<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>

Лестница, ведущая вниз
Ольга Баскова


Глаза Марины слипались. Про сведение счетов с жизнью было благополучно забыто. Больше всего ей хотелось спать.

– Сейчас я отвезу тебя на одну из моих квартир, – констатировал Валерий.

«Все-таки секс. Пусть», – подумала девушка в полудреме.

– Там ты примешь душ и отправишься спать, – продолжал Полоцкий. – Утром…

– Да, что мне делать утром? – Ей вдруг стало страшно: сейчас он вот так возьмет и уйдет из ее жизни.

– Делай что хочешь. – Предприниматель с удивлением посмотрел на нее. – Замок там английский, уйдешь – просто захлопни дверь.

«Просто захлопни дверь» – эта фраза заставила молодую путану вздрогнуть. Встреченный на мосту незнакомец действительно ничего от нее не хотел, кроме как помочь ей выйти из того состояния, в котором она оказалась. В ней вспыхнуло непреодолимое желание помочь ему, ведь он же просил помощи!

– Я не хочу так прощаться с вами, – тихо произнесла девушка.

– Прощаться так? – Мужчина пожал плечами. – Что ты подразумеваешь под словом так? – он откинулся на спинку мягкого кресла. Кажется, понял. Тебя удивляет: как это я не требую секса? Не заставляю тебя расплачиваться за копеечный для меня ужин тем, что ты умеешь? Парадокс, но я, увидев тебя на мосту, действительно захотел просто пообщаться, – Валерий сделал паузу. – А знаешь, я тоже не хочу отпускать тебя так. Тебе наверняка некуда идти, и в карманах гуляет ветер. В тумбочке спальни, в квартире, куда тебя сейчас доставят, ты найдешь деньги. Можешь забрать их все. Что же касается жилья, я тебя не выгоняю. Живи сколько надо.

– И вы не боитесь меня, доверяете мне? – Марина совершенно растерялась.

– Что бы ты ни сотворила в моей квартире, дорогая девочка, большого ущерба мне не нанесешь, – он расхохотался. – Я бы предпочел, чтобы ты осталась на какое-то время. Пока мы что-нибудь не придумаем. Ибо сегодняшний разговор согрел мне душу, и я хочу еще таких разговоров. – Валерий погладил ее руку.

– Я тоже, – тихо ответила Марина.

Шикарная машина отвезла ее на одну из центральных улиц. Шофер галантно проводил Марину до двери из красного дерева и открыл ее:

– Заходите.

Девушка замялась на пороге. Мужчина слегка подтолкнул ее:

– Не стесняйтесь. Шеф сказал мне, что вы на какое-то время остаетесь здесь за хозяйку.

Марина оглядела роскошно обставленную прихожую. На время! Будь ее воля, она осталась бы здесь навсегда. Эта мысль, мелькнувшая, как падающая звезда, в ее измученном мозгу, угнездилась там и не хотела отпускать. Девушка прошла в гостиную (занятая своими мыслями, она не обратила внимания на уход шофера) и села на мягкий диван из натуральной кожи. Валерий Семенович казался таким простым и добрым, что, как ей думалось, при ее правильном поведении можно стать хозяйкой этой шикарной хаты не на время, а на всю оставшуюся жизнь. Юная путана залезла с ногами на ласковое кожаное чудо, но потом, вскочив, подбежала к тумбочке из красного дерева и, открыв ее, ахнула. Денег здесь лежало много. Так много, что она поборола искушение, захватив их, немедленно смыться. Однако Марина понимала: это не выход. Зеленые разлетятся за считаные дни. А потом – продолжение скудной, нищенской, грязной жизни. Она не взяла ни копейки, даже не прикоснулась к вожделенным деньгам, еще раз подумав: при правильном поведении у нее будет все, и лежащая здесь сумма покажется ей мелочью на карманные расходы.

Валерий Семенович не наведывался в апартаменты три дня. Все эти дни Марина не выходила из квартиры, словно преданная собачонка, ожидая хозяина, даже не зная, когда он придет и придет ли вообще. Он пришел и был приятно удивлен. Белокурая красавица бросилась к нему, упала на колени, целуя его ноги, плача и бормоча слова благодарности, потом повела его в гостиную, а сама умчалась на кухню, откуда через минуту запахло свежезаваренным кофе. Маленький столик на колесиках накрывался со скоростью света. Девушка не знала, хочет ли ее хозяин есть, что он любит (на кухне ей удалось найти кое-какие продукты), не раздражает ли его ее мельтешение перед глазами. Она действовала по какой-то внутренней интуиции, и та ее не подвела. Валерий Семенович с благодарностью посмотрел на новую случайную знакомую, погладил ее белокурые волосы, потом придвинул к себе столик и принялся жадно есть, а девушка с умилением смотрела на своего спасителя, готовая по первому требованию бежать, куда он прикажет.

Потом мужчина принял душ, надел халат, расположился в кресле, расспрашивая ее, как она провела эти дни. Марина не знала, что рассказывать, да она и не собиралась много говорить, произнесла лишь одну фразу:

– Ждала, хотела снова вас увидеть.

Полоцкому было достаточно этих слов. Собственные проблемы интересовали его куда больше любых других. Весь вечер Марина опять слушала про Диану и семейные неурядицы. Многое из сегодняшних речей девушка уже слышала в кафе, однако ее хозяину снова надо было выговориться. И она не перебивала. Прочитав за эти три дня лежащие на тумбочке газеты с колонкой светской хроники, юная путана смогла представить себе красавицу Диану, высокую, черноволосую, умопомрачительно одетую, однако холодную, бесплодную и несчастную. Жалость к Диане гнездилась в Маринином сердце не более минуты. Возможно, судьба предоставила ей шанс занять место этой дамы, осчастливить сидящего с ней мужчину, познакомив его с настоящей любовью, и в конце концов родить ему наследника. Иначе зачем эта встреча на городском мосту?

В тот вечер секса между ними не было. Полоцкий даже не остался до утра. Просто ни с того ни с сего прервал разговор, вызвал шофера, попрощался, уехал, ничего не обещая, однако на следующий вечер заехал опять и с тех пор заезжал постоянно. Марина тактично ждала, когда же он обратит на нее внимание как на женщину, придумывала различные уловки, чтобы затащить его в постель. Валерий заметил это.

– Там, на мосту, я сказал тебе, для чего ты мне нужна, – проговорил он. – Неужели ты еще не натрахалась?

Девушка почувствовала, как после этих слов пол уходит из-под ног. Сейчас ей ясно дали понять, где ее место. Она молча прошла в комнату и принялась переодеваться в то самое платье, в котором собиралась прыгнуть с моста.

– Дура, – констатировал Полоцкий, увидев ее в старом наряде. – Уйдя сейчас отсюда, ты подтвердишь то, о чем думаешь. Еще раз повторяю: мне не нужна сексуальная рабыня. Это ли не показатель моего отношения к тебе?

Марина растерянно смотрела на него, не зная, как быть. Он не хочет, чтобы она уходила. Она тоже этого не хочет. Может быть, ему нужно время? А может, он хочет дать время ей, время на перерождение, на метаморфозы, время, чтобы превратиться из вокзальной проститутки в блестящую леди, и тогда, кто знает…

Марина вернулась в комнату и переоделась.

– Так-то лучше, – удовлетворенно заметил предприниматель. – Ты останешься и не пожалеешь.

С этого дня у Марины началась другая жизнь. Ей не отказывали в деньгах, покупали красивые наряды, не разрешали готовить, доставляя еду из дорогих ресторанов. Однако за все это ее как будто заключили в золотую клетку. Девушке запрещалось выходить на улицу одной, только в сопровождении Валерия Семеновича, который перед каждым их выходом убеждался, что их никто не видит. Их выходы… Около полуночи или позже хозяин выводил ее из квартиры, сажал в машину, и они ехали куда-нибудь за город прогуляться. Однажды бизнесмен изменил своим принципам и затащил Марину в постель. Бывшая проститутка выложилась на всю катушку, и стареющий красавец уверял, что никогда такого не испытывал. С той ночи девушка стала не просто собеседницей… Их связь продолжалась два года, но совсем не походила на то, о чем она мечтала по приезде в город. Марина одновременно и имела все, и не имела ничего. Шикарных шмоток никто, кроме Валерия, не видел, ей запрещалось выходить даже в магазин. Видимо, ее хозяин крепко боялся жены, и юная путана оставалась для него дешевой вокзальной шлюшкой. Это, однако, не мешало ей продолжать идти к заветной цели – занятию места Дианы. В самые бурные и страстные ночи Валерий, сжимая в объятиях молодую любовницу, шептал ей, что хотел бы видеть ее на месте своей жены, хотел бы от нее ребенка. Когда же девушка заводила подобные разговоры не в постели, бизнесмен отмалчивался, и она решила ускорить события, поговорив с Дианой. Марина страшно боялась разговора с этой стареющей светской львицей, но жизнь не оставляла выбора, за свое счастье приходилось бороться. Бывшая проститутка набрала номер. Трубку сняли сразу.

– Я слушаю, – томный женский голос на мгновение парализовал девушку.

– Простите, я могу поговорить с Дианой Полоцкой?

– Она вас внимательно слушает.

– Вас беспокоит, – Марина замялась, не зная, как представиться, – знакомая вашего мужа.

– Так, – голос на другом конце провода не дрогнул.

– Я живу с вашим мужем уже два года, – выпалила путана. – Он не любит вас и мечтает о разводе. Я считаю, вы не должны препятствовать нашему счастью. Кроме того, ваш муж – богатый человек и нуждается в наследнике, которого вы не можете дать. А я смогу это сделать. – Марина перевела дух. Последовавшая реакция собеседницы ее удивила.

– Простите, сколько вы с ним, девушка? Два года? А я тридцать лет, – Полоцкая усмехнулась. – Таких, как вы, у него вагон. Не обижайтесь на мои слова и не вешайте трубку. Верю: вы гораздо моложе и красивее меня, более сексуальны и способны подарить ему радости любви, чего не могу да и не хочу я. И даже при этом в его жизни вы всего лишь бабочка-однодневка. Валерий никогда не оставит меня. Нас связывает больше, чем красота, молодость, секс. Так что, милая, мне жаль вас. Придет время, и он вас бросит. О том, что он бросит меня, не может быть и речи. Об этом мечтали многие. И вы не первая, которая звонит мне по этому вопросу. Оттого я и не сержусь.

– Значит, вы не дадите ему развода? – Марина покрылась липким потом.

– Нет, дорогая, – стареющая жена была на редкость спокойна. – И он не уйдет от меня до самой смерти.

– Тогда ты умрешь, – девушка сорвалась на крик и бросила трубку.

Вечером пришел Валерий. После бурных любовных излияний она рассказала ему о разговоре с Дианой и заметила, как омрачилось его лицо.

– Кто тебя просит лезть в мою семью! – такого разгневанного Полоцкого она видела в первый раз. – Или тебе чего-нибудь не хватает?

– Мне не хватает тебя, – девушка прижалась к его плечу. – Я хочу открыто кричать о нашей любви. А остального мне не надо. Забери у меня деньги, драгоценности, наряды, но останься сам.

Валерий молчал.

– Разведись с Дианой, – продолжала Марина. – Я буду тебе хорошей женой, рожу ребенка… Ты никогда не пожалеешь.

Валерий резко встал с постели:

– Ты не поняла меня! – Он зло взглянул на любовницу. – Это закрытая тема. Я никогда не брошу жену и не женюсь на тебе. А если тебя что-нибудь не устраивает… – Он выразительно показал на дверь и стал быстро одеваться. – Если твои фантазии не пройдут, тебе придется покинуть мою квартиру. Завтра, придя сюда, я должен убедиться: либо тебя здесь больше нет, либо ты никогда не коснешься этой темы, – последние фразы доносились до нее уже из прихожей. Валерий ушел, а она осталась лежать на ложе любви, униженная, оплеванная, как никогда.

Больше разговор о Диане молодая любовница не заводила, но от мечты своей так и не отказалась. Сейчас, накладывая макияж перед зеркалом, девушка думала, как устала за эти два года, занимаясь любовью, а по сути развратничая со стареющим, угасающим мужчиной, почти импотентом. Все, что он ей дарил, она честно заработала. А еще заработала спокойную семейную жизнь. Поэтому Диана должна отступить, отпустить Валерия, живая или мертвая. Лучше мертвая.

Глава 4

Анатолий Иванович Махов сидел перед большим портретом сына с траурной лентой и печально смотрел на симпатичное детское, с большими ямочками, лицо юноши. Да, к сожалению, его Егорушка навсегда останется двадцатилетним. Пуля душмана оборвала его жизнь в день рождения.

– Егорушка, прости меня. – Слезы крупными каплями текли из глаз старика и падали в стакан с водкой и на кусок черного хлеба. – Я сделал все, что мог. И все равно не уберег…
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>