Хроники Ландвика. Тёмные времена
Сергей Макаров

1 2 3 4 5 ... 8 >>
Хроники Ландвика. Тёмные времена
Сергей Макаров

Ландвик – мир, похожий на земное Средневековье. Он наполнен предателями и колдунами, королями и троллями, принцессами и богами. В этом мире для того, чтобы стать героем, порой достаточно оставаться человеком, а черта, проложенная между добром и злом никогда не бывает ровной. В сердце Шакатана пробуждается Древнее Зло, угрожающее всему «красному континенту». Но суровые времена зачастую порождают славных воинов, и на шакатанской земле всегда найдутся люди, готовые встретить своего врага сталью.

Хроники Ландвика. Тёмные времена

Сергей Макаров

© Сергей Макаров, 2021

ISBN 978-5-0053-4729-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

«Чудовище не может стать человеком,

но человек, может, не стать чудовищем»

Часть первая

Великий Чёрный

Предисловие

Восточный Шакатан. Шапаллохские горы. Зима 1214 г.

Ниелтурдегар сделал то, чего не совершал уже несколько сотен лет. Он усмехнулся. Стоя с закрытыми глазами на каменном выступе, среди непроходимых отвесных склонов восточного хребта, он ощущал колючее прикосновение ветра, несущего запах ранней весны. К большому удивлению некроманта, в пещере, которую он себе облюбовал, уже обитало странное, невысокое существо с безразличными, рыбьими глазами. Ниелтурдегар не стал преследовать прежнего обитателя, милосердно дав ему скрыться среди одинаково серых, горных масс.

Почти четыреста лет некромант провёл в мире, где не существовало цветов, где не было такого понятия как «время», и где в вечной мерзлоте плавали обрывки воспоминаний. «Великий Чёрный», как называли его первые люди континента, не имел власти над беспечным течением времени, но он был терпелив. Понадобилось почти четыре века, чтобы сломанные кости срослись, а разорванная плоть обросла новой кожей, это было медленное, и ужасное оживление, но оно было неотвратимо как само время.

Когда он вновь явил себя миру, в окрестностях Шапаллохских гор засохло каждое десятое дерево. Так было предначертано. И так случилось. Теперь, когда Ниелтурдегар, условно говоря, был жив, он вспомнил всё. Эти горы, когда то стали его могилой, а теперь они станут его колыбелью, он даже почувствовал, что-то вроде сентиментальности и ухмыльнулся. Магический взрыв, отправивший мага в Чёрные пустоты, позаботился и об эльфах, последних (как он надеялся) представителей одной из самых поганых рас населяющих необъятные земли континента.

С огромной высоты, на которой располагалась пещера Нуелтурдегара, раздался скрипучий хохот, некромант почувствовал, что за годы смерти, он вопреки всему не разучился чувствовать радость.

****

Ниелтурдегар скрестив руки на груди, сидел посреди пещеры, с нарастающим раздражением наблюдая мельтешение изрядно надоевшего ему духа. Призрак недвусмысленно вымогал свободу для своей души, суля в ответ нечто, по его утверждению, невероятно ценное для некроманта. Ниелтурдегар силой мысли подавил волю жалкого существа и швырнул его в стену, но бестелесный призрак пролетел сквозь неё и через мгновение вернулся в пещеру.

– Хм, – удивился маг, поражённый настойчивостью существа за которым никогда ранее не замечалось нечего подобного.

– Хорошо.

Охваченный любопытством, которое порой свойственно даже воскресшим некромантам, Ниелтурдегар провернул на указательном пальце кольцо с орнаментом паука, и в следующую секунду его тело покрылось лёгкой дымкой, а он подобно утреннему туману растаял в прохладной полутьме.

Два бестелесных существа стремительно неслись над горами, приводя в дикий ужас птиц, имевших несчастье, оказаться на их пути. Призрак, подхваченный резким порывом ветра, порхал над восточным хребтом, а его отвратительное лицо исказилось гримасой нелепого восторга.

По мере их продвижения на восток, гораздо восточнее пещеры некроманта, Ниелтурдегара стал охватывать неподдельный интерес, ибо под ними простирались уже отнюдь не дикие горы, а какие-то древние развалины непонятного происхождения. Призрак замедлил свой полёт и, войдя в штопор, приземлился на землю, предлагая некроманту следовать за собой. Ниелтурдегар огляделся, догадываясь, что стоит на обломках некогда великого города, очевидно покинутого много веков назад, к тому же расположенного высоко в горах. Огромные каменные колонны, когда-то державшие на себе свод, сиротливоторчали среди обрушенных стен, неподалёку валялся пузатый, ржавый котелок, насквозь прогнивший дырами. Но что действительно привлекло внимания мага, так это сброшенный с постамента памятник, от которого при падении откололись рука и голова. Если быть точным, то сначала он разглядел именно голову, приняв её за каменную глыбу, что было немудрено, учитывая её невероятные габариты.

На голове угадывалось неприятное обезьянье лицо с длинными кривыми зубами, чуть поодаль, как и следовало ожидать, находилось тело гиганта, удивившее даже повидавшего множество миров некроманта. Хотя одна рука и откололась при падении, у каменного изваяния оставалось ещё три. Ниелтурдегар скорее догадался, чем узнал, что перед ним лежит памятник богу Буул Башу, повелителю уродливых троллей.

Теперь, когда Ниелтурдегар понял, что находится посреди древнего захоронения йотунов, некромант хищно втянул воздух, прощупывая его в поисках бывших обитателей этих мест, и почти сразу наткнулся кое на что интересное. Чёрный маг вернулся в своё привычное физическое состояние и взмахом ладони раскидал кучу камней и песка в интересующем его месте. Проделав этот трюк снова, некромант склонился над землёй и принялся руками отгребать песок, пока его холодные пальцы не коснулись гладкой деревянной поверхности саркофага.

– Кто там? – спросил Ниелтурдегар, обращаясь к призраку, хищно таращившему глазами.

– Ратилла Жестокий – Отец Камня! Конунг горных йотунов! – гордо прошелестел призрак.

Ниелтурдегар удовлетворенно кивнул, нисколько не сомневающийся в ответе, поскольку призрак не мог врать своему хозяину, и взмахнул рукой, вызывая резкий порыв ветра. Крышка саркофага натужно взвыла в петлях, но невероятным усилием удержалась на месте. Некромант, хмыкнув, взмахнул другой рукой, а затем обеими руками вместе и громадная крышка отлетело далеко в небо, оставшись тусклой точкой на горизонте.

В саркофаге покоился полуразложившийся йотун, слишком крупный и ужасающий даже по меркам своей непритягательной расы, своей фактурой он очень напоминал Буул Башу, чьё расколотое изваяние пылилось неподалеку. Пятиметровый гигант был одет в потускневшую от времени и дубовую на вид, бурую шкуру с громадными деревянными сандалиями, каждый размером с крупного человека.

– Я заслужил награду? – спросил призрак, неприятно насвистывая в ухо Ниелтурдегару.

– Без сомнений, – усмехнулся чёрный маг, поворачиваясь к нему, – без сомнений.

Призрак, слишком поздно почувствовавший неладное, дико завизжал и рванулся вверх, но скрыться от вездесущей воли повелителя он не мог. Некромант схватил бедное существо и закрутил его в бешеном хороводе, постепенно сворачивая подобно снежного шару, с той лишь разницей, что комок некроманта не увеличивался, а уменьшался в размерах. Когда душа существа стала не больше яблока, чёрный маг удовлетворённо кивнул и подошел к саркофагу.

– Ты получишь такую свободу, о которой даже не мечтал, – усмехнулся он, сжимая душу в руке.

Некромант не стал разжимать огромный рот великана, вместо этого он кинжалом вспорол толстую кожу на щеке и протолкнул руку с душей по самое плечо. Разжав ладонь, Ниелтурдегар снова усмехнулся, удерживая душу одной лишь силой мысли и отошел, созерцая творения своих трудов.

Губы некроманта зашептали ужасные слова, от которых с хрустом полопалась кожа даже на его мёртвых губах. Чёрный маг не стал обращать внимания на подобную ерунду полностью сконцентрированный на заклинании, часть его мёртвой энергии плавно выскользнуло из него и волной маленьких насекомых покатилось по земле, постепенно облепляя саркофаг.

Некромант замер наблюдая за рождением новой жизни, хотя конечно воскрешение тела, не имело нечего общего с жизнью, ведь нельзя же, в самом деле, называть живыми тех, кто даже не нуждается в воздухе. Некромант побаивался, что слабой воли призрака окажется недостаточно для пробуждения столь огромного тела, но когда Ратилла распахнул свои огромные лимоновые глаза, Ниелтурдегар рассмеялся.

Глава первая

Пленник

Восточный Шакатан. Весна 1214

Между Даргамой и Хартумом, там, где горные хребты начинают редеть, уступая место обширным лесам, там, где заканчивается последнее рыбацкое поселение на реке Тайя, стоит монастырь. Он стоит там чересчур долго, чтобы стереть все упоминание о Богах, песни во славу коих разносились в стенах храма, окруженного густой сосновой рощей. Он стоит чересчур долго, чтобы сохранить собственное имя, и в народе его именует «Лесной дом». Монастырь был безжалостно разграблен столетия назад, но паломники и Странствующая братия нередко останавливаются среди пыльных, молчаливых развалин, в своих скитаниях по благодатным землям восточного Шакатана.

Этой ночью монастырь был пуст, если не считать молодого жрецапокинувшего Лесной дом незадолго перед рассветом. Укутанный в фиолетовый, дорожный плащ с изображением сияющего пера юный жрец спустился вниз по тропе и вышел на дорожку вдоль извилистого северного берега Тайи. Несмотря на тёплые деньки, перед рассветом всё ещё было довольно прохладно, и Уриил быстро продрог от исходящей с реки прохлады. Жрец начал молится Лунному Богу Огму, Хранителю ключей от звёздного неба и Величайшему Хату, подыскивая нужные словосочетания и вскоре, у него в груди разгорелся божественный источник тепла, от которого слегка покалывало в кончиках пальцев. Его шаг стал решительнее, ибо Бог не оставил его, молодой жрец ощущал присутствие Огму в каждом листочке окружавшего его леса.

Река сужалась, доходя до тоненького ручейка, затем вновь начиналась, постепенно расходясь вширь, в некоторых местах она уже вполне годилась для судоходства. Уриил наблюдал за рыбой, плещущейся в мутной воде Тайи, и догадывался, отчего восточные поселенцы давно облюбовали себе этот берег реки. В таких местах проще начинать жизнь заново. Здесь никто не станет интересоваться твоим мрачным прошлым. Должно быть, здорово каждый день наблюдать за бесконечным течением вод, отмечать, как самым холодным днём зимы белый лёд окончательно покорит Тайю, заключив речушку в

свои сухие объятья и как он нехотя отпускает её весной, когда плавучие глыбы плавно скользят подгоняемые робкими лучами солнца.

Уриил достиг ивовой рощицы, где река делала плавный поворот и мерцающей лентой уносилась в сторону Пампуты и нескольких небольших поселений, крупнейшим из которых являлся Лодочный Рай. Молодой жрец перекусил кукурузной лепешкой и оттряхнул руки, готовясь продолжить путь, когда послышалась грязная ругань и из-за деревьев показались две странные фигуры.

Первым шёл довольно высокий мужчина в кольчужной рубахе и мечом бастардом на поясе. Казалось и меч и его хозяин служат одной цели, – внушать страх в души собственных врагов. Лысая голова незнакомца была покрыта дюжиной шрамов, а пронзительный взгляд серых глаз резал глубже даргамской стали.

Вторым был невысокий, коренастый мужчина, чья крепкая шея была стянута удавкой, за которую его, собственно говоря, и вели. Руки пленника были связаны за спиной и судя по его внешнему виду, его попросту тянули за шею через весь лес. Уриил, самым грозным оружием, которого была старая чернильница, тяжело вздохнул и поднялся на ноги. Считалось, что странствующие жрецы Огму, как и многие другие жрецы Шакатана вверяет жизнь Богу, но

Уриил прекрасно сознавал, что не одни известные ему чары не спасут его от удара столь уродливым мечом.

– Хороший день для прогулки, сир? – произнёс жрец, когда расстояние между ними сократилось до четырех шагов.

Пленник расхохотался, пуская пузыри кровавой пены и лишь удар тяжелого сапога заставил его остановиться. Дождавшись, пока хихиканье пленника сменилось жалобными стенаниями, незнакомец удовлетворенно сплюнул.
1 2 3 4 5 ... 8 >>