Хребет Вервины
Никита Божин

1 2 3 4 5 ... 9 >>
Хребет Вервины
Никита Божин

Тысячи лет боевые ворожеи Вервины защищали земли от врагов, одним своим присутствием внушая страх любому надменному соседу. Но времена меняются, а вместе с тем и новый Правитель меняет устройство государства, боевая ворожба слабеет, а носителей силы становиться все меньше.

Один из самых сильных и преданных своему делу ворожей по имени Хельмут оказывается втянут в цепь событий, напрямую связанных с желанием соседей завладеть Вервиной, а в этом им помогает целая россыпь предателей из числа первейших кланов внутри самой Вервины.

Хельмуту предстоит большой путь в поисках утраченных заклинаний, которые помогут разрушить планы неприятелю. Интриги и сражения, чудища и изменники, враги и друзья – многое ждет в пути ворожея, решившего что именно он, и никто иной, способен спасти Вервину и стать ее опорой в самый трудный момент.

Никита Божин

Хребет Вервины

Начало

Сегодня середина зимы, праздник Вьялица на землях Вервины. Это один из многих почитаемых дней, укоренившихся здесь. Ни один другой народ не имеет такого количества праздников, обычаев, традиций и поводов для ярмарок и собраний, сколько жители Вервины. Что-то является их давней традицией, что-то давно принесли другие народы, влившись в общую культуру. Рассказывали, что раньше на Вьялицу обязательно случались крепкие морозы, не редки были долгие снегопады, засыпавшие дороги по пояс и более. Северная часть Вервины и вовсе превращалась в ледяную пустыню, и не многие отважились продолжать жить севернее крайних границ, разделявших страну на две части: обитаемую и почти пустую. Жизнь за северной чертой не отличалась разнообразием, чем во многом устраивала тех, кто искал уединения и покоя. Их крепкие дома хорошо спасали от холода, а провиант обычно закупался на месяцы вперед с тем, чтобы лишний раз не выбираться из труднодоступных земель. В летний период природа за северной чертой отличалась изящной суровостью, зимой же была по-настоящему опасна для неподготовленного путника, потому отсекала проходимцев и авантюристов. Но сегодня о былых временах только рассказывают, ведь даже старики и те вспоминают лишь отголоски тех тяжелых зим, накрывавших земли. Зимы теперь куда теплее, и год от года все мягче, а лето, в свою очередь, дольше. Потепление принесло за собой рассвет сельского хозяйства не только в Вервину, но и по всему континенту. Северная черта все сложнее определялась, становившись понятием более географическим, нежели климатическим, а северные территории осваивались и заселяясь все охотнее, нарушая вековой покой. Десятки лет длился подъём урожаев и рост богатства, делая доступным новые части земли, открывая новые пути торговли, обмена, взаимодействия, и развития, подарив народам период затишья, когда целое поколение на многих землях могло сказать, что не знает, что такое настоящая война. Да, зимы теперь уже не те. Говорят, даже исполинские ледяные глыбы медленно тают, обнажая землю и голые камни. И нет ничего важнее на планете Земнице, чем камни.

Планета Земница не наделена своей силой, но может черпать ее отовсюду, постоянно взаимодействуя с Большим миром. Большой мир – это система планет, спутников и астероидов, образующих единое целое, непрерывно связанное между собой. Земница – единственный мир, населенный разумными, живыми существами, по крайне мере обратного установлено не было и для того есть основания. Прочие миры, планеты, существующие в Большом мире мало похожи на места, где возможна хоть какая-то объяснимая жизнь. На Земнице нет лучшего источника, чем книга, так и названная «Большой мир», которая подробно описывает устройство всего и вся. Из книги можно узнать, что всего в Большом мире есть девять планет, девять миров из огня, льда, воды, скал, и газов. Есть лишь одно светило, два спутника у самой Земницы и до конца неизвестное число у других планет. Все это и есть Большой мир.

Проводником силы других миров на Земнице являются камни. Не каждый камень наделён возможностью проводить силу, но все же таких камней предостаточно и многие из них образуют целые пласты, возвышенности и плато. Количество камней и определяет тот предел, способный проводить силу в этот мир. Ограничения позволяют сохраняют баланс, нужный для поддержания жизнедеятельности планеты, в противном случае она давно была бы разрушена от переизбытка сил, воздействующих на нее. По этой причине на планете всегда существует ограниченное число людей, способных одновременно владеть этой силой. Камни проводят энергию, а люди преобразовывают ее и воплощают. Эта способность получила название ворожба, а тех, кто проводит силу называют ворожеями. Способность владеть ворожбой – прирожденный дар, им нельзя овладеть, ему нельзя научиться. Чем ближе камни ворожбы, тем выше вероятность, что ребенок родиться со способностью к ворожбе. Но родиться это лишь часть дела, многие ворожеи проживают жизнь и не знают о своих способностях. Нужно уметь распознать силу внутри, понять, что человек для чего-то пригоден (о чем не редко узнают случайно, использовав простое заклинание, известное всем и каждому, на котором еще дети проверяют себя на способность к ворожбе, этот ритуал называют Длань, особенно его любят в Вервине), и только потом долго обучаться, чтобы овладеть мастерством взаимодействия с мирами, чтобы уметь управлять их силой и не умереть, допустив роковую ошибку.

Когда умирает ворожей, его сила высвобождается, и она может позволить молодому ученику овладеть начальными знаниями, либо умелому ворожею усилить свои способности, у которых тоже, впрочем, существует предел. Все ограниченно: свободной энергией, силой разума ворожея, его волей, его здоровьем и выносливостью, его знаниями и в конце концов умением применять навыки. Чем больше в мире людей обладает силой ворожбы, тем меньше для нее остается новым ворожеям, именно поэтому Круги Ворожбы по всей планете следят за тем, чтобы их подопечные не злоупотребляли силой, чтобы ее использовали только для одной из значимых цели – военная или дипломатическая сила, а также только зарождающаяся инженерия, для который способности ворожеев вполне годятся. Все прочее признается глупостью и преследуется. Впрочем, так было прежде, но теперь мир меняется и вековые правила слабеют и обретают форму слабеющих традиций или вовсе рекомендаций, что вызывает дискуссии, недопонимания и конфликты интересов. Долгое время затишья и сравнительного покоя поменяло и само восприятие ворожбы, порождая все больше адептов новых течений, предполагающих пересмотр самой сути ворожеев и их способностей. И все это происходит в Третьем мире, сформированном на едва уцелевших осколках разрушенного Второго мира, который как раз и уничтожило могущество ворожеев прошлого. В своей последней войне они накопили такую силу, который хватило на полное разрушение всего и вся. Эта тема все сильнее занимала умы современных мыслителей, призывающих подумать о той силе, которую носят в своем разуме ворожеи. Они указывают, что для обретения могущества немногими лидерами, во Втором мире целенаправленно истребляли большинство ворожеев, чтобы сила высвобождалась и давала шанс могучим лидерам еще хоть немного поднять свои способности, дойдя до пределов могущества. Когда иссякла естественная способность, они расширяли сознание с помощью зелий, трав и амулетов, разрушающих тело, но усиливающих разум. Они постигли невероятную силу, став сами как камни, накопившие в себе великую мощь, что и разрушило мир в последней войне.

После падения Второго мира даже уцелевшие части крепостей, городов и поселений пришли в полный упадок и запустение. Возникшие природные катаклизмы исказили облик планеты, похоронив или уничтожив почти все. На месте центров павшего мира паслись дикие животные, все поросло деревьями, травой. Здания разрушались, многие знания оказались утрачены. Уцелевшие группы людей выживали только за счет того, что оставались вместе. У них ушло пару тысячелетий на то, чтобы дойти до нынешнего уровня, но достичь уровня и понимания ворожбы, как это было во Втором мире, они пока так и не могли, хотя людям Третьего мира неоднократно повезло находить древние тексты, артефакты и оружие. Фрагменты древних карт изображали мир несколько другим и кажется, что часть земли и островов ушли подводу, сформовав новый ландшафт, с новыми центрами силы, главным из которых стал север, многие годы игнорированный всеми, но именно там находится самое большое скопление камней ворожбы на всей планете, и именно от этого ледяного края начала свою историю Вервина, выросшая из малого поселения и за более чем полторы тысячи лет сформировавшая границы своего государства, созданного силой боевых ворожеев, во все времена обеспечивающих силу их армии, почти не знавшую поражений.

Сегодня Вервина – тихая земля на севере континента. Край, наполненный камнями, многие из них впитывают, концентрирую и отдают силу в этой части земли. Ландшафт земель разнообразен: камни, образующие целые пласты, каменные карьеры, глыбы, пронизывающие почву и формирующие острова. Камни рассыпаны по всей территории. Здесь огромное число озер и множество рек, хребты и горные вершины, леса и равнины; болота, плодородные поля на юге, а запад, восток и север омываются океанами.

Вервина сформировалась самобытным краем, отличным от остальных земель благодаря своему богатству камнями, и как итог, большому числу людей, рождённых здесь и способных к магии. Силу ее армии и ее могущество сформировали ворожеи, обеспечив на многие годы время покоя, что, в конечном итоге, отвело Вервине роль некоторого захолустья. В сознании народа сформировалась идея, что они сохраняют мир, оберегают у себя землю камней, так было много лет, но мир меняется очень быстро. Пока они занимались торговлей и земледелием, а также собственной культурой, с некоторым высокомерием глядя на соседей, порой участвующих в локальных воинах, их собственный военный потенциал утрачивал силу, государство приобрело элементы дробления, все сильнее утрачивая централизацию, а ворожеи начали мельчать и слабеть, поддаваясь искушениям и легким деньгам, став кем-то вроде фокусников, тогда как боевые и деловые навыки постепенно угасали, а сами ворожеи все реже стремились развивать свой ум, останавливаясь где-то в начале пути, ровно на той стадии, когда можно было зарабатывать деньги и внимание за свою уникальность, что удовлетворяло пожеланиям публики во всей территории. Но Вервина не стала изгоем, она превратилась в нечто вроде огромного места для отдыха, покоя, укрытия, проворачивая дел, торговли, куда тянулись разные личности с разными целями и желаниями, все больше попадая через соседнюю Рельяру – центр всего континента и вместилище всех потоков.

Итак, сегодня середина зимы, праздник Вьялица.

Свадебный день

Двое всадников на гнедых лошадях неспешно двигались по дороге в сторону города Слана. Им оставалось около двух часов пути до нужного места, небольшого поселка юго-западнее города под названием Заполица. Это живописное и красивое место, расположено рядом с озерами, там часто проводят местные праздники и ярмарки, а также устраивая соревнования по рыбной ловле, все эти забавы популярны у просто народа, на каждый сезон придумавшего себе повод погулять. Зимой, на Вьялицу, в Заполице часто играют свадьбы. Некоторые местные жители специально строят и сдают для мероприятий длинные дома, чтобы там могли собраться гости из Сланы или других деревень и поселков, дабы выдержать традицию и погулять на свадьбу в Заполице. Откуда пошла традиция никто не знал, хотя об этом существовало около десятка версий, впрочем, все они были ложные, но иногда за высказывание непопулярной версии можно было получить по морде от тех, кто знал «правду» и готов был доказать ее на практике. Это тоже своего рода местная традиция.

Всадники остановились у постоялого двора, чтобы отдохнуть с дороги, переночевать и рано утром отправиться путь. Устроив лошадей, они стащили с них свои вещи и услышав заверения конюха, что места есть, ночлег устроят, двинулись ко входу. Постоялый двор представлял собой двухэтажное здание деревянной постройки на крепком, каменном фундаменте. Во внешнем оформлении угадывались узоры, характерные для Ижарецкой росписи, имитирующей морозные узоры. Обычно ей украшали посуду, горшки, а также вырезали на домах и предметах быта здесь, на севере и северо-западе. У постоялого двора стояли человек десять, они все были изрядно выпивши, смеялись промеж собой, шутили, кто-то курил длинные трубки, иные задирались друг к другу. На двух незнакомцев никто особенного внимания не обращал, так как накануне Вьялицы в эти края всегда подтягивалось много незнакомцев, чтобы поучаствовать в ярмарках или приезжающих на свадьбы к своим родственникам в окрестные поселения.

Распахнув дверь, они ощутили на себе жар от внутреннего помещения. Температуру создавали не только десятки гостей, пьющих и громко говорящих, но и кухня, не успевавшая готовить похлебки и мясо, согласно местным кулинарным традициям. По углам лежали крупные, преимущественно округлые камни (специально обточенные для красоты), такие камни называют Смага. Камни Смага постоянно проводят тепло от огненной планеты Пламма Вир, прогревая помещения лучше огня, так как не дымят и для них не требуется дров. Эти камни добывают в местах, где расположены вулканы, в том числе потухшие, а также иногда они встречаются на дней южных морей и в пустынях, крайне редки случаи, когда такой камень появится на севере, но в этом случае его легко заметить по оттаявшему вокруг снегу и льду. Из-за жары то там, то здесь, окна раскрыт настежь, чтобы проветривать душное, прокуренное помещение, но и это особенно не помогало, ведь зимы нынче уже не те.

Двое мужчин, не уделив на секунды внимания на происходящее в помещении, подошли к трактирщику и спросили есть ли свободные комнаты. Трактирщик, не слишком старый, но седой человек с большим шрамом на левой стороне лица внимательно посмотрел на двух посетителей, как он сразу определил, не здешних. Внешне они походили на солдат, и не только благодаря форме, ведь ее можно достать самыми разными способами.

Первый человек, ростом заметно свыше среднего стоял с левой стороны от трактирщика. Внешность его не казалась угрожающей, несмотря на рост и крепкую фигуру с широкими плечами. Его голова обрита почти налысо, длинный, узкий рот обрамляла фигурная борода, очевидно, что человек следил за ней и поддерживал форму даже в дороге. Кожа его бледна, по виду он настоящий альбинос, либо очень мало бывает на свету. Живые глаза голубого цвета хладнокровно смотрели на трактирщика, как будто смиренно ожидая любого ответа и если места нет, это человек ляжет спать хоть на лавке и ничто его не смутит. При нем меч, закрепленный на поясе, на плече висела палица, видимо только снятая с лошади, за спиной круглый щит, а в руке сумка с какими-то личными вещами, внутри сумки угадывалась форма округлого офицерского шлема. Также, как и его спутник он носил легкий доспех темного цвета, под доспехом виднелась кольчуга. Он представился именем Гарип.

Второй мужчина выглядел немного старше своего спутника. Он не выделялся ростом, выглядел как средний мужчина в Вервине, но по складной, крепкой фигуре легко рисовалось представление, что этот человек воин. Он держал ровную осанку, смотрел несколько устало и равнодушно, не отводя свои, как казалось в полумраке, темные глаза от трактирщика. Он далеко не так бледен, как его спутник, кожа хоть и светлая, но имела вполне естественный для севера Вервины цвет. Он говорил неторопливо, спокойным, умиротворяющим голосом, точно учитель говорит со своим учеником. Он носил короткую, простую стрижку, но его темные волосы были чуть взъерошены, видимо от капюшона или шлема. Лицо его покрывала недельная щетина, примерно намекающая на время, проведенное в пути, либо на то, как давно этот человек пользовался услугами брадобрея. На лице и шее несколько небольших, давно затянувшихся шрамов, едва заметных в темноте. При себе у него почти идентичный набор, как и спутника, только вместо одного меча на поясе, он перебросил за спину второй, очевидно запасной одноручный меч, при этом палицу он не имел. Он назвался именем Хельмут.

– Хельмут? – переспросил трактирщик, – не слышал таких имен в наших краях. Иностранец на военной службе, ваша милость?

– Нет, это мое настоящее имя.

– Должно быть редкое имя. Я таких не слышал.

– Отец увидел его на каком-то камне, я думаю, что надгробии от Второго мира и решил назвать меня в честь кого-то.

– То есть вы даже не знаете в честь кого названы, ваша милость? – наигранно дивился трактирщик.

– Я даже не знаю правильно ли он прочел ту надпись.

Гарип улыбнулся и вставил замечание:

– Как мы все понимаем, надпись эта могла означать что угодно, чем в нашем мире называться было бы неловко.

– Довольно баек, – произнес Хельмут. – Нам нужно комната, желательно с двумя кроватями, но если что, мой соратник поспит на скамейке.

– Вам повезло, у меня как раз осталась последняя комната. Но… она самая дорогая, ваша милость, а в текущий период двойная цена. Вы уж меня поймете правильно, ваша милость.

Хельмут положил на стол полушку.

– Надеюсь, этого хватит для ночлега, ужина, сена для лошадей и на завтра еды в дорогу?

– О, да, да, разумеется, хватит судари, хватит. Ступайте наверх, последняя комната справа. Ужин подадим.

– Спасибо, – учтиво кивнул Гарип.

Гости уже почти ушли, как любопытный трактирщик решил спросить у них:

– Вы ведь солдаты?

– Да, мы солдаты, – ответил Хельмут.

– Простите за любопытство, откуда вы, судари?

– Из Вирмы.

– О, столица, – с уважением протянул трактирщик, – но что привело вас сюда, в нашу глушь?

– Мы едем на свадьбу, в Слану.

– Что ж, не смею больше отвлекать. Прошу, – бросил им в след трактирщик и рукой указал направление к лестнице.

Посетители ушли. Трактирщик весьма обрадовался полученной информации, ведь ценен каждый новый гость, рассказавший хоть и скудную историю, в его уме додуманную и в устах приобретающую форму байки, которую можно рассказать новым постояльцам или повторять тем, то спьяну все забывает. «Однако с этих можно было еще и полушку сверху попросить» – алчно подумал трактирщик, когда солдаты пропали с поля зрения.

– Куда бы мы не пришли, ты всегда как на духу отвечаешь на все любопытства, – в шутку заметил Гарип.

– Зато никаких подозрений. Мы открыты людям, – равнодушно заметил Хельмут, просто говорившей о своей работе.

– К тому же мы не солдаты.

– Мы солдаты, Гарип, просто умеем чуть больше и наша задача чуть скучнее, чем хотелось бы.

Они вошли в комнату. Она оказалась чище, чем можно было ожидать, при этом внутреннее убранство оставалось предельно простым, но главное, что там стояли две кровати, и это радовало больше всего. Шум снизу доносился больше, чем хотелось бы, особенно громко какой-то гудец заиграл на дудке, но все это сносно.
1 2 3 4 5 ... 9 >>