Жизнь как квест, или Путе-шествие канатоходца. Серия «Искусство управления»
Сергей Викторович Короткий

1 2 3 4 5 >>
Жизнь как квест, или Путе-шествие канатоходца. Серия «Искусство управления»
Сергей Викторович Короткий

Самый старый квест называется «Иди туда, не зная куда, найди то, не знаю что», еще нужно добавить одно условие: идти нужно не двигаясь. В этом квесте нельзя пользоваться телом, чувствами и разумом. А чем пользоваться? Как дойти, куда идти и что найти? Ответам на эти вопросы и посвящена данная книга. В книге развиваются идеи, изложенные в книге «Иди туда, не зная куда… или Путь правителя».Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся вопросами управления и самосовершенствования.

Жизнь как квест, или Путе-шествие канатоходца

Серия «Искусство управления»

Сергей Викторович Короткий

© Сергей Викторович Короткий, 2019

ISBN 978-5-0050-1877-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Введение

«Человек рожден для счастья, как птица для полета»

    М. Горький

Самый старый славянский квест называется «Иди туда, не зная куда, найди то, не знаю что», еще нужно добавить одно условие: идти нужно не двигаясь. В этом квесте нельзя пользоваться телом, чувствами и разумом. А чем пользоваться? Как дойти и что найти? Ответам на эти вопросы и посвящена данная книга.

«Велел мне царь идти туда – не знаю куда, принести то – не знаю что.

– Вот это служба так служба! Ну ничего, ложись спать, утро вечера мудренее.

Марья-царевна дождалась ночи, развернула волшебную книгу, читала, читала, бросила книгу и за голову схватилась: про цареву загадку в книге ничего не сказано…

Утром рано Марья-царевна собрала Андрея в дорогу и дала ему клубок ниток и вышитую ширинку.

– Брось клубок перед собой, – куда он покатится, туда и ты иди. Да смотри, куда бы ни пришел, будешь умываться, чужой ширинкой[1 - Полотенце] не утирайся, а утирайся моей.

Андрей попрощался с Марьей-царевной, поклонился на четыре стороны и пошел за заставу. Бросил клубок перед собой, клубок покатился – катится да катится. Андрей идет за ним следом.

Скоро сказка сказывается, не скоро дело делается. Много царств и земель прошел Андрей. Клубок катится, нитка от него тянется; стал клубок маленький, с куриную головочку; вот уж до чего стал маленький, не видно и на дороге… Дошел Андрей до леса, видит: стоит избушка на курьих ножках…

…Царь, посылает узнать, ходил ли Андрей туда – не знаю куда, принес ли то – не знаю что.

Побежали гонцы, разведали и докладывают:

– Андрей-стрелок ходил туда – не знаю куда и добыл то – не знаю что.

Тут царь и совсем осерчал, приказал собрать войско, идти на взморье… Андрея-стрелка и Марью-царевну предать лютой смерти…

…и сражению конец пришел. Повалил из города народ и стал просить Андрея-стрелка, чтобы взял он в свои руки все государство.

Андрей спорить не стал. Устроил пир на весь мир и вместе с Марьей-царевной правил он этим государством до глубокой старости»[2 - Русская народная сказка «Поди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что»// https://www.kostyor.ru/tales/tale35].

Это путешествие туда не знаю куда и за тем, не зная за чем, похоже на хождение по канату. Никаких альтернативных путей, движение только вперед и только один. Канат ведет канатоходца, как жизнь ведет искателя. Шествие по канату, путешествие по жизни – это путь от биоробота, находящегося под управлением коллективного разума, к своей истинной сущности, оно требует максимальной сосредоточенности. Потеря сосредоточенность – потеря равновесия, любое отвлечение в виде возникшего чувства или мысли, чревато падением либо в пропасть сна, либо в бездну безумия.

При движении по жизни искателя охватывает тишина и покой, мир пропадает: это триумф внутренних, истинных сил искателя, на этом Пути он есть.

Глава 1. Двуликая жизнь

«Хитрые люди презирают учение, простые

преклоняются перед ним, мудрые пользуются им»

    Томас Маколей

1.1. Жизнь

«Не у каждого есть судьба, только у того, кто имеет Бытие здесь и сейчас»

    Хайдеггер

Жизнь человека – это Путь, который не им затеян. Шествие по Пути формирует его для следующей жизни. В процессе естественной жизни совершенствуются врожденные способности, которые раскрывающиеся в свое время с такой же неотвратимостью, с какой происходит половое созревание организма в подростковом возрасте. Эти способности являются инструментом строительств внутреннего/истинного/трансцендентного человека для следующей жизни.

Совершенствование трансцендентной сущности человека, его Духа, происходит аналогично развитию плода, то есть без осознанного участия человека, нужно лишь не мешать. Формируемые в процессе Духовного совершенствования качества нужны не столько в этой жизни, сколько в следующей, как руки и ноги эмбриона, которые востребуются после рождения, хотя и формируются в утробе матери. Рассмотрим этимологию слова «жизнь/жизнъ»:

Ж – энергия для совершенствования тела, которое есть оболочка Души;

И – энергия жизни бытия;

З – созидание Души, совершенствующейся в мире Яви, связывающая Небесное и Земное бытие в беспредельности;

Н – сотворение, проживание и распространение Русичей территориально и количественно под водительством Отцов и Богов;

Ь – вселенский процесс нисхождения и восхождения праматерии, несущей разумную информацию.

Ъ – Процесс нисхождения высшего начала, имеющего печать Духа животворящего в плотные миры, его обогащение опытом рождения в проявленных мирах и восхождение к всевышнему.

Жизнь – процесс нисхождения высшего начала, в плотные миры, его обогащение опытом рождения в теле в проявленных мирах путем совершенствования Души, и восхождение к всевышнему.

Итак, цель жизни вне самой жизни и начало реализации этой трансцендентной цели датируется достаточно четко: в 40 лет жизнь только начинается, то есть начинается процесс формирования органов трансцендентной сущности человека, начинается его Духовное совершенствование. Директивными, но не императивными инструментами здесь становятся интересы внутреннего существа. Другими словами, человек есть материальное воплощение трансцендентного своего существа, или «человек есть снабженный орудиями чувств дух» (Бональд).

«Наша земная жизнь имеет воспитательное значение, она представляет путь, необходимый нам для достижения несознаваемых нами, сверхчувственных для нас, трансцендентальных наших целей, низший класс, ведущий нас в класс следующий, высший, голос нашей совести – не устаревшее заблуждение, как учит материализм, а ослабленный земным нашим естеством голос нашего собственного трансцендентального существа, наше… моральное долженствование есть на самом деле воление введшего нас в эту жизнь, для достижения только ему известных целей, нашего же трансцендентального субъекта, что с переходом нашим в потусторонний мир мы будем награждены или наказаны нашими же деяниями (а не за наши деяния) и что переход этот будет для нас тем легче, чем большую трансцендентальную пользу мы извлекли из жизни в мире посюстороннем»[3 - Дюпрель К. Философия мистики / пер. с англ. М. С. Аксенова. – М.: Эксмо, 2006. – 592 с.].

Предание о том, что человек создан по образу Божию, обыкновенно трактуется о подобии земного человека, упуская из вида его истинную, трансцендентную сущность, в которой мистики и оккультисты усматривали истинное богоподобие. «Действующую на расстоянии магическую силу, – говорит ван Гельмонт, – мы должны искать в той части нас самих, которая есть образ Божий»[4 - Дюпрель К. Философия мистики / пер. с англ. М. С. Аксенова. – М.: Эксмо, 2006. – 592 с.].

«Всякий человек, – говорит Сведенборг, – есть с внутренней своей стороны дух… Всякий человек, даже во время телесной жизни своей, как дух, находится в общении с духами, хотя он ничего об этом и не знает». Точно то же говорит и Кант: «Душа человека находится и во время земной жизни его в неразрывной связи со всеми нематериальными существами духовного мира, что она попеременно то воздействует на этот мир, то воспринимает от него воздействия, чего однако она не сознает, как человек, доколе все обстоит благополучно».

«В тайниках нашей души, – говорит Агриппа, – пребывает всевидящее око, которое ослеплено и стеснено в своем зрении тесной и мрачной темницей нашего тела, но которое после нашей смерти, по выходе нашей души на волю бессмертия, обретает целостное знание. У умирающих и обессилевших от старости людей наступает иногда необычайное просветление, потому что их душа, уже до некоторой степени освободившаяся от чувственных оков и приблизившаяся к будущей своей обители, не настолько подчинена своему телу, как душа других людей… Трансцендентальное наше сознание восходит, как только заходит наше сознание чувственное, подобно тому как начинают загораться на небе звезды, как только заходит солнце; ведь звезды не приходят на небо, как думали древние арийцы, когда уходит с него солнце; они находятся на нем одновременно с солнцем, с заходом которого делаются только видимыми»[5 - Дюпрель К. Философия мистики / пер. с англ. М. С. Аксенова. – М.: Эксмо, 2006. – 592 с.].

Именно потому, что мы уже в земной жизни в какой-то степени являемся Духами, мы и способны постигать Духовный мир. Так же как здоровое тело определяет качество существования человека в явном мире, так и духовные силы, телесно необусловленные, принадлежащие его трансцендентной сущности, определяют качество будущего его существования. Причем будущее существование определяется путем в этой жизни, нашим земным существованием.

Наша физическая смерть не ведет к аннигиляции или к слиянию с мировым эфиром, она лишь означает переход сознания человека в свою истинную трансцендентную сущность после сбрасывания оков физического существования. А поскольку трансцендентная сущность более реальна и витальна, то и «так называемые мертвые гораздо жизнеобильнее живых. Сравнивая призрачное существование наше на земле с реальным существованием нашим за гробом, Джордано Бруно называет – и называет потому, что он был знаком с оккультизмом, – земную нашу жизнь ограничением нашей индивидуальности. «То, что мы называем смертью, – говорит он, – есть рождение к новой жизни, по сравнению с которой следовало бы называть смертью нашу теперешнюю жизнь»[6 - Цит. по: Дюпрель К. Философия мистики / пер. с англ. М. С. Аксенова. – М.: Эксмо, 2006. – 592 с.]… Пифагорейцы называли смерть праздником рождения духа, yeveoia. В мартирологиях смертный день называется dies natalis, а Ангелиус Силезий называет смерть «лучшей из всех вещей».
1 2 3 4 5 >>