<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 12 >>

Все свидетели мертвы
Ольга Баскова

– А как же завтрак?

– Когда посажу ее в манежик, – пояснил супруг.

Зорина бросилась к тостеру и положила в него хлеб, потом нажала кнопку электрического чайника и быстро нарезала сыр и копченую колбасу. Когда тосты подрумянились, она снова позвала Константина завтракать. На этот раз он не отказался:

– Мы почитали немного про мишку, а теперь она играет в манеже, – он потянул носом и улыбнулся: – Какой запах! Слушай. А почему у меня не получаются такие румяные тосты? Наверное, не хватает терпения, чтобы обучиться такому простому делу.

– Скорее, времени. Кофе? – поинтересовалась журналистка. Скворцов не был поклонником одного напитка и чередовал кофе и чай.

– Сегодня, пожалуй, выпью кофейку с молочком, – он уселся за стол и намазал тост маслом. – Кстати, сегодня моя очередь идти в молочную кухню. Так что скоро оденем нашу дочурку, и я возьму ее с собой.

– Хорошо, – ответила Катя с набитым ртом. – А я приготовлю на обед твои любимые голубцы.

Скворцов улыбнулся и кивнул. Это блюдо он любил с детства. Бабушка Кости, а потом и мама всегда баловали его голубцами, и Катя старалась не нарушить семейную традицию. В их семье, наоборот, не очень жаловали это блюдо, и ей пришлось перенимать опыт у свекрови. Впрочем, она оказалась талантливой ученицей. Однажды на семейном обеде Скворцов во всеуслышание заявил:

– Мамочка, ты можешь на меня обидеться, но Катюша делает голубцы вкуснее.

Свекровь развела руками и обняла невестку:

– Я очень этому рада, сынуля. По крайней мере, не будешь бегать ко мне. Да и я отдохну от готовки. Мне хватит твоего папы. У него всегда отменный аппетит.

Подумав об этом забавном случае, Костя хотел напомнить о нем Кате, но тут в дверь позвонили, и он сорвался с места. Зорина проводила его удивленным взглядом. Кто еще решил их навестить? На сегодня они гостей не ждали. Женщина услышала, как Скворцов открыл дверь, и сразу поняла, кто пожаловал. Костина мама, Тамара Михайловна Скворцова, учитель математики на пенсии, обладала зычным голосом.

– Где мои любимые детки? – пробасила она. – А где любимая девочка? Я кое-что принесла моей малышке.

Услышав голос одной из бабушек, Полина отозвалась радостным возгласом. Катя отставила чашку и бросилась в прихожую. Супруг помогал матери снять тяжелую шубу. Увидев невестку, женщина поспешила ее обнять.

– Катюша, только прости, если я не вовремя. Понимаешь, мой с утра на рыбалку отправился. Говорит: поймаю свежей рыбки. Ты же уже прикармливаешь Полину мясом? Почему бы ей не попробовать рыбы? В общем, я его отпустила. Иногда он, правда, возвращается без всякого улова, зато пьяный, как сапожник, но зато я сегодня встала в восемь утра и не готовила ему эту противную овсянку, а, как Маргарет Тэтчер, просто попила кофейку с кусочком белого хлеба, – она поправила прическу, и без того идеальную, и громко рассмеялась: – Если он и на этот раз вернется без рыбы, я не виновата.

Полина отозвалась на смех бабушки раскатистым хохотом. Тамара Михайловна заспешила в спальню с большим пакетом:

– Где моя очаровашка? Смотри, что принесла тебе бабушка, – она вытащила уже третью по счету Барби, и Костя скривился.

– Мама, ну зачем ей столько?

– Разве она не играет в куклы? – осведомилась свекровь. Костя покорно ответил:

– Играет, конечно, но…

– Никаких но, – заявила Тамара Михайловна и дернула мощными плечами. – К этой кукле в магазине продавался целый набор одежды. Кроме того, я купила комнатку для Барби. Представляете, скоро в продажу поступит кухня со всеми причиндалами. Вот везет современным детям, – говоря, она размахивала куклой из стороны в сторону, и Полина не выдержала и громко заявила:

– Дай!

Это привело бабушку в полный восторг. Она запрыгала вокруг манежика и закудахтала:

– Конечно, моя родная. Это все для тебя. Вся моя жизнь для тебя.

Девочка почти вырвала Барби из рук бабушки и пристроила ее к двум другим.

– У куколок появилась новая подружка, – заметила Тамара Михайловна. Полина помахала всем ручкой и принялась что-то рассказывать на своем языке новой знакомой.

– Хотите еще чашечку кофейку? – предложила Катя. – Под словом еще я подразумеваю…

– Я знаю, что ты подразумеваешь. Мол, дома я уже одну прикончила, – свекровь кивнула, направилась в кухню. – А я уже жалею, что не поела кашу. Не такая уж она и противная. Просто лень одолела. Можно, я съем этот аппетитный тостик? – она покосилась на тарелку с тостами.

– Ну, разумеется, – Зорина снова включила чайник. – Присаживайтесь к столу и берите все, что душе угодно. Вы для нас всегда самый желанный гость.

– Как и вы для меня, – Тамара Михайловна откусила кусочек и задумалась. – Я и не предполагала, что буду так скучать по внучке. Я хотела вас попросить. Может быть, вы позволите Полине провести входные у нас с дедушкой? Или вы нам не доверяете? А зря, – произнесла она учительским тоном. – Все же двух детей мы вырастили, и они не жалуются.

Катя задумалась, соображая, как бы деликатнее отказать. Слов нет, она доверяла свекрови. За Полиной в выходные будет отменный уход. Но прожить хотя бы час без дочери… Нет, она и подумать об этом не могла. На помощь пришел Костя.

– Мама, а тебе известно, что мы с Катей ходим за питанием в молочную кухню? – спросил он. – Полине выписали молоко, кефир и творожок, и они гораздо лучше, чем на рынке. И не надо со мной спорить.

– А я и не спорю, – ответила Тамара Михайловна. – Мне странно, почему ты считаешь, что я не смогу сходить за питанием?

– Потому что это кухня не твоего района, а нашего, – пояснил Скворцов. – И тебе нужно будет встать чуть ли не в шесть часов, чтобы к восьми поспеть сюда. Видишь ли, сейчас мало заботятся, чтобы питания хватило всем. Если опоздать, можно остаться без творога или кефира.

– Почему это я должна опаздывать? – возмутилась Катина свекровь. – Я, между прочим, мой мальчик, всю жизнь в школе от звонка до звонка проработала. Иногда наша завуч ставила нулевые уроки и строго их контролировала. И вам известно, когда они начинались? В половине седьмого. Представляете, во сколько я поднималась, чтобы успеть наложить макияж? Никогда в жизни я не позволяла себе приходить на работу без макияжа.

Это было хорошо известно и Кате, и Косте. Тамара Михайловна всегда следила за собой. Даже на пляж она приходила с подкрашенными ресницами и напудренным лицом.

Скворцов беспомощно взглянул на жену, словно не зная, какой аргумент выдвинуть. Этим воспользовалась его мама:

– Значит, договорились. Привозите ко мне Полину на выходные.

– В субботу меня пригласил Мишка Железнов, – сказал Константин. – Тебе необязательно брать Полину к себе. Можешь прийти и помочь Кате по хозяйству.

Тамара Михайловна вскинула нарисованные брови:

– Помочь Кате? Это еще что такое? Разве вы идете не вместе? Вы же всегда ходили вместе.

– Полина теперь не дает нам такой возможности, – пояснил Скворцов.

– Она не дает, а мы с отцом дадим, – вставила Тамара Михайловна. – Катюша, ты должна пойти с мужем. Я своего отпускаю с приятелями только на рыбалку. Ну, конечно, иногда они собирались мужской компанией, но это бывало крайне редко. Так что я настаиваю, чтобы ты отправилась с ним. Не хотите отдавать ее нам – не нужно. Но мы с отцом приедем сюда и приглядим за нашей внучкой, – она обиженно поджала губы. – Кажется, мы имеем на это полное право.

– Но… – попыталась урезонить ее Катя.

– Или вы слушаетесь меня, или я последний раз у вас в гостях, – отрезала Тамара Михайловна.

Зорина развела руками:

– Ну, что касается меня, я буду вам очень благодарна. Теперь дело за Костиком.

– А по-моему, мать действительно неплохо придумала, – кивнул Скворцов.

Глава 3

Катя и Костя подъехали на такси к ресторану «Вагон-ресторан», самому модному в городе. У входа уже припарковалось с десятка два машин различных марок – от «Лады Калины» до последней модели «Мерседеса». Железнов в белом костюме, с бабочкой, с зачесанными назад черными волосами больше, чем когда-либо, походил на голливудскую звезду. Возле него крутилась Таня Шарапова, директор магазина одежды, демонстрируя всем кольцо с огромным бриллиантом. Ходили слухи, что одно время женщина пыталась окрутить Михаила, но добилась лишь короткого флирта. С горя Татьяна выскочила замуж за первого, кто сделал ей предложение, и довольно удачно. Муж-предприниматель сделал ее директором одного из своих магазинов, и Шарапова купалась в деньгах, однако не могла забыть первую любовь, и изредка их с Железновым видели обедающими в «Калипсо», кафе, принадлежавшем отцу Михаила. Увидев идущих Костю и Катю, Железнов бесцеремонно отстранил бывшую возлюбленную и направился к ним:

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 12 >>