<< 1 2 3 4

Иллюзионист и его номер. Иллюзионный жанр как искусство
Павел Айдаров


Могут ли быть связи на основе дополнительности эффектов? Здесь потенциал крайне низок. По сути, имеется лишь два противоположных эффекта: появление и исчезновение. Связка на основе дополнительности этих эффектов присутствовать в номере может, но велика вероятность, что она не будет иметь серьёзного значения, ибо ощутимое воздействие имеет только множество связок, основанных на одном принципе, а не одна единственная.

Дополнительность формы обладает уже несколько большим потенциалом. Остроугольная (треугольная) и трапециевидная формы реквизита в выступлении фокусника встречаются крайне редко, а потому их нет смысла делать предметом обсуждения. Реквизит фокусника, как правило, имеет либо прямоугольную, либо округлую форму – то и другое в многочисленных вариациях. Эти два вида формы являются противоположными. Но можно ли назвать их дополнительными? Если мы будем исходить из психологического закона относительности, обозначенного А. Бэном, который гласит: «Изменение ощущения составляет необходимое условие сознания» (4, с. 59), то да. Суть этого закона в том, что однообразные ощущения ведут за собой притупление чувств, что обусловлено свойствами нервной организации. Этот закон «обнаруживается во всех изящных искусствах под именем контраста» (там же, с. 62). Прямоугольная и округлая формы как раз и представляют собой такой контраст. Присутствие лишь одной из них обедняет номер и притупляет его восприятие. Допустим, весь номер состоит исключительно из манипуляции с картами – таких номеров немало – в таком случае присутствует только прямоугольная форма. Но если мы добавим в начало такого номера манипуляцию с шариками, что также часто встречается, то тем самым номер сразу же обогатится – не только по трюковой части, но и в плане дополнительности формы: он станет более гармоничным. Далее в разделе анализа композиции номеров будут показаны несколько примеров того, как округлая и прямоугольная формы удачно соседствуют в иллюзионных номерах.

Выше мы упоминали о дополнительности размера. Дополнительность по принципу малый-средний-большой является достаточно расплывчатой, ибо «малое», как и «среднее» с «большим», можно трактовать по-разному. Попытка определить более точные пропорции, лежащие в основе гармонии и эстетического восприятия, принадлежит Леонардо да Винчи. Гармоничную пропорцию он назвал «золотым сечением». Смысл золотого сечения состоит в том, что если целое разделить на большую и меньшую часть, то соотношение между меньшей и большей частью должно быть таким же, как между большей частью и целым. Проиллюстрируем это. Допустим, фокусник поочерёдно выполняет трюки с верёвками, в одном фокусе – верёвка меньшей длины, в другом – несколько большей, в третьем – ещё большей. Для достижения гармонии соотношение длины верёвок достигается через выраженную в числах пропорцию золотого сечения, которая составляет 1:1,618. Зная эту пропорцию, легко сделать вычисление. Если средняя верёвка у нас 55 см., то длинная должна быть 89 см., а короткая – 34 см. Когда же речь идёт о соотношении размера разнопланового реквизита, то сопоставляться должен его объём. Сделать такие вычисления достаточно трудно, да и не нужно. При развитом чувстве художественности оптимальное соотношение чувствуется интуитивно. Следует добавить, что правильность принципа золотого сечения трактуется неоднозначно, скорее, он имеет лишь какую-то ограниченную область применения, то есть в одних случаях может действовать, а в других – нет. В каких именно случаях он действует – чёткого ответа на этот вопрос не имеется.

Достаточное большое распространение в областях искусства имеют и более простые гармоничные пропорции, которыми пользовался, в том числе, тот же Леонардо да Винчи. В музыке октава имеет пропорцию 1:2, квинта 2:3, кварта 3:4, большая терция 4:5, малая терция 5:6. В фотографии: наиболее распространёнными соотношениями сторон фотоснимка являются 1:1, 2:3, 3:4 и 4:5. Можно ли распространить подобные простые соотношения на иллюзионный жанр? Если принять за единицу иллюзионный трюк, то некоторые из вышеназванных гармоничных сочетаний вполне применимы к номерам, имеющим блоковую структуру. В качестве примера можно привести номера, которые позднее станут предметом нашего анализа: в номере «Иллюзия с цветами» сочетание трюков первого и второго блока составляет 3:4, а в «Дивертисментном номере с блоковой структурой» имеются четыре блока, соотношение между которыми 2:2:2:2.

Ещё один вид дополнительности, который следует назвать, и который часто встречается в иллюзионных номерах, – это зеркальность. Под зеркальностью мы понимаем элемент композиции, когда две половины номера (либо только их часть) соотносятся друг с другом как противоположности. Проиллюстрируем это на примере зеркальности эффектов. Номер, полностью построенный по такому принципу, может представлять собой следующую последовательность эффектов:

1. Превращение.

2. Изменение цвета.

3. Проникновение.

4. Перемещение.

5. Проникновение.

6. Изменение цвета.

7. Превращение.

Мы видим совпадение эффектов 1—7, 2—6, 3—5. Эффект под номером 4 в данном случае выполняет функцию разделения номера на две части. Такой разделительный эффект вовсе не обязателен. Например, зеркальность номера из восьми трюков может выглядеть так: 1—8, 2—7, 3—6, 4—5.

Зеркальность может быть как полной, так и частичной, например, зеркально противоположными могут быть лишь первый и последний трюк номера. Классический пример: начало номера – превращение трости в платки, финальный трюк – превращение платка в трость. В данном случае зеркальность обеспечивается не только единством эффекта (превращения), но и общностью реквизита, а также (и это новое!) противоположностью иллюзионного действия (трость ? платки; платок ? трость); а если трости будут окрашены одним цветом, то мы получим ещё и связку на основе цвета.

Реализация принципа зеркальности в конкретных номерах будет нами показана при анализе композиции номера «Металлические и перьевые кольца», а также номера В. Данилина «Ширма».

Номер как развивающееся целое

Теперь обратимся к выделенным А. С. Карташкиным реквизитным принципам[8 - См. главу «Основные композиционные связки».]. С принципом однообразия реквизита дело обстоит просто – он рождает связку между всеми трюками номера на основе общности используемого реквизита. Номера, построенные по такому принципу, мы причисляем к тематическим. Общность реквизита сама по себе ещё не обеспечивает целостности номера, но всё-таки существенно способствует этому. Если фокусник решил сделать номер с картами или цветами, то это ещё не значит, что номер будет целостным вне зависимости от того, какие трюки будут использоваться и в каком порядке – такой номер вполне может быть составлен хаотично и не представлять собой нечто целостное. Можно сказать, что единство реквизита способствует созданию общей линии, связывающей между собой трюки номера, однако нельзя говорить, что одной этой линии будет достаточно для обеспечения его целостности. Чтобы создать между трюками номера взаимное и достаточное притяжение, нужна не одна, а множество объединяющих линий, пронизывающих номер в самых разных направлениях.

Принцип развития реквизита предполагает связку другого типа – каждый последующий трюк выступает как элемент процесса увеличения размера реквизита. Например, первый трюк фокусник демонстрирует с маленькой верёвкой, второй – с верёвкой средней длины, а третий – с более длинной верёвкой. Однако если связка между трюками рождается на основе процесса увеличения реквизита (градации), то она должна точно также иметь место и в обратном случае – при уменьшении этих размеров (деградации). Но на практике мы постоянно встречаем лишь первое: примеров того, когда артист переходит от более мелкого трюка к более крупному предостаточно, а вот обратное – большая редкость. Это значит, что мы должны искать другое объяснение популярному среди фокусников использованию градации реквизита.

Если смотреть на целостность иллюзионного номера только как на взаимосвязь трюков, то он представляется как нечто статичное, в то время как одни трюки в нём сменяются другими, т. е. происходит определённое движение. В связи с этим следует упомянуть разделение искусств, которое, основываясь на работах Лессинга, даёт Ю. Мильталер (22, с. 89). С одной стороны, он выделяет «искусство покоя», которое также можно назвать и как «искусство совместных впечатлений» и как «искусство одновременного созерцания». С другой стороны, существует «искусство движения», которое одновременно является «искусством сменяющихся впечатлений» и «искусством последовательного созерцания». Иллюзионный жанр здесь можно было бы отнести ко второй категории. Однако нельзя согласиться с термином «последовательность» впечатлений. Простая последовательность не предполагает развитие, а представляет лишь изменение от одного к другому. При отсутствии развития зритель быстро потеряет интерес к происходящему. Чтобы завладеть вниманием зрителя, номер должен развиваться в определённом направлении. Трюки должны не просто следовать один за другим (пусть и во взаимосвязи), а развивать некоторое действие. Тем самым иллюзионный номер представляет собой не просто целое, а развивающееся целое. Одним из способов придать такое развитие как раз и является построение иллюзионного номера с использованием градации реквизита. Обратное – деградация реквизита – хоть и рождает связку между трюками, но тормозит развитие номера, а потому и встречается редко. Деградация реквизита чаще применяется между блоками номера и является одним из способов подчеркнуть начало нового блока. Допустим, фокусник начал выступление с мелкого трюка, в следующем перешёл к реквизиту чуть крупнее и завершил начальный блок фокусом с ещё более крупным реквизитом. И здесь нужно как-то дать понять зрителю, что начальный блок закончен и начинается переход к основной части. Одним из возможных способов показать это как раз и является деградация реквизита – артист снова берёт мелкий реквизит, что символизирует начало относительно нового действия.

Редко встречается, чтобы весь номер представлял собой непрерывную градацию реквизита. Как правило, присутствует и деградация, расставляющая запятые в иллюзионном номере. Но как же быть тогда с развитием? Ведь только номер стал развиваться на основе градации реквизита, как вдруг наступает деградация. Развитие прервано? Оно было бы прервано, если бы отсутствовали другие факторы развития номера. Не в меньшей мере, чем градация реквизита, на развитие действия иллюзионного номера влияет и градация эффектов. Этот тип градации предполагает, что каждый последующий трюк должен быть эффектнее, нежели предыдущий. Финальный же трюк номера, как правило, является наиболее эффектным и представляет собой кульминацию номера. Однако если все трюки номера выстроить по схеме непрерывной градации эффектов, то это будет монотонно. Поэтому здесь также имеет место деградация, применив которую фокусник может начать новый отсчёт нарастания эффектности трюков.

При построении градации эффектов нужно иметь в виду, что эффект трюка в некоторой степени зависит и от его места в номере, например, в рамках одного номера конкретный трюк будет более эффектным в начале, а в рамках другого – в середине номера (это, нужно сказать, относится не ко всем трюкам, например, есть трюки по своей сути подходящие исключительно для начала или финала номера). Получается некоторый парадокс: место трюка в номере зависит от его эффектности, а эффектность трюка зависит от его места в номере. Такая непростая ситуация разрешается путём мысленных экспериментов, когда в воображении строятся различные варианты номера. После мысленных экспериментов переходят к реальным, и те варианты, что были одобрены в воображении, проверяются на зрителях.

Обобщая оба вида градации-деградации, можно сказать, что деградация сознательно применяется для того, чтобы дать в номере новое место для реализации принципа градации: после нескольких трюков с увеличивающейся силой эффекта (или размера реквизита) исполнитель вдруг сознательно исполняет или более слабый трюк (в случае градации эффектов), или трюк с более мелким реквизитом (в случае градации реквизита). С одной стороны, это образует некоторую паузу в развитии номера, но с другой – открывает поле для новой волны градации. Деградация в построении номера обычно используется не чаще одного-двух раз. При этом достаточно редко используется одновременная деградация и силы эффекта и размера реквизита, ибо это ослабляет номер, делая в нём некий провал, а если уж такая деградация и имеет место, то следующие за ней трюки должны быть значительно сильнее и крупнее, чтобы её сгладить.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
всего 10 форматов
<< 1 2 3 4