<< 1 ... 8 9 10 11 12 13 14 >>

Принц, нищий и маньяк
Ольга Баскова


– С чего ты взял, что я вообще тебя боюсь?

Он довольно потер руки:

– Вот это другой разговор!

Стас тяжело поднялся со стула и направился к входной двери, увлекая за собой Таню. На улице он поймал такси, и шустрый водитель мгновенно домчал парочку до нужного дома.

– Второй этаж, – сообщил парень. Секунда – и ключ заскрежетал в замочной скважине. – Заходи. Чувствуй себя как дома. Я холостой.

– Это видно сразу.

– Да? – Он хмыкнул. – Ванная, туалет. Могу сделать чай или кофе.

– Не надо.

Она ждала продолжения их отношений и боялась этого. Впрочем, все произошло быстро и как-то естественно. Алкоголь никак не сказался на его мужских достоинствах. Мало того, Стас быстро протрезвел и, отпивая кофе маленькими глотками, рассказывал свою историю:

– Про спорт я не наврал. Я действительно биатлонист, серебряный призер некоторых соревнований. Все считали меня надеждой сборной, однако случилось непредвиденное: автокатастрофа перечеркнула мое будущее. Теперь в обеих ногах стоят металлические штыри. Со спортом пришлось завязать.

– Как это произошло? – Тане хотелось знать о нем все.

– Я купил новую машину, – спокойно сообщил он, – самую крутую тачку, мечту любого автолюбителя. Поехал по МКАДу. На дорогу выбежала маленькая девочка. Вообще-то, она шла с бабушкой. Но каким-то образом ей удалось вырвать руку и броситься на трассу. Она оказалась перед колесами слишком неожиданно. У меня было два пути: задавить ее, а самому отделаться легким испугом, или свернуть с дороги и врезаться в дерево. Я выбрал второе. Шалунья осталась жива, а я превратился в калеку.

Таня погладила его смуглую накачанную грудь:

– Это очень благородно!

– Во всяком случае, меня не мучает совесть, – изображая страдальца, он мысленно смеялся над деревенской дурочкой. Да, автокатастрофа действительно была. Однако произошла она из-за того, что он рискнул сесть за руль в пьяном виде. Впрочем, хорошо, что эта простушка так быстро попалась.

– Кроме того, у меня далеко не сахарный характер, – продолжал Стас. – Я не хочу идти на тренерскую работу и получать копейки.

– Может, у тебя еще все впереди? – робко заметила Таня.

– Может, – согласился он, – только деньги кончаются. Скоро придется продавать квартиру. Нет, моя девочка, – красавчик потянулся, – я привык к бурной жизни и не хочу никакой другой! Наступит время, когда я просто… уйду.

Лазареву затрясло:

– Покончишь с собой?!

– А что мне остается?

– Допустим, хорошие друзья, – она погладила его гладкие мощные плечи. – Допустим, я стану работать в две смены и смогу оплатить квартиру. Только тебе придется терпеть мое присутствие.

Он посмотрел на нее с удивлением:

– Ты готова содержать меня? Но какая тебе от этого выгода?

Таня покраснела:

– А если я скажу, что мне осточертело сидеть в подсобке?

Стас взял ее лицо в свои руки и заглянул в огромные зеленые глаза:

– Что ж, детка, давай попробуем. Только учти: никаких обязательств! Мы заключаем контракт на словах: я предоставляю тебе жилплощадь (смею заметить, элитную), а ты оказываешь мне сексуальные услуги и оплачиваешь коммунальные. Устраивает?

– Конечно.

– Только повторяю: никаких планов на будущее. Мы оба свободны как птицы.

– Безусловно.

Тогда молодой девушке из провинции казалось: она обязательно окрутит этого красавчика. Да, он довольно-таки избалован, но беззащитен, как ребенок. Поэтому надо устроить все так, чтобы Стас не мыслил без нее своей дальнейшей жизни. Однако это надо делать ненавязчиво, новый знакомый ни о чем не должен догадываться. Иначе он выгонит ее через короткое время, и она не успеет осуществить свои честолюбивые мечты.

– Можно перевезти вещи уже сегодня? – ласкаясь к нему, спросила Лазарева.

Парень равнодушно кивнул:

– Сегодня или завтра – какая разница. Поезжай, милая.

Она рванула, как гоночная машина. Пакет с вещами, приобретенными ею за время работы посудомойкой, перекочевал в квартиру в центре Москвы.

Утром Таня пришла к менеджеру и заявила:

– Я готова совмещать две должности. Какие – выбирайте сами. Можете поставить меня на весь день к раковине, можете дать шанс подняться – поработать официанткой.

Игорь почесал бритый затылок:

– Справишься? Мне понравилось, как ты моталась между столиками.

Девушка горячо ответила:

– Справлюсь!

– Тогда – официантка в дневную смену и посудомойка – в ночную.

– Прекрасно.

– Иди к Ирине. Она выдаст тебе форму, – он проводил жалостливым взглядом ее хрупкую фигурку и подумал: «Малышка на мели. Сколько она выдержит?»

То же самое сказала ей и Рита:

– Ты чокнулась, подруга! Я работаю в этом кафе почти год и скажу тебе честно: посудомойки здесь не задерживаются. Возможно, ты – исключение. Однако что станет с твоими руками? Вдруг ты приобретешь астму? И ради чего? Ради кого? Ради красавчика альфонса, который до знакомства с тобой благополучно пропивал денежки?

Таня молчала. Рита предприняла последнюю попытку:

– Он негодяй, понимаешь? У него было много женщин, но ни одна не задержалась. Знаешь почему? Он обдирает их и выкидывает. Хочешь стать очередной?

Лазарева оттолкнула Ритину руку, дружески лежавшую на ее плече:
<< 1 ... 8 9 10 11 12 13 14 >>