1 2 3 4 5 ... 11 >>

Ольга Морозова
Астрал

Астрал
Ольга Морозова

До определённого времени жизнь героини шла по самому распространённому сценарию – дом – работа – работа – дом. Пока она не встретила в самолёте загадочного незнакомца, и с тех самых пор её жизнь перевернулась на сто восемьдесят градусов. Любовь, кровь, тайны, авантюры – волею судьбы героиня оказалась втянута в водоворот неожиданных и странных событий. Она ощутила себя сидящей в утлой лодке без вёсел, несущуюся по волнам в неизвестном направлении…

Ольга Морозова

Астрал

© ЭИ «@элита» 2015

* * *

Марианна подняла чемодан и устало поплелась к стойке регистрации. Очередная командировка на этот раз давалась с трудом. Она чувствовала себя вечным странником, бездомным и неприкаянным. Самолёты и поезда, поезда и самолёты, сколько видела она их за последнее время – не сосчитать. Поначалу возможность увидеть мир, не тратя при этом ни копейки собственных денег, увлекала её, и в каждую поездку Марианна собиралась как на праздник. Но потом пришло безразличие, а за ним и раздражение. Чужие города и страны мало-помалу перестали вызывать в ней интерес, и, приехав в очередное место командировки, Марианна забивалась в гостиничный номер, предпочитая выходить только по делам или поесть. Да и что могло особо заинтересовать в чужой стране? Чужие лица, чужая речь, приклеенные улыбки гостиничных менеджеров… всё скучно и банально.

С такой жизнью Марианна постепенно лишилась подруг, так как видеться они могли крайне редко, ограничиваясь лишь беседами по телефону. Муж и тот как-то странно начал к ней относиться, перестал делиться проблемами, будто Марианна стала пустым местом. За завтраком он в основном читал газету, прихлёбывая кофе, изредка отпуская замечание по поводу прочитанного. Впрочем, говорил в основном для себя, так как реакция Марианны была ему безразлична. С таким же успехом он мог говорить с котом, который вечно тёрся возле его ног. В такие моменты в душе Марианны поднималась горечь, но она подавляла её. Оба прекрасно знали, что бросить сейчас работу Марианна не могла: платили прилично, а муж зарабатывал мало. Непростительно мало для мужчины, как считала Марианна, но ничего поделать была не в состоянии. Так они и жили, вместе, и в то же время каждый сам по себе. Не чужие, но и не родные.

Дочь училась в пятом классе, целыми днями пропадала в школе, и занимался ею в основном муж, учитывая почти постоянное отсутствие Марианны. Но, несмотря на это, у матери с дочерью были доверительные отношения. Агата росла не по годам серьёзной девочкой. Она понимала мать, и Марианна была ей за это благодарна. Агата осталась единственной настоящей подругой, и Марианна гордилась её успехами. С отцом Агата тоже ладила, но, как иногда казалось Марианне, втайне корила за то, что он не может заработать достаточно денег, и поэтому матери приходится так много работать. В этой ситуации обиднее всего то, что Игорь считал такую ситуацию нормальной и совершенно не зацикливался на том, кто и сколько приносит в дом денег. Ему нравилась его работа – инженером на предприятии, и менять её он в ближайшее время не собирался.

Марианна тоже давно смирилась с таким положением вещей: в нужный момент молча собирала чемодан и отправлялась в аэропорт, либо на вокзал, в зависимости от ситуации. Муж, если был в тот момент дома, кивал на прощание, как будто она шла в ближайший супермаркет, и утыкался в компьютер. Из-за пробок он редко подвозил Марианну – езда по битком набитому машинами городу выводила его из себя. И вообще он считал, что при таких заработках Марианне не грех взять и такси. Не убудет. Нервы дороже.

Слушая такие рассуждения, Марианна всегда усмехалась про себя. Конечно, нервы дороже. Только речь идёт исключительно про его нервы. Не про её. Про её нервы он и не думает. Зачем? Ему так гораздо удобнее. Расслабился, окопался, живёт как у Христа за пазухой, нервы не тратит. Наверное, собирается жить до ста лет. Молодец.

В первое время, садясь в такси, Марианна кипела от возмущения, но потом и это стало ей безразлично. Каждый приспосабливается, как может. Это закон жизни. Что с того, что ей досталась такая роль? Возможно, даже к лучшему. По крайней мере, муж не позволяет себе пренебрежительно к ней относиться. Уважает. В отличие от некоторых подруг, которых мужья в грош не ставят. Тоже имеют право. Добытчики. Кормильцы. А у них наоборот. Но Марианна никогда не позволяла себе снисходительно относиться к мужу. Уважала его мужское достоинство. Кто знает, как завтра повернётся жизнь? Как муж, Игорь её устраивал. Одной остаться совсем не хотелось. Как тогда быть с Агатой? А одна мысль о том, что придётся возвращаться в пустую холодную квартиру, бросала её в дрожь. Нет уж, пусть будет, как есть. Не худший вариант. Какая-никакая, а семья. Есть с кем перемолвиться словом, прислониться в трудную минуту. Это тоже немаловажно.

На одиночек бальзаковского возраста Марианна насмотрелась. Несчастные бабы, хоть и при деньгах, а взгляд затравленный, просящий… неудобно глазами встречаться, будто ждут от тебя чего. Так нищий смотрит на паперти. Но тот хотя бы знает, чего хочет. А эти… хорохорятся, храбрятся: мы да мы… но несчастливы, сразу в глаза бросается. А сколько историй Марианна невольно выслушала в транспорте! Уму непостижимо! Можно роман написать. Сначала интересно было, а потом слушала больше автоматически, почти не вникая в суть. Чужие истории о чужих людях, которых Марианна никогда не видела, да и вряд ли увидит. Но люди так устроены: любят рассказать про себя постороннему человеку. А что ещё в поезде делать? Путь длинный, не будешь же сидеть молча, вот разговор волей-неволей и завязывается. Вроде невинно начинается: кто вы, да откуда? А потом пошло-поехало. Всю подноготную расскажут, прямо наизнанку вывернутся. И зачем это перед чужим-то человеком? Но потом Марианна поняла: груз с души хотят снять. Оправдаться. Себя в лучшем свете представить. Жалуются в основном, на судьбу, на близких. Пользуются тем, что никто никого не знает. В этом суть. А раз не знают, значит, и судить не смогут. Выслушают и примут сторону говорящего, посочувствуют. Что и требовалось доказать.

Марианна прошла регистрацию и очутилась в предбаннике «Дьюти Фри». До посадки оставалось около получаса. Она скромно уселась в уголок и стала смотреть в окно на самолёты. Вид лайнеров её завораживал, хотя летать она побаивалась. Не хотелось вот так, в небе, исчезнуть с лица Земли в одно мгновение. Хотя, если призадуматься, не самый худший способ. Несколько секунд страха – и всё. Ни боли, ни мук.

Марианна тряхнула головой: что за идиотские мысли лезут в голову! Да ещё перед посадкой. Надо взять себя в руки, что-то она совсем раскисла. К счастью, начали приглашать в самолёт, и Марианна встряхнулась. Упругой походкой прошла в автобус и села, ожидая, пока он заполнится пассажирами.

Её место в самолёте оказалось в самом конце салона, возле окна. Марианна забросила сумку наверх и с облегчением опустилась в кресло. Через пару минут рядом с ней приземлился мужчина средних лет, довольно приятной наружности. Он сразу пристегнул ремень и закрыл глаза. Марианна подумала, что он боится летать, и по этой причине весь полёт будет усиленно делать вид, что спит. Это её вполне устраивало. Выслушивать откровения сейчас выше её сил. Она тоже закрыла глаза, на всякий случай, и положила в рот леденец.

Лайнер глухо заурчал и слегка завибрировал. Загорелось табло насчёт ремней, а в салон вошла стюардесса и стала озвучивать обычную в таких случаях инструкцию. Всё это Марианна знала наизусть, но подозревала, что вряд ли сможет воспользоваться советами. Мужчина на соседнем кресле заёрзал и произнёс, ни к кому конкретно не обращаясь:

– Интересно, кто-нибудь когда-нибудь этим пользовался? На практике, я имею ввиду.

Марианна открыла глаза. Мужчина будто прочитал её мысли. Она хотела ответить, но осеклась. Одна фраза потянет за собой другую, и завяжется нудный разговор. Про жизнь и мучения господина имярек. В таких случаях лучшей тактикой будет молчание. Марианна достала детектив и сделала вид, что увлечённо читает. Мужчина скосил глаза:

– Извините, можно узнать, что читаете?

Марианна, не проронив ни слова, показала обложку. Мужчина понимающе кивнул:

– Всё ясно. Убийства, леденящие кровь подробности… титанические усилия по разгадке шарады, и наконец поимка. Самое скучное чтиво на свете. Для меня, во всяком случае… Всегда всё знаю наперёд.

Марианна подняла бровь и хмыкнула, по-прежнему сохраняя молчание. Мужчина вздохнул, поёрзал и снова спросил:

– Могу я узнать ваше имя?

Вопрос выбил Марианну из колеи. Попутчики редко интересовались именами, это совсем ни к чему. Имена вызывают воспоминания, ассоциации, от которых хочется быть свободным. Но не ответить неудобно, и Марианна назвалась.

– Редкое имя… но очень красивое. Откуда такое?

Марианна прикрыла книгу, поняв, что отделаться не удастся.

– Мама назвала, как вы понимаете. Очень любила актрису Марианну Вертинскую. Ту самую. А вам зачем?

– Что значит, зачем? – Мужчина пожал плечами. – Странный вопрос. А зачем вообще людям дают имена? Чтобы как-то обозначиться в этом мире, отличаться друг от друга. Или вы предпочитаете безликое «мадам»?

Марианна невольно засмеялась. Мужчина начал её забавлять.

– Вы, наверное, много перемещаетесь? Чувствуется в своём роде закалка.

– Угадали. Перемещения стали частью моей натуры.

– Устали от попутчиков? Надоели пустые разговоры, жалобы на жизнь?

– Опять угадали. Теперь я верю, что вам скучно читать детективы. Зачем, если заранее знаешь конец?

– Да, скука смертная. Поэтому ничего не беру читать в дорогу. Кстати, меня зовут Владлен.

– Весьма приятно.

– Взаимно. Куда, если не секрет, направляетесь на этот раз?

– Туда же, куда и вы. Это самолёт, если вы помните. А если серьёзно, то в очередную командировку. Я работаю в косметической фирме.

– Интересная работа?

– Да как сказать? Не то, чтобы очень… но платят прилично. Грех жаловаться.

– Для вас так важны деньги?

– А для вас? Мне кажется, от денег ещё никто не отказывался. Многие спят и видят, как заполучить такую работу, как у меня.

– Для меня? Важны, конечно… но я редко об этом задумываюсь. Всегда делаю только то, что хочу.

– Вы счастливчик. А как быть с потребностями чисто телесными? Чем зарабатываете?

– Мои потребности на самом деле не так велики. Мама с папой оставили кое-что, так что могу себе позволить.

– Вы что, рантье?!

– Да нет, что вы… это просто неприлично в наше время. У меня небольшая частная клиника. На жизнь хватает.

– Что ж, рада за вас. Я вот тружусь в поте лица.

– Вы замужем?

– Да. Есть дочь.
1 2 3 4 5 ... 11 >>