведь тоже иммунная. Почему же у меня до сих пор не заболела голова?

Глава 5

Кластер с поселением был не из новых. То тут, то там белели подчистую обглоданные кости. Под берёзой валялась оброненная панама, успевшая превратиться в грязную тряпку. Обычный пейзаж недавно завершившегося локального конца света. Ничего примечательного, ничего заслуживающего внимания. Я перехватила топор поудобнее. Пока к нам никто не вышел, но это ни о чём не говорит. Уверена, твари тут водятся. Я прислушивалась, ловила каждый шорох. Вздрогнула, когда с рябины вспорхнула синица. Вейцер заметил прислоненную к дому лопату. Я одобрительно кивнула: пока топора нет, пусть ходит с ней. Не оружие, конечно, но при случае и лопатой ударить можно. Я, вон, торшером справилась.

В первых двух домах нам не повезло: двери были заперты. Выбить окно – вариант, но шуметь вредно для здоровья. В третьем доме дверь оказалась выломана. Я полюбовалась следами бойни и уверенно шагнула в прихожую. Топ-топ, есть кто дома? Велев Вейцеру следить, не подбирается ли к нам кто со спины, двинулась вперёд, хотя парню я не доверяла: сейчас он охрана ненадёжная. Я видела, как он морщится и трёт лоб. Ещё немного, и он попросту свалится.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>