1 2 3 >>

Великие и легендарные. 100 великих битв древности
Коллектив авторов

Великие и легендарные. 100 великих битв древности
Коллектив авторов

Великие и легендарные (Клуб семейного досуга)
Сражения, о которых помнят лишь античные руины и пожелтевшие свитки. Кровавые битвы, длившиеся десятилетиями. Падение Карфагена, взятие Вавилона, осада Фив – войны Древнего мира стали легендами. Легенды превратились в миф. Но спустя столетия современный человек все также возвращается к событиям древности, пытаясь понять, что двигало людьми тогда, когда мир лишь начинал свое становление. Какие хрестоматийные факты на самом деле недостоверны? Что происходило на поле боя во время самых знаменитых баталий? Величайшие и непобедимые армии, феноменальные стратегии, к которым прибегают в современных военных операциях, гениальные блицкриги и непростительные ошибки командования.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Великие и легендарные. 100 великих битв древности

В оформлении обложки использован фрагмент картины Джона Трамбулла «Смерть Паулия Эмилия в битве при Каннах», 1773 г.

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», издание на русском языке, 2020

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», художественное оформление, 2020

Вступление

Война, как бы жутко это ни звучало, составляет одну из основ жизни человечества. Различные общества всегда понимали, что некоторые их интересы противоречат интересам других обществ и культурно-ценностный барьер никогда не позволит им найти компромисс. Поводы для войн всегда были разными. Война могла вестись за веру или за увеличение состояния правителя. Несмотря на мотивы войн, вокруг них всегда складывалась некая романтическая, корректнее будет сказать, мистическая атмосфера, манящая своей непонятностью. Объяснить войну долгое время пытались философы, политики, культурологи, поэты, социологи и даже религиоведы. Невозможность избавиться от этого ужасного процесса стимулирует лучшие умы человечества стабильно выдавать новые концепции «единственно правильного» понимания войны. Тем не менее из опыта ясно одно: никакие разговоры о всеобщем мире не помогут человечеству уйти от войны. Несмотря на большое количество международных организаций и подписанных мирных договоров, история не собирается останавливаться, и все новые и новые конфликты разгораются по все новым и новым причинам.

У войны настолько фундаментальный для человечества характер, что некоторые теории возникновения государства связаны именно с насилием более воинственных кочевых народов над народами, привязанными к земле. Так как любому обществу присуща определенная иерархия, согласно которой происходит распределение благ, то в зависимости от временно`го промежутка менялся критерий этой иерархии, то есть качество, которым необходимо было обладать, чтобы в итоге получить блага. В Древнем мире это было участие в расширении границ государства.

Чем дальше от современности, тем больше интереса вызывает у человека исследование истории. Ведь хронологически близкие события совершенно ясны и понятны, отображены в культуре, а часто и пережиты самим человеком. Какой же исследовательский интерес может вызвать событие, о котором стабильно вспоминают раз в год на государственном уровне?

Другое дело – древность, завораживающая умы читателей не только скудностью информации о ней, но и совершенно отличным от нашего типом мышления, которое, вполне возможно, будет нами просто не понято (ведь в том-то и суть неизвестного, что ты никогда не можешь быть уверен, что знаешь о нем все). Большое количество материальных памяток той эпохи, хорошо сохранившихся из-за засушливого климата, в котором существовали первые цивилизации, не делает картину яснее, а, наоборот, все больше и больше запутывает нас. Ведь какая разница, какое количество узоров на вазе, если мы никогда не можем быть со стопроцентной точностью уверены в том, что правильно разгадали их значение, реконструировали замысел их создателя и вообще мышление древнего человека?

Войны Древнего мира – это масштабное действие, в которое были вовлечены все жители государства, в едином порыве стремящиеся в бой. Это была эпоха масштабных завоевательных походов. Также характерным было то, что войны затягивались на десятилетия из-за того, что враг часто воспринимался как враг духовный. Современному человеку сложно понять, почему, к примеру, римляне взяли и сожгли Карфаген, засыпав землю, на которой стоял город, солью. Крупнейший торговый город, расположенный на южном берегу Средиземного моря, мог принести колоссальную прибыль Риму, мог стать вторым по величине городом, но мифологическое мировоззрение римских войск требовало от них уничтожения врага полностью.

Также особенностью древних войск является характер их финансирования. Великие империи древности считали, что война должна сама себя кормить. Именно из-за этого покорение новых территорий влекло за собой их разорение и обирание их жителей. Рабовладельческий строй не способствовал тому, чтобы рабы размножались, поэтому было необходимо постоянно пополнять их. Основной массой рабов были военнопленные. Поэтому войны крайне редко велись на тотальное уничтожение. Это просто-напросто было невыгодно никому.

Из-за особого мировоззрения древних людей из войн создавались мифы. Примером может послужить Троянская война, которая стала основой для «Илиады» Гомера. Например, для мифов Древней Греции было характерным то, что человек благодаря своим заслугам мог приблизиться к богам. Именно поэтому героизм и мужество так ценились в античном обществе. Древние философы называли смелость добродетелью. Платон считал, что для того, чтобы быть воином, нужно обладать определенной природой.

Кульминационным моментом любой войны была битва как непосредственная встреча двух противников. Интеллектуальная работа по планированию сражений, изготовление оружия, созыв войска – все это воспринималась как необходимая бюрократия, предшествовавшая этой стычке, этому взгляду в лицо опасности и смерти. Для полного понимания эмоционального состояния, в котором находился древний воин, следует принимать в расчет уровень технического развития военного дела того времени. Главным оружием дальнего действия той эпохи был лук, который из-за чисто физических ограничений требовал от воина некой близости с врагом. В момент битвы человек понимал, что важно каждое его движение, он четко видел своего врага и хорошо осознавал, как именно ему следует действовать, чтобы выполнить военную задачу и при этом самому не погибнуть. Воспитанные в духе языческой смелости, древние воины ощущали меч как продолжение своей руки.

Также важной отличительной чертой битв того времени является то, что правители государств часто принимали в них непосредственное участие. Мастером военного дела считался не тот, кто может продумать хитроумные тактические схемы для действий всей армии, а человек, способный управлять войском на поле боя и собрать мастерство тысячи разных людей в единую волю, чтобы вместе с ними добиться общей славы и не посрамить свое отечество перед неприятелем. Война была не только способом обогащения за счет грабежа проигравших, но и определенной философией, требовавшей от участников полной отдачи. Жалеть себя считалось чем-то постыдным из-за понимания того, что существует что-то больше, чем ты сам, что смерть является не самым страшным моментом в жизни, так как преследует тебя постоянно, и именно осознание конечности бытия придавало особую ценность всем тем положительным моментам, которые были пережиты.

Ближний Восток и Египет

Битва при Мегиддо

Битва при Мегиддо произошла 26 апреля 1457 года до н. э. в окрестностях одноименного холма Изреельской долины, находящейся сейчас на территории Израиля. В древности на этом холме существовал город-государство с аналогичным названием. Археологические исследования говорят о чрезвычайной древности этого города. Первые следы человека в нем датируются IV тысячелетием до н. э.

Битва при Мегиддо происходила между войском египетского фараона Тутмоса III и объединенной коалицией князей Северной Сирии и Ханаана. Основные письменные сведения об этой битве известны из «Анналов Тутмоса III», написанных придворным хронистом Танини на стенах храма в Карнаке. Также на стеле Джебель-Баркала зафиксированы воспоминания самого правителя по поводу азиатской кампании, в ходе которой он достиг берегов «великой реки Нахарины» (Евфрата). Самый интересный источник, по которому можно изучать период правления Тутмоса III, а особенно его походы, – это биография Аменемхеба по прозвищу Маху, представляющая собой насыщенное эмоциями жизнеописание одного из солдат (по другим версиям – одного из военачальников) войск фараона, участвовавшего в нескольких битвах. В этой биографии содержится интересный эпизод о том, как Маху спасает Тутмоса во время охоты.

Правление Тутмоса пришлось на период, который в египетской истории называется Новым царством и считается периодом расцвета древнеегипетской государственности, а следовательно и военной мощи. Ведь начало этого периода связывают с изгнанием гиксосов, семитских кочевых племен, в XVIII–XVII веках до н. э. державших под своим контролем часть Египта. Восхождение Тутмоса на престол связывают с одной мифической историей. Не имея никаких прав на престол, он якобы был провозглашен фараоном оракулом Амона (древнеегипетского бога солнца). Первое время фараону пришлось находиться в тени вдовы Тутмоса II Хатшепсут. Взять бразды правления в свои руки ему удалось только после ее кончины, которая настала на 21-м году его формального правления.

По словам Геродота, войско Тутмоса было разделено на две части: 160 000 человек в первой и 250 000 во второй. Такие цифры представляются слишком завышенными, в связи с чем выдвигается гипотеза, согласно которой древнегреческий историк включил в это число также и родственников воинов. Вероятно, в походах участвовало несколько десятков тысяч воинов.

Предшественники Тутмоса III (Тутмос I и Тутмос II) значительно расширили границы египетского государства. Основными векторами на тот момент были юг и север. Главным достижением северных походов стала победа над войсками государства Митанни, расположенного в Северной Месопотамии.

Когда Тутмос III только пришел к власти, севернее Египта разгорелся ряд восстаний ранее зависимых от Египта правителей Леванта (ханаанские цари городов Кадеша и Мегиддо) при поддержке побежденного Тутмосом II государства Митанни и амореев. Лидером восстания стал царь Кадеша. Больше всего по Египту ударило, конечно же, восстание Мегиддо, потому что этот город находился как раз на пути между Египтом и Междуречьем. Восстание в Мегиддо усложняло торговые отношения между регионами. Тутмос двинулся на хананеев во главе 20-тысячной армии, имевшей в своем распоряжении колесницы, захваченные у гиксосов. Войска царя Кадеша двинулись к Мегиддо. Также к антиегипетской коалиции примкнули вожди племен Сирии и Ханаана, занявшие позиции в районе Таанаха.

Войска Тутмоса III в апреле 1456 года до н. э. вышли из крепости Силь и двинулись вдоль морского берега. Спустя 10 дней они достигли Газы (регион, сохранивший верность фараону). Оставновившись там всего лишь на день, армия двинулась дальше и, пройдя равнину Шарон, достигла города Йехема спустя девять дней.

Чтобы добраться до Мегиддо, египетской армии нужно было преодолеть горный хребет, через который вели три дороги. Самая короткая из них была посередине и представляла собой узкую тропу. Широкие дороги справа и слева вели к окраинам Мегиддо. До Тутмоса египетские военачальники предпочитали идти именно этими путями, поскольку на них можно было эффективно командовать армией в случае, если противник решит пойти им на встречу. Их страх относительно узкой тропы был вызван тем, что авангард армии может встретить противника в тот момент, когда арьергард еще только вступит на тропу. Но фараон решил рискнуть, что позволило ему существенно сэкономить время. 14 мая передовые войска армии уничтожили отряд восставших и вышли в долину.

18 мая армия Тутмоса вышла из города, перешла горную гряду Кармель и вышла на Изреельскую равнину, к городу Мегиддо. Тутмос приказал не вступать в бой до момента прибытия всей армии. Некоторые исследователи утверждают, что повстанцы допустили ряд стратегических ошибок, не позволивших им победить Тутмоса. Например, Ричард Габриэль говорит, что восставшие могли использовать собственные колесницы и атаковать египтян во время марша. Также было бы разумно занять горные проходы. Еще утверждается то, что восставшие ставили своей целью вторжение в Египет ради его ослабления, которое было выгодно Митанни, желавшей распространить свое влияние на восставшие земли, что достигалось только через ослабление своего главного конкурента, однажды уже победившего их. Только таким образом можно объяснить причины неожиданного объединения такого количества правителей. Тутмос III сам не ожидал, что ему удастся так просто заполучить горные проходы. Перед восхождением он приказал своей армии готовиться к битве, потому что не ожидал такого стратегического просчета своих противников.

Восставшие неспроста выбрали Мегиддо пунктом сбора своих войск. Город был идеальным местом для базирования в нем армии вторжения: он был отлично подготовлен к обороне и окружен крепостными стенами толщиной в шесть метров, а высотой в десять. Вода в город поставлялась из источника по подземному каналу. Единственные ворота в город находились на юге. С этой точки легко было контролировать всю Изреельскую долину, дорогу, соединяющую Южный Ханаан с прибрежной долиной, и дорогу к Дамаску. Позади города расположилась крепость Газор, закрывавшая войскам проход к реке Евфрат. Мегиддо не зря был выбран объектом завоеваний предшественников Тутмоса III. Этот город был ключом к контролю Египта над севером, над сирийским регионом. Без владения Мегиддо не было смысла даже пытаться проводить военные операции против более северных держав. Также неподконтрольность Мегиддо не давала возможности отслеживать политику северных государства на предмет враждебных Египту коалиций.

Распространенное мнение, что при Мегиддо Египту противостояло объединенное войско сирийских царей и князьков, не совсем верно. Упомянутый выше Ричард Габриэль говорит, что слово, которое перевели как «армии», на самом деле означало «тяжеловооруженные воины». Повстанческая армия располагала тяжелой и легкой пехотой, а также боевыми колесницами. В легкую пехоту могли входить и лучники.

В момент прихода Тутмоса к городу основные войска хананеев еще не пришли, и на месте присутствовали только войска правителей Кадеша и Мегиддо. Из-за необходимости убрать урожай основные силы других князей должны были подойти позже. Другие цари прибыли в окружении собственных дружин.

Во второй половине дня 19 мая Тутмос приказал разбить лагерь на расстоянии 1,5 километра от города, на берегу ручья Кины. Лагерь был обычным для той эпохи: прямоугольной формы, окруженный по краям земляным валом, обезопасившим его от нападения вражеских колесниц. В лагерь вели только одни ворота, на вершинах рва размещались воткнутые в землю копья с повешенными на древках щитами воинов. В самой середине лагеря располагался шатер фараона, в котором он должен был решать военные дела. К сожалению, сведения о реакции восставших на появление египетского военного лагеря не сохранились.

Ночью левое крыло войск Тутмоса было передвинуто ближе к противнику, к дороге на Зефти, чтобы отрезать повстанцам путь отступления на север, а утром город был атакован. Пешее войско было разделено на два крыла, одно из которых (южное) возглавил сам фараон. Колесницы были посланы для защиты пеших воинов от вражеских колесниц. Боевой порядок состоял из трех частей: левое крыло – на высотах, на правом берегу Кины; центр – на левом берегу; левое крыло – на высотах на северо-западе от города. Правильно выбрав момент, Тутмос напал неожиданно, чем ввел противника в замешательство. Оборонительные линии восставших рухнули буквально сразу после нападения. Войска повстанцев, находившиеся ближе всего к воротам, бежали в город, закрыв их за собой. Египетские войска ворвались в лагерь ханаанцев, усилив свою армию с помощью захваченных 900 колесниц и 200 доспехов, но жадность египетских войск имела и негативные последствия. Увлеченные грабежом побежденного противника, египтяне дали возможность царям Кадеша и Мегиддо сначала войти в город, а позже и вовсе сбежать. Также воины, оставшиеся за пределами города, смогли взобраться на стены по веревкам, которые им спустили товарищи, успевшие войти в город. Избежавшие окружения в Мегиддо князья заключили мир с разгневанным фараоном и, как сообщают источники, «приползли на своих животах поклониться славе его величества и вымолить дыхание своим ноздрям (то есть подарить им жизнь), потому что велика сила его руки и велика его власть».

После битвы началась осада города. Тутмос понимал, что разграбление лагеря во время битвы – ничто по сравнению с будущей добычей. Перед осадой Тутмос обратился к своей армии со следующими словами: «Если бы вы вслед за этим взяли город, то я совершил бы сегодня (богатое приношение) Ра, потому что вожди каждой страны, которые восстали, заперты в этом городе и потому что пленение Мегиддо подобно взятию тысячи городов». Несмотря на опыт штурма городов, успешный штурм Мегиддо был невозможен из-за того, что египтяне могли атаковать город только с юга, что не позволило бы им реализовать свое численное преимущество. Вокруг города была сооружена ограда из древесных стволов, которую египтяне прозвали «Тутмос, осаждающий азиатов». Во время осады фараон решил захватить соседние города, которые выразили свою поддержку Мегиддо. Среди этих городов были Иноам, Нугес и Херенкеру. Их правители оказывали сопротивление Тутмосу, но после победы египетских войск открывали ему свои ворота. Воины фараона забирали необходимые им вещи, а каждый из правителей приносил Тутмосу клятву верности. Осада длилась семь месяцев. Из-за блокады в Мегиддо начался голод, который принудил правителей сдаться. Из-за отсутствия в источниках упоминания о судьбе царя Кадеша среди историков бытует мнение, что он сбежал. Для Египта тех времен было характерно привозить пленных царей к себе на родину и там казнить их, сделав запись об этом в официальном документе. По другой версии, царя Кадеша просто-напросто не было в городе ни во время битвы, ни во время осады.

После взятия города египтяне получили 340 пленных, 2041 лошадь, 191 жеребенка, 6 племенных коней, 2 боевые колесницы, украшенные золотом, 922 обычные колесницы, один панцирь из бронзы, 200 кожаных панцирей, 502 лука, семь шатровых столбов, 1929 голов скота, 2000 коз, 20 500 овец и 207 300 мешков муки. Побежденные правители принесли Тутмосу клятву верности и отправились домой с позором верхом на ослах. Жителей города пощадили. После взятия Мегиддо Египет восстановил свой контроль над Изреельской долиной и всеми ее городами. В самом городе была создана лояльная Тутмосу администрация. Для охраны от кочевников в городе был оставлен гарнизон, занявший Бет-Шеан – город вблизи Мегиддо, который впоследствии стал одним из важнейших пунктов для контроля Галилеи.

Победа при Мегиддо стала одним из важнейших достижений Тутмоса. Взятие этого города послужило началом великих завоеваний фараона. В дальнейшем были предприняты еще 15 походов в Азию, а также были расширены южные границы государства, которые теперь проходили по четвертому порогу Нила. В ходе экспансии Тутмоса Египет был превращен в могущественную мировую державу, которая вкупе с подчиненными территориями протянулась с севера на юг на 3500 километров. Преемники Тутмоса не выходили дальше этих рубежей. Несмотря на успешные походы на север, географические ограничения в виде пустыни, не позволявшей оперативно перебрасывать войска, не дали Египту установить прямой контроль над северными территориями. Однако цари Митанни, Вавилонии и Хеттского царства, сохранив независимость, называли египетского фараона своим братом и присылали ему щедрые дары, которые сам фараон рассматривал как дань, несмотря на то, что особой угрозы для этих государств он не представлял.

Богатства, полученные в ходе завоевания, дали сильный толчок для развития экономики Египта и позволили Тутмосу развернуть большое строительство внутри страны. В первую очередь строились храмы, прославлявшие самого фараона. Вернувшись в Фивы после победы под Мегиддо, Тутмос устроил три праздника, которые длились пять дней. Во время празднования фараон награждал военачальников, лучших воинов и делал большие пожертвования храмам. Без преувеличения можно сказать, что победа под Мегиддо имела значение не только для самого Тутмоса, но и для всей египетской цивилизации в дальнейшем.

Битва при Кадеше

Битва при Кадеше происходила между сильнейшими государствами Ближнего Востока – Египтом и Хеттским царством. Египетские войска возглавлял Рамсес II, а хеттские – царь Муваталли II. Сражение происходило в городе Кадеше, расположенном на реке Оронт, на западе современной Сирии. Это сражение интересно тем, что стало первой в истории битвой, зафиксированной в источниках обеих воюющих сторон.

XIX династия, правившая в то время в Египте, поставила своей целью восстановить былую мощь Египта. Отец Рамсеса II, царь Сети I, предпринял поход в Переднюю Азию, после которого Египет вернул себе власть над севером вплоть до крепости Мегиддо, после чего усилия египетского государства были направлены на юг, чтобы заполучить земли Нубии. Также были разбиты ливийские племена на западе от дельты Нила. После этих военных успехов Сети вновь отправился на север к городу Кадешу, которым на тот момент владели хетты, используя его как свой опорный пункт в Передней Азии. Серьезной битвы не было: хеттские войска обменялись с египетскими авангардными боями.

Хеттское царство развивалось в благоприятных географических условиях. Земли Малой Азии позволили хеттам первыми вступить в железный век и постоянно наращивать собственную мощь. Направив свой взор на Ближний Восток, хетты стали главными противниками Египта в борьбе за гегемонию в регионе. Хетты в XVI веке до н. э. завоевали Вавилон, после чего их царство занимало территорию от Черного моря до Средиземного. В дальнейшем Хеттское царство наращивало мощь, ведя войны с Египтом и другими государствами. Также у хеттов был развитый флот, что позволяло им вести бои не только на суше, но и на море. В войне с «народами моря» хеттами был захвачен Кипр.

После того как умер Сети I, во главе государства стал его 22-летний сын Рамсес II, у которого уже был опыт управления. С 10-летнего возраста он был соправителем своего отца во время его царствования. Рамсес был назначен наместником фараона в Эфиопии, где ему приходилось иметь дело с дикими народами, совершавшими набеги на южные границы государства. К началу правления Рамсеса II египтяне покинули земли Сирии под натиском наступавших с севера хеттов. Для борьбы с египтянами хетты собрали 20-тысячное войско, в состав которого входило 2500 боевых колесниц, что было рекордом для того времени. Рамсес поставил своей целью расширить владения Египта на севере, завладев Передней Азией. Та же цель была у главнокомандующего хеттской армией – царя Мутавалли.

Опорным пунктом хеттов в Сирии был город Кадеш, представлявший собой сильную прибрежную крепость. У реки Оронт был приток, который впадал в нее к северу от города; с южной стороны находился прорытый канал, соединявший реки, что позволило городу иметь водные преграды со всех сторон. Также вокруг города были возведены высокие стены.

План египтян по господству в Передней Азии заключался в завладении побережьем Финикии и последующей постройке там базы, чтобы наладить морское сообщение с Египтом. Эта задача была решена после первого похода: на задуманном месте был возведен город, который стал новой базой для флота египтян. Выполнив эту задачу, египтяне хотели вторгнуться вглубь Сирии, чтобы укрепиться там после нанесенного хеттам поражения. Для этих целей Рамсесом II было собрано войско, насчитывающее около 20 000 человек. В состав войска входили также наемники из Нубии и шардены (выходцы из Сардинии), которые до этого были взяты в плен фараоном. Вероятно, до службы у Рамсеса они были пиратами, орудовавшими в дельте Нила. Все войско Рамсеса было разделено на четыре отряда, названные по имени одного из египетских богов: Амон, Ра, Птах и Сет. Отряд Амона возглавлял сам Рамсес.

В 1274 году египтяне вышли из крепости Джара. Информация о походе египтян не сохранилась, но имеются сведения, что они шли финикийским берегом, вероятно, сопровождая собственный флот. Затем египтяне направились вглубь Сирии, в долину реки Оронт, на которой и был построен Кадеш. Для разведки был выделен специальный отряд, сообщивший, что противника нигде нет; это наводило на мысль, что хетты находятся далеко на севере. На 29-й день египтяне разбили лагерь на юге от Кадеша, всего-навсего в одном переходе от города. После этого к фараону явились то ли перебежчики из племен, не желавших воевать за хеттов, то ли подосланные хеттами лазутчики (здесь версии отличаются), уверявшие, что хетты испугались египтян и отступили на север. По сведениям перебежчиков, хеттская армия вместе со своими союзниками находилась около города Тунип, который располагался в 150 километрах от Кадеша. Показания перебежчиков (или лазутчиков) подтвердились сведениями специального разведывательного отряда. Это заставило Рамсеса поверить в то, что враг далеко, хотя на самом деле все было не так.

На 30-й день похода египтяне выдвинулись из своих лагерей в сторону Кадеша. Впереди войска шел отряд Амона, за ним следовали отряды Ра и Птаха. Войско шло по правому берегу Оронта. У Шабтуна, города, находившегося на 10 километрах южнее Кадеша, надо было форсировать реку. При условии нормальной организации процесса походной колонне египетского войска вместе с боевыми колесницами и обозами требовалось около 6 часов для форсирования реки. Источники не описывают точную длительность переправы, но, судя по дальнейшим событиям, она заняла больше времени, чем ожидалось. Походная колонна разорвалась, египетские отряды утратили тактическое общение между собой и из-за этого были вынуждены действовать самостоятельно. Рамсес, уверенный в том, что противник находится далеко на севере, не продумал эти моменты.

Как только отряд Амона переправился у Шабтуна, Рамсес поспешил двинуться к Кадешу, не дожидаясь, пока через реку переправятся все отряды. Он приказал разбить лагерь к северо-западу от города, чтобы контролировать пути от Кадеша на север. Лагерь укрепили щитами и повозками, лошадей распрягли, поставив у коновязей. Сведений об отрядах, которые форсировали реку, не поступало, но фараон рассчитывал, что они задерживаются на переправе. Непродуманное форсирование сыграло свою роль, и связь между отрядами прервалась.

Между тем, заметив перемещение египтян к Кадешу, хеттский царь приказал своему войску переправиться на правый берег реки Оронт и двигаться на юг. Хетты не ожидали, что египетское войско настолько растянется и им придется наносить удары по разрозненным отрядам. Пройдя южнее Кадеша, перейдя вброд через реку Оронт, хеттские колесницы нанесли удар по отряду Ра, двигавшемуся на север к лагерю Амона. Не ожидая такой атаки, отряд Ра был разбит, и только часть воинов, среди которых были двое сыновей Рамсеса, смогли сбежать в лагерь Амона. Хеттам удалось нанести первый удачный удар.

В то время как отряд Ра потерпел поражение от хеттских войск, Рамсес, еще ничего не подозревая, не спеша занимался обустройством своего лагеря. Спустя некоторое время к фараону привели двух лазутчиков, которые под пытками признались, что по плану хеттов должны были дезориентировать египтян, и выдали расположение хеттских войск за Кадешем. Фараон направил к отряду Птаха гонцов с указанием ускорить движение, а сам собрал своих военачальников, чтобы провести с ними беседу и отругать их за неумение вести войну и обнаруживать противника. В тот момент, когда фараон разбирался со своими подчиненными, в лагерь нагрянули хетты с союзниками. Атака хеттов, как и в первый раз, была внезапной. Египтяне не были готовы к битве в собственном лагере.

1 2 3 >>