<< 1 2 3 4

Ольга Рыжая
Выбор Архимага


Стараясь не смотреть на архимага, морщась от боли и уже начинавшей подсыхать крови на теле, аккуратно спустила рукава, обнажив плечи. Видел бы нас кто сейчас со стороны, архимаг в объятьях с полуголой девицей сидит на полу здания суда, а где-то в стороне валяются без сознания преступники пытавшиеся сбежать, это была бы сенсация. В этот раз он сам привлек меня к себе за талию, положив руку на обнаженную спину, от чего все тело покрылось мурашками.

– Замерзла, потерпи чуть-чуть, сейчас я тебя согрею, – от этих мыслей меня, бросило в жар. Сейчас немного пожжет, они смазаны чем-то были, но не ядом, я сейчас все это уберу из крови, – движение теплого воздуха и легкие поглаживания спины, вызвали во мне необъяснимое желание.

А он тем временем, ничего казалось не замечая, продолжил свои легкие поглаживания, с намереньем отвлечь от боли. И ему это прекрасно удалось.

– Все, теперь твоя спина в полном порядке, ногу я тебе тоже подлечил, – проложил он горячую дорожку коротких поцелуев от плеча к основанию шеи. К своему стыду, я не смогла сдержать свой разочарованный стон, когда он отстранился.

Архимаг помог мне одеться и, застегнув молнию на платье, с помощью бытовой магии убрал порезы с ткани. А затем, развернувшись ко мне лицом, на несколько мгновений порывисто привлек к себе в объятья.

– У нас все обязательно будет, чуть позже, сейчас не время и не место! – отстранившись, проговорил он мне в губы, а затем накрыл их собственническим поцелуем.– Посиди здесь, хорошо. Ничего не бойся, я только отправлю этих, – кивнул он в сторону лежащих тел бандитов, – и вернусь за тобой.

– Я буду здесь, когда ты вернешься, – скромно опустила глазки.

Глава 3

Он быстро поднялся и направился в коридор, подойдя к лежащим на полу преступникам. Сделал пас рукой и, подкрепив его словесным заклинанием, накрыл их всех большой красной сетью, и словно одну большую авоську закинул в портал. Верзилу, который хотел меня забрать, он отправил, судя по всему в другое место.

– Ты здесь с группой или одна? – спросил архимаг и, опустившись на одно колено, легко подхватил меня на руки.

– С группой и куратором, они остались в зале, где должно было проходить слушание. Нас порталом сюда перенесли. Бандиты магическую клетку взорвали, защитный экран разбился. Осколки на нас посыпались, я в этот момент нагнулась и не пострадала. А потом верзила решил, что я хорошая заложница. Пока он меня нес, я его ногой несколько раз ударила.

Не знаю, зачем стала рассказывать ему о своих приключениях.

– Спасибо, теперь понятно как они сбежали. Значит, я вовремя успел.

Дальше мы шли молча, о наших поцелуях я не заговаривала. Это казалось чем-то нереальным. Дойдя до зала заседаний, архимаг остановился около двери, а затем открыл дверь магией. Сразу же вспышки множества щитов засверкали одновременно. Продолжая удерживать меня на руках, архимаг вошёл в зал.

– Адептка Камелия помогла мне задержать преступников. Но у них могли остаться сообщники. Поэтому я принес её сюда. Через час свяжитесь со стражниками и целителями. Этого времени мне должно хватить на обследование всего здания, – спокойно произнес Доминик, закрывшемуся щитом куратору.

Обрадованный преподаватель, заверил его, что все сделает, обо мне тоже позаботится. Бросив на меня прощальный взгляд, архимаг ушёл. Меня тут же начали расспрашивать, что произошло после того как меня забрал громила.

Я рассказала не очень далёкую от правды версию событий. О поцелуях и лечении моей спины умолчала. А спустя час куратор попытался вызвать стражников, но у него ничего не получилось, пришлось нам всем вместе идти на выход. Судья к этому времени уже пришла в себя, и после момента как к ней подошёл "заместитель прокурора" ничего не помнила.

В холле мы всей группой чуть не попали под атакующее заклинание королевской стражи. Быстрая реакция и крик «Не убивайте нас, мы адепты!» помогла избежать серьезных травм. Убедившись, что мы те за кого себя выдаем, посадили в магбус и отправили в академию. По дороге куратор попросил придерживаться определенной версии событий, совсем не тактично намекнув, что в случае чего проблем нам не избежать.

Мы все дружно согласились. Проблемы никому не нужны. На следующий день нас освободили от занятий, чтобы мы отдохнули и кому надо залечили травмы. На мою поврежденную ногу одели специальный фиксатор, и мне приходилось хромать или пользоваться костылями. После стольких магических заживлений, магией лечить вывих было нельзя. Хотя я подозреваю, что нога пострадала гораздо серьезнее, чем просто вывих.

Три дня прошли в тревожном ожидании, но нас так никто и не вызвал на допрос. В газетах писали, что произошел сбой артефактов защиты у здания суда и прокуратуры, и ни одного слова, про неудачный побег и прочее. Архимаг тоже не появлялся, и в душе поселилась странная тоска. Все свое свободное время я проводила в библиотеке, стеллаж поставили новый, даже не выясняя, кто сломал прежний, думаю это заслуга архимага. Доклад о Тоуриусе Грее был написан и дожидался своего часа. Но лишними знания не бывают, поэтому вместо прогулок и вечеринок я проводила время в библиотеке.

Его приближение я почувствовала сразу, странная тоска ушла, а в груди разлилось тепло. Легкий сквозняк, тихий хлопок двери, практически бесшумные шаги, и вот меня окутал его аромат, грозовая свежесть после дождя, и тонкий запах хвои.

– Привет! – раздался тихий голос, и мужчина сел рядом.

– Добрый вечер профессор! – поздоровалась я официально, не поднимая глаз.

– Можно просто Доминик, – накрыл он руку своей.

И я осмелилась посмотреть на него, он с задумчивым видом переплел наши пальцы и наблюдал, как они светятся. А затем стал поднимать мои пальчики один за другим и подносить их к губам. От этого они стали светиться еще ярче. Словно его поцелуй, зажигал в кончиках моих пальцев невидимые огоньки. От его действий внутри меня разлилось приятное тепло, а сердце сладко замирало, от каждого его прикосновения.

– Что ты делаешь? – спросила его с улыбкой.

– Наблюдаю, наверное, – пожал он плечами, снова переплетая наши пальцы. Как ты? – спросил он, поддавшись вперёд.

– Нормально, вот хожу в фиксаторе. Пишу доклад по травам, по стеллажам больше не лазаю, – ответила с улыбкой.

– Знаешь, я бы хотел попросить прощение, за свое поведение и за ментальную магию. Меня иногда заносит. Ты простишь меня, – прошептал он, склоняясь к моим губам.

– Да, я прощаю тебя, – уже сама подалась вперёд, чтобы поцеловать его.

Коснулась, ладонью его щеки, и свет мгновенно вспыхнул при соприкосновении. Озаряя полутемный читальный зал библиотеки. Приглушённые голоса адептов ворвались в мое сознание как холодный ветер. Я попыталась отстраниться, но Доминик мне не дал этого сделать. Просто оторвался от моих губ на секунду и захлопнул магией дверь библиотеки, прямо перед возмущенными адептами.

И наложил заклинание на все помещение библиотеки, даже я почувствовала, как оно оплетает всё вокруг, отрезая нас от внешнего мира.

– Иди ко мне, – одним ловким движением усадил меня к себе на колени. Я просто хочу тебя обнять, – пояснил он, заметив, как я напряглась.

Воспоминания с той проклятой вечеринки вновь закружились в моём сознании. Ингрим тоже тогда вот так же просил сесть к нему на колени. И его возбужденное достоинство упиралось мне в бедро. А потом он предложил сходить наверх за оставленной курткой…

– Он тебя изнасиловал? – раздался холодный как сталь над головой голос архимага, когда я вместо поцелуев уткнулась ему в плечо. Прости, твои воспоминания слишком болезненны. Они отражаются серым пятном на твоей ауре. Я могу стереть их, если захочешь, но он должен понести наказание за совершенное преступление.

– Нет, я не хочу забывать. И меня не насиловали, извини, я не хочу говорить об этом. Давай лучше продолжим заниматься, – вытерла я набежавшие слёзы. А наказание он уже понес, – добавила я с коварной улыбкой.

Доминик

Настаивать не стал, но себе мысленную заметку поставил, ведь насилие тоже может быть разным. Пересадив Камелию обратно на ее стул, начал вместе с ней готовить доклад по травам. Она быстро включилась в работу, и старательно записывала свойства трав и их названия. Минуты отдыха, старался разбавлять смешными шутками. От себя добавил несколько коротких легенд, связанных с этими травами. Девушка их тоже старательно записала. В ее компании время пролетело незаметно и, видя, что ей осталось написать всего несколько предложений, обдумывал, как бы потактичнее и куда пригласить девушку на ужин.

Магписьмо с королевским гербом упало на стол, испугав нас обоих. Убрав магией черту, которую Камелия провела, дернувшись в испуге, приступил к чтению. Ведя расследование, кто мог помочь бежать из здания суда опасным преступникам и поиску главного прокурора. Совершенно забыл, что король вызывал меня еще три дня назад. Прочитав их воспоминания, я узнал, что о побеге братья даже не помышляли, пока к ним не пришел «адвокат от друзей». Кто это может быть они и сами не знали.

С Гареладьдом, младшим из братьев, который посмел положить свой глаз на мою девочку, состоялся отдельный мужской разговор. В результате, которого мне пришлось подчищать память двум молодым девушкам, он держал их в плену, для собственных утех. О пленницах никто не знал, точнее братья про них не говорили и даже не вспоминали на допросах. В этот раз я специально более внимательно наблюдал за его мыслеобразами, говоря про изнасилования, и спрашивая, зачем он хотел взять с собой девушку.

Так и выяснил, что у него в подвале дома живут две девушки, которых он похитил во время нападений. К ним он и собирался отправить Камелию, от образов, которые вспыхивали у него в сознании, я чуть не придушил его собственными руками. Пришлось срочно организовать спасательную операцию и суд. Бедняжки были уже в бессознательном состоянии, две недели они практически ничего не ели, только пили воду, экономя продукты, которые оставил их похититель, отправляясь на очередной разбой, где их и поймали.

Девушек сразу забрали целители, и как только они смогли выдержать ментальное воздействие, просмотрел их воспоминания. Геральд приходил к ним когда хотел «любви» и иногда даже устраивал «тройничек», хорошо, что с братьями не делился своими «игрушками». Не желая травмировать психику юным девушкам, стер их память о времени проведенном в плену. Родственников жертв предупредил, чтобы отсутствие воспоминаний они объяснили летаргическим сном. А насильника отправил в специальное поселение каннибалов, на отдаленном острове. У этого клана была особая древняя магия, основанная на жертвоприношениях и поедании себе подобных. Много раз их пытались завоевать, но все пропадали или сходили с ума.

Только однажды удалось достичь договоренностей. На их остров будут присылать преступников мужчин, осужденных на смерть, а клан за это не будет больше насылать бури и ветра на проходящие мимо острова корабли. А преступниц женщин будут присылать на другую часть острова, где живет «женский клан». Так повелось, что если попадает насильник его тоже всем кланом «любят», а потом отправляют на черные работы, где его не прекращают «любить» каждый день пока тот не умрет. А убийц и разбойников, приговоренных к высшей мере наказания, приносят в жертву, а потом съедают. Сбежать от туда невозможно, как и попасть туда случайно, потерпевших кораблекрушения не трогают, вызывают сразу стражников с большой земли. Женщин-преступниц ждала другая участь, в зависимости от тяжести преступления, им назначалось разное наказание. Но если преступница молодая и сильная женщина, ее обязывали рожать от вожака «мужского клана» и его приближенных.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 10 форматов)
<< 1 2 3 4