Некоронованные короли красного Китая: кланы и политические группировки КНР
Николай Николаевич Вавилов

<< 1 2 3 4 5 >>

14 сентября 2008 года находящийся в Лос-Анджелесе для участия в заседании Китайско- американской совместной комиссии по коммерции и торговле Ван Цишань получил информацию от американской стороны о том, что инвестиционный банк «Леман Бразерс» на следующий день объявит о банкротстве. Осознавая, что небывалый финансовый кризис будет распространяться по всему миру, Ван Цишань немедленно проинформировал об этой новости заинтересованные финансовые ведомства страны, потребовав готовиться к худшему сценарию развития событий для обеспечения внутренней финансовой стабильности.

По признанию западных партнёров, не раз участвовавших в переговорах, общаться с Ваном непросто: у него острый язык и деспотические замашки. Одному из чиновников запомнилось, как на очередной встрече во время финансового кризиса Ван недипломатично заявил: «Все ваши упрёки не очень меня интересуют, я знаю, вы продолжите инвестировать в Китай при любом раскладе». Генри Полсон, бывший министр финансов США, вспоминал, что Ван обожает философские споры и отличается завидным чувством юмора.

Олимп группы Си

В 2012 году Ван Цишань вместе со своим другом и почти земляком Си Цзиньпином взошли на политический олимп страны – вошли в Постоянный комитет Политбюро Центрального комитета Компартии, в составе которого всего семь человек.

В составе Постоянного комитета Политбюро Си Цзиньпин, Ван Цишань и Юй Чжэншэн формируют «железный треугольник» выходцев из провинции Шэньси, однако обязанных шанхайцу Цзян Цзэминю своим нынешним положением, предполагающим, что «железный треугольник» будет направлен против конкурентной «комсомольской группы» во главе с бывшим генсеком Ху Цзиньтао и нынешним человеком номер два Ли Кэцяном.

Ван Цишань тем не менее не является ни уроженцем провинции Шэньси, ни сыном маршала и составляет наиболее слабый с точки зрения клановых связей элемент группы, который также заслужил специфическое отношение как самый главный организатор масштабной расправы над чиновниками в стране.

Непрекращающаяся чистка только набирает обороты, а недовольство многочисленных элитных групп растёт. Некоторые из исследователей, фиксируя сложное положение Ван Цишаня перед 19-м съездом, отмечают, что Ван Цишань крайне заинтересован в том, чтобы остаться в составе Политбюро вопреки формальным основаниям, ограничивающим пребывание в Политбюро по возрасту, а также несмотря на нынешнюю последнюю позицию в составе Политбюро 18-го съезда, которая не подразумевает переизбрания. Тем не менее заявление тайваньской исследовательницы Кэ Юйцянь о том, что Ван Цишань может сменить после 19-го съезда Ли Кэцяна, не только означает возможную отставку всей «комсомольской группы», что равнозначно началу первой стадии гражданской войны в Китае, но и не соответствует объёму клановой поддержки самого Ван Цишаня. Попавший во власть как протеже «шанхайца» Цзян Цзэминя, сегодня Ван Цишань не имеет за собой подобной тяжёлой артиллерии. Рассматривать Ван Цишаня как протеже набирающих силу «шаньдунцев» также достаточно трудно в виду «скромного происхождения». Да и нужен ли Си Цзиньпину в качестве премьер-министра человек, который обладает информацией по всем коррупционным делам за последние 10 лет? Глава ЦКПД никогда ранее не занимал более высокий пост в иерархии Компартии Китая. Всё это может означать одно: «Мавр сделал своё дело – мавр должен уйти». «Железный треугольник» должен быть заменён не преданными Цзян Цзэминю людьми, а выдвинутыми из Шэньси лично Си Цзиньпином.

«Временные меры»

Сказать, что должность главы «внутренней полиции» партии специфическая, – значит не сказать ничего. Достаточно упомянуть, что, по мнению ряда западных источников, когда один из предшественников Ван Цишаня на этом посту, У Гуаньчжэн, возглавлял расследование в отношении секретаря парткома Шанхая Чэнь Ляньюя, «плату» за свой пост У внёс жизнью собственного сына.

Большая чистка – это прежде всего источник поддержки населения новым руководством страны: 53% жителей Китая в 2012 году назвали коррупцию основной проблемой страны, за которой следовало расслоение доходов, низкий уровень медицинского обслуживания и небезопасность продуктов питания.

Только за первый год чистки (2012-2013) в ходе плодотворной работы Вана под пресс расследований попали 182 тысячи чиновников, в том числе 35 из них – уровня заместителя министра и выше, всего же до судебного разбирательства было доведено свыше 35 тысяч дел.

Ван Цишань успокаивает: антикоррупционная кампания – это только временные меры, пока страна не пришла к окончательной законности и не отрегулировала все механизмы на автоматическом уровне, в таком случае конвейер антикоррупционной борьбы заработает автоматически, и в шумных кампаниях больше не будет нужды. Система, работающая на основании закона, – в центре доктрины основного идеолога легизма династии Цинь Хань Фэйцзы ( ???) и, похоже, скоро будет реализована.

В течение 2015 года в Китае арестовано более 30 чиновников уровня министра и губернатора. Количество расследований в отношении коррумпированных чиновников за последние три года снизилось вдвое, однако чистка в рядах высокопоставленных чиновников сопоставима со временами «культурной революции» и напоминает «удар по штабам».

Расследования начались в отношении главы горкома одного из крупнейших городов Китая, «южной столицы», Нанкина Ян Вэйцзэ (? ??), заместителя главы МГБ Китая Ма Цзяня (??), заместителя главы муниципального собрания лежащей на Шёлковом пути провинции Ганьсу Лу Учэня (???), заместителя губернатора развитой приморской провинции Фуцзянь Су Шулиня (???), заместителя главы Совета народных представителей (муниципальное собрание провинции) этой же провинции Сюй Гана ( ??), заместителя главы НПКС (аналог общественной и торгово- промышленной палаты) приморской провинции Чжэцзяна Сы Синьляна (???), заместителя главы НПКС южной провинции Цзянси Сюй Айминя (???), главы обкома «китайского подмосковья», провинции Хэбэй, Цзин Чуньхуа (???), заместителя главы муниципального собрания Синьцзян-Уйгурского автономного района Ли Чжи (??), заместителя главы обкома провинции Юньнань Чоу Хэ (??), директора Первого автомобильного завода – флагмана отечественного китайского автостроения – Сюй Цзяньи (???), генерального директора нефтяной госкорпорации CNPC Ляо Юнъюаня (???), главы другой нефтяной госкорпорации Sinopec Ван Тяньпу (???), мэра столицы Гуанси-Чжуанского района города Наньнин Юй Юаньхуэя (???), заместителя главы Управления по делам спорта КНР Сяо Тяна (??), заместителя главы СНП[10 - Собрание народных представителей.] Тибета Лэ Дакэ (???), заместителя главы Верховного суда КНР и главы его партийной группы Си Сяомина (???), заместителя главы Управления по делам охраны окружающей среды Чжан Лицзюня (?? ?), заместителя главы правительства и НПКС[11 - Народный политический консультативный совет.] автономного района Внутренняя Монголия Чжао Липина (???), заместителя губернатора северо-восточной провинции Цзилинь Гу Чуньли (?? ?), главы Управления по безопасности на производстве Ян Дунляна (???), арестованного в том числе и из-за инцидента с мощным взрывом в Тяньцзине, главы сталелитейной госкорпорации города Ухань Дэн Цилиня (???). Самое последнее расследование – в отношении секретаря обкома провинции Хэбэй Чжоу Бэньшуня (??? ). В 2016 году знаковыми расследованиями стали дела против заместителей губернаторов провинции Аньхой и Цзянсу, мэров столиц регионов – городов Чэнду, Цзинань и Хэфэй.

Полный список раскрывает всю масштабность работы ЦКПД, нанёсшей удары в прямом смысле слова по всем провинциям Китая, включая руководство Пекина и Шанхая. СМИ Китая подчёркивают, что удары наносятся по коррупционерам всех видов власти и всех управлений страны, чтобы показать одно: для них не существует «островов безопасности». С 2012 года, когда новый лидер Китая объявил беспощадную войну коррупции, своих постов лишились мэры целого ряда провинциальных столиц – Синина, Гуанчжоу, Куньмина, Тайюань, Цзинань, Нанкин, Наньнин, крупного «нефтяного» города провинции Хэйлунцзян Дацин, второго по значению города провинции Гуйчжоу Цзуньи. Своих позиций лишились 10 заместителей губернаторов, а также главы НПКС[12 - Народный политический консультативный совет Китая.] провинций Сычуань и Гуандун и восемь заместителей глав НПКС провинций.

Особенности борьбы

Многие отмечают, что «жертвы» борьбы – это «тигры»-шестидесятники, среди которых около 20 высокопоставленных чиновников КНР, назначенных в большинстве своём на посты ещё при бывшем «комсомольском» генсеке Ху Цзиньтао. Если «культурная революция» просто уничтожала органы управления целиком, то кампания Си Цзиньпина – это операция точечных ударов по определённым центрам власти без нарушения работоспособности механизмов.

С другой стороны, недавно была растиражирована новость: чиновники в Китае напуганы настолько, что в бюджет вернулись более 100 млрд нерастраченных денег.

Не обходит чистка и армию – здесь число руководителей уровня военного округа провинции, арестованных за коррупцию, достигло 80 человек. Основная масса – это пятидесятники, или офицерские кадры, чей рост начался при генсеке Цзян Цзэмине, – на эту группу приходится 55 из арестованных, а на шестидесятников приходится 20 лиц.

Чистка ведётся невзирая ни на что: около 10 «тигров» были задержаны уже будучи на пенсии или незадолго до её начала – весьма жестокая даже для Китая мера, особенно после размеренных мирных десятилетий. Чистка ведётся по-военному и застигает коррупционеров врасплох. «Бить тигров по выходным, бить тигров на рассвете, бить тигров перед Новым годом, бить тигров глубокой ночью, на праздниках», – так описывает чистку пресса Китая. ЦКПД опубликовала новость о задержании заместителя главы Управления промышленности и коммерции Сунь Хунчжи в 6:55 утра 26 декабря 2014 года, а новость о задержании чиновников Су Шулиня и Юй Юаньхуя – в 23:30 вечера 7 октября.

Чистка охватывает не только чиновников, но и глав госпредприятий: только за 2013 год своих позиций лишились 20 руководителей ведущих предприятий страны в самых различенных отраслях.

Аскеты

Ван Цишань, как и Си Цзиньпин, зарплата которого, по официальным данным, около 10 тысяч юаней (1600 долларов) – аскеты. Именно им принадлежит авторство кампании по борьбе с роскошью и расточительством, особенно за столом (а еда у китайца – ценность номер один). Около 25 тысяч человек в партии и госаппарате были обвинены в «экстравагантном образе жизни». Например, покупке на госсредства роскошных автомобилей или организации богатых похорон родственников. Отмечается, что такие случаи не рассматриваются как уголовные преступления. Люди отделываются предупреждениями, выговорами, понижением в должности или, на крайний случай, увольнением. За более серьёзные прегрешения ждёт тюрьма, в том числе пожизненное заключение. Притчей стало дело о том, как в доме одного из «угольных» чиновников провинции Шаньси обнаружили взяток на 200 млн долларов, а у отставного генерала Сюй Цайхоу взятки вывозили на 10 военных грузовиках.

Вертикаль

Если центральное правительство ослабляет свои функции, десятками передавая их региональным ведомствам, то в ЦКПД[13 - Центральная комиссия Коммунистической партии Китая по проверке дисциплины.] всё с точностью до наоборот: следователи практически выведены из подчинения местным партийным организациям и теперь подчиняются напрямую Вану. Аналогичные ведомства создаются и в армии – на роль главы закрытой антикоррупционной комиссии в НОАК взят сын бывшего председателя КНР Лю Шаоци, погибшего во время «культурной революции», Лю Юань. 31 января 2015 года Лю Юань покинул свой пост в китайской армии, а в марте 2016 года занял позицию в финансовом комитете китайского «парламента» ВСНП.

Чистка и разгромленные группировки 2013-2014 годов

Данные расследования гонконгской газеты South China Morning Post

Когда утром 17 сентября Ли Цян, глава горкома Компартии прибрежного города на востоке Китая – Лянюньгана, говорил заключительные слова своей антикоррупционной речи, у входа в конференц-зал появилась группа незнакомцев. Ими оказались инспекторы Центральной комиссии Коммунистической партии Китая по проверке дисциплины – одного из самых влиятельных и закрытых государственных органов, «внутренней полиции» партии. Их главной задачей является охота на коррупционеров в рядах Компартии Китая. И они ждали Ли.

Ли уже готов был уйти после выступления, однако инспекторы остановили его. Уже к вечеру ЦКПД сообщила об аресте чиновника в связи с подозрением в «серьёзных дисциплинарных нарушениях» – речь шла о коррупционной деятельности и злоупотреблении служебным положением. Это был последний раз, когда Ли появился на публике…

С конца 2012 года, после значимого укрепления влияния нового главы Китая – Си Цзиньпина, было проведено около 75 тысяч подобных арестов, инициированных Комиссией по проверке дисциплины. В одном из своих первых обращений генеральный секретарь предостерёг членов Политбюро, что рост коррупции может «погубить партию и страну».

В последние два года у ЦКПД, возглавляемой выходцем из северной провинции Шаньси, членом Политбюро Ван Цишанем, было много работы. Следуя словам Си Цзиньпина и «убивая тигров и мух одновременно», где «тигры» – это крупные коррупционеры, a «мухи» – мелкие чиновники, комиссия стала одним из самых влиятельных государственных органов.

На четвёртом пленуме ЦК партии в Пекине были прослушаны отчёты ЦКПД о четырёх раскрытых коррупционных преступлениях: бывшего главного управляющего государственными предприятиями Цзян Цземиня, бывшего заместителя руководителя нефтяной корпорации China Petroleum Ван Юнчуна, заместителя главы обкома Сычуани Ли Чуньчэна и бывшего заместителя министра общественной безопасности Ли Дуншэна.

Детали ареста Чжоу Юнкана, бывшего члена Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК и куратора всех силовых структур от партии, а также генерал-полковника Сюй Цайхоу, бывшего вице-председателя Центрального военного совета ещё окончательно не раскрыты. По данным South China Morning Post, число арестов, связанных с антикоррупционной борьбой, значительно увеличилось с начала 2014 года.

С конца 2012 года комиссия озвучила имена почти 700 чиновников, обвинённых в коррупции, ещё до окончания суда, чем поставила точку в их политических карьерах. Даже кадры самого низового уровня могли быть упомянуты в публичных отчётах ЦКПД, потеряв лицо и будучи опозоренными на всю страну, если они были как-то замешаны в деле бывшего «царя госбезопасности» Чжоу Юнкана, коим его окрестила западная пресса.

Стратегия окружения, когда удар концентрируется на политических союзниках и партнёрах по бизнесу, а далее наносится по членам семьи и по конечному объекту, помогала следователям приблизиться к «тиграм» – коррупционерам на высших постах. Идущие по следу группы комиссии, которые проверяли провинции, правительственные министерства, госпредприятия, также отмечали вопиющие случаи коррупции.

У ветерана в области изучения политики Китая из Национального университета Сингапура Бо Чжиюэ – свой взгляд на динамику антикоррупционной кампании: «Правительства низового уровня теперь соревнуются между собой в борьбе с коррупционерами. Это напоминает борьбу с правым уклоном при Мао Цзэдуне в 1956 году, когда они выполняли планы по чистке в партии». «Теперь никто не может спать спокойно», – отмечает исследователь.

Сейчас все в неопределённости и нет чётких правил, кто должен попасть под расследование. «Проблема в том, что критерии коррупции очень высоки – по сути, каждый чиновник в Китае может попасть под эти критерии», – добавляет Бо.

«Здесь не борьба с коррупцией, здесь признаки осуждения политической позиции».

Дело Чжоу Юнкана

В июле 2014 года новостное агентство «Синьхуа» опубликовало новость о начале судебного разбирательства в отношении одного из обитателей политического олимпа Китая – Чжоу Юнкана, постоянного члена Политбюро, куратора всех силовых ведомств страны и главы Политико-юридической комиссии Компартии Китая.

Выучившийся на нефтехимика Чжоу начал свою карьеру в нефтяном секторе, позже, в 1999 году, дорос до главы обкома одной из крупнейших провинций Китая – Сычуани. А в 2002 году он вернулся в Пекин в качестве главы МВД и находился в Постоянном комитете Политбюро до 2012 года пять лет. Следователи искали материал в его «нефтяном» прошлом, а также в том времени, когда Чжоу был главой обкома.

«Группа Чжоу Юнкана»

Чжоу Юнкан – член ПК Политбюро, куратор всех силовых ведомств (МВД, МГБ) от партии

Ли Дуншэн – бывший заместитель главы МВД

Юй Ган – заместитель главы офиса Политико-юридической комиссии КПК

Тань Хун – один из крупных чиновников в МВД, глава Управления охраны

Цзян Цземинь – глава Комитета по контролю и управлению государственным имуществом при центральном правительстве Китая

Ли Хуалинь – заместитель главы нефтяной корпорации «Синопек»

Цзи Вэньлинь – глава обкома провинции Хайнань (Южный Китай)

Го Юнсян – заместитель губернатора провинции Сычуань (Юго-Западный Китай)
<< 1 2 3 4 5 >>