<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>

Тринадцатые врата
Олег Юрьевич Красильников


– Замолчи, Толстый! А то сейчас как «возлюблю» тебя стулом по башке так, что мало не покажется, – огрызнулась Ленка.

4

ПОСЛЕДНИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ

Спустя некоторое время благодаря стараниям Рюриковича, дети одним взглядом научились передвигать довольно внушительные предметы. Учебный год подходил к концу, а до турнира волшебников оставалось меньше двух месяцев, потому ребята собирались в кабинете истории почти каждый день.

Волшебная премудрость включала в себя не только различные способы воздействия на неодушевленные предметы, но и всевозможные методы защиты от нападения темных сил. Рюрикович говорил, что практически от любого недружелюбного выпада можно защититься, представив невидимую стену между собой и нападающим. Прочность стены зависит от объема сконцентрированной внутренней энергии.

Для отработки защиты от внешних сил Олег Юрьевич снова разбил ребят на пары. При этом один из партнеров атаковал другого, перемещая в его направлении различные предметы, а тот, в свою очередь, пытался защититься, создавая на их пути мысленное препятствие. На этот раз Рюрикович поменял пары: Лена тренировалась с Никитой, а Иван с Андреем.

На первом же занятии Лена запустила в Никиту мусорной корзиной, от которой тот еле успел увернуться.

– Стоп, так не пойдет, – воскликнул Рюрикович. – Нужно не уворачиваться, а защищаться. Попробуем еще.

Не дав Никите опомниться, Ленка взвизгнула:

– Держи, Толстый, – и увесистая мусорная корзина полетела в его направлении.

На этот раз Никита ни на сантиметр не сдвинулся с места и корзина с мусором, описав в полете дугу, приземлилась ему прямо на голову. В таком виде, с корзиной и остатками мусора на голове, Никита напоминал карикатуру на средневекового рыцаря, что вызвало взрыв хохота со стороны его друзей.

– Ну прямо Санчо Панса, – заливался смехом Андрей. – Для полноты имиджа тебе не хватает осла и картонных доспехов.

– Хватит умничать, Профессор, – с нескрываемым разочарованием произнес обиженный Никита. – Посмотрим, как ты выполнишь задание.

– Легко, – ответил Андрей. Ему как раз предстояло при помощи подручных средств атаковать Ивана.

Андрей воспользовался для этого коробкой из-под ксерокса, стоявшей на шкафу с наглядными пособиями. Необходимо отметить, что в сознании русского народа глубоко укоренилась привычка никогда и ничего не выбрасывать, особенно упаковку от бытовой техники, компьютеров, принтеров, мониторов и прочих бытовых чудес. Поэтому и пылятся во многих домах, аудиториях и офисах бесчисленные образцы картонной тары. Они используются очень редко и почти никогда по своему прямому назначению. Так, в начале 90-х годов прошлого века на заре российской демократии двое молодцов пытались вынести из Дома Правительства коробку из-под ксерокса, доверху набитую баксами. Вот и Андрей решил воспользоваться этим предметом для нападения на Ивана.

Коробка слетела со шкафа и, оставляя за собой шлейф многолетней пыли, устремилась на подростка. А дальше произошло удивительное. Картонный ящик стал замедлять свое движение. Создалось впечатление, что он наткнулся на невидимое препятствие, но не на твердую стену, а скорее – на пружинистый матрас. Через несколько мгновений коробка круто изменила свою траекторию и угодила прямо в Андрея. Она словно пенал поглотила мальчика. Раздался оглушительный треск. При этом взлохмаченная голова подростка пробила дно коробки. Очки сбились набок. Все лицо было в пыли и каких-то катышках, по виду напоминавших мышиный помет.

Теперь громче всех хохотал Никита:

– Что, Профессор, получил. Сейчас ты точно похож на Дон Кихота в картонных доспехах.

Ничего не понимающий Андрей посмотрел на учителя:

– Что это было?

– Верхом колдовского искусства является создание такой защиты, которая не просто предотвращает нападение, но и бумерангом бьет по атакующему, – объяснил Рюрикович. – Такой прием называется «активный щит».

– Предупреждать надо, – промямлил Андрей.

– Извини. Я не предполагал, что Иван без моего объяснения сумеет применить «активный щит», – восхищенно сказал Рюрикович. И было от чего восхищаться. Чем дольше он наблюдал за Иваном, тем яснее различал в нем задатки великого волшебника. А это значит, что вся затея с подготовкой ребят к турниру волшебников не напрасна.

– Еще один момент, – обратился Рюрикович к собравшимся. – Применять защитные приемы имеет смысл только в том случае, если вы уверены, что сила защиты больше, чем сила атаки. Поэтому не советую использовать их против волшебников, которые однозначно сильнее вас.

– А как это можно узнать? – тут же спросила нетерпеливая Ленка. – У них же на лбу не написано: «Высший Темный».

– Что за жаргон, – сердито произнес Рюрикович. – Забудьте все, что вы до сих пор читали о волшебниках: о добрых и злых, светлых и темных – по большей части это бред и выдумки писателей.

Волшебники не рождаются изначально добрыми или злыми. Все зависит от воспитания, от среды, которая их окружает. Как я уже говорил, не существует абсолютного добра и абсолютного зла. То, что для одних добро, например победа над врагом, для других – зло. Ведь этот враг кому-то был мужем, братом, отцом. Все в мире относительно. Иногда и зло может обернуться добром. Великий Гете в «Фаусте» вложил в уста Сатаны такие слова: «Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Вспомните, наконец, булгаковского Воланда, который говорил: «что бы делало… добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?»

Представьте себе, что Высший разум расставил на шахматной доске белые и черные фигуры и играет ими свою вечную партию.

– Как в компьютерной игре, – предположил Никита, который не любил шахмат, потому что всегда проигрывал.

– Вот именно, – подхватил Рюрикович. – В виртуальной реальности можно играть за русских и за фашистов, за добрых эльфов и за злых гоблинов. Наш мир – это всего лишь игровое поле Высшего разума, индифферентного к понятиям добра и зла.

– Но зачем этому разуму вообще нужны люди? – спросил Андрей.

– Для того чтобы познать себя, – ответил Олег Юрьевич. – Дух воплощается в теле и познает себя через общение с другими людьми. Умирая, тело освобождает дух, и он добавляет некоторую частицу к всеобщей истине. Все мы посланцы великой сущности, познающей себя.

– А… – проговорил, зевая, Никита. – Теперь понятно.

Поглядев на задумчивые, ничего не выражающие лица ребят, Рюрикович сделал заключение, что его слова вряд ли дошли до их сознания. «Что ж, они еще слишком малы, – подумал он. – Подрастут и обязательно поймут!».

– Давайте лучше я расскажу вам о том, как распознать, насколько силен тот или иной волшебник.

В Вальхалле не существует какой-то четкой классификации уровней колдовского мастерства. В одной ситуации ваш противник может оказаться сильнее, зато в другой – победа будет за вами. В любом случае сначала необходимо разглядеть волшебную ауру чародея. Чем больше в ней белого цвета, тем сильнее колдун. Преобладание красного цвета говорит о том, что перед вами волшебник средней руки. Синий цвет выдает начинающего мага. Соответственно, возможны переходы: желтый, оранжевый, зеленый и голубой. В ауре каждого волшебника присутствуют все цвета, но какой-то обязательно преобладает. Он и будет говорить о силе мага. Конечно, в случае поединка с другим чародеем необходимо досконально знать собственную ауру.

– А как ее можно увидеть? – спросила Лена.

– Для этого нужно закрыть глаза и вообразить другого волшебника как бы лишенным тела. Представить его дух или душу, если вам так понятнее. По мере того как волшебник совершенствуется, меняется и его аура.

– Как различить, добрый это или злой волшебник?

– К сожалению, аура не несет подобной информации. Об этом можно судить только по поступкам конкретного мага.

– А как увидеть собственную ауру?

– Мысленно представьте, что ваша душа смотрит в зеркало. Тогда в нем вы увидите отражение собственной ауры… Да, я забыл вам сказать, – спохватился Рюрикович, – что ауру имеют не только волшебники, но и обычные люди, а также любые живые существа, т.к. они тоже являются воплощением Великого разума. Только аура у них более скромная и гораздо меньше насыщена яркими цветами.

– А теперь все закрыли глаза и мысленно посмотрели на меня, – скомандовал Пересветов. – Что вы видите?

– Я ничего не вижу, – признался Никита.

– И я, и я, – послышались еще два голоса.

– А ты Иван, что видишь ты?

– Я вижу Солнце.

– Ты мне льстишь, – не без гордости произнес Рюрикович. – А в общем ты прав. Хранителями врат выбирают только Сияющих.

– Сияющих? – удивилась Лена. – Вы ничего нам о них не говорили.

– Это высшая каста волшебников, – ответил Рюрикович. – В Вальхалле таких всего двенадцать. Все они являются Хранителями. Однако следует полагать, что скоро к ним присоединится еще один. Я имею в виду Эфемера. Пока он еще подросток, но имеет все задатки стать Великим повелителем темных сил. Вот почему я говорил о том, что чаша весов склонилась на сторону зла.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>