1 2 3 4 5 ... 15 >>

Сергей Мартин
Алмазная труба

Алмазная труба
Сергей Мартин

Мафия под видом военного полигона "осваивает" богатейший алмазный прииск. К частному сыщику Марьину приходит клиентка с просьбой разыскать пропавшего мужа – геолога. Клёнов узнаёт, что на рынке появилось много алмазов и пытается выяснить их источник. Оба расследования волей судьбы снова сводят их вместе. Палач и Сыщик совместно борются со спрутом преступности и высокопоставленными продажными чиновниками. Пройдя через труднейшие испытания и преграды, они уничтожают "Алмазный клан". Содержит нецензурную брань.

Пролог. ПОЛИГОН

Вертолёт завис над площадкой в нескольких метрах от земли и, слегка качнувшись, стал медленно опускаться в тучах бурой пыли, окутавшей его со всех сторон. Едва шасси коснулось земной тверди, как натужный рев турбин смолк, только лопасти винтов еще продолжали вращаться, не в силах прекратить свой бег по кругу.

В фюзеляже открылась дверь, и в проёме показалась фигура человека. Одет он был в обычный джинсовый костюм, кроссовки и бейсболку, под козырьком которой, скрывая глаза, поблескивали солнцезащитные очки. Человек не спешил сойти на землю. Он огляделся и, заметив приближающуюся машину, застыл в ожидании.

Чёрная "Тойота–Лендкрузер" подкатила вплотную к вертолёту. Из автомобиля вышли двое: крепкий коренастый мужчина лет шестидесяти и дорогом костюме и здоровенный молодой парень в камуфляже, через плечо которого висел на ремне короткоствольный автомат. Пожилой держался уверенно, по–хозяйски, в его жестах и походке угадывались властность и решительность. Молодой выглядел настороженным, словно хищный зверь. Прикрывая своей мощной фигурой хозяина и оглядываясь по сторонам, он крепко сжимал рукоятку оружия. Палец охранника настороженно лежал на спусковом крючке.

Начальник полигона, как обычно называл себя встречающий, небрежно поприветствовал парня в вертолёте и достал из машины кожаный кейс. С минуту они о чём–то говорили, а затем кейс и "джинсовый" парень исчезли в чреве вертолёта. Со стороны никто не мог видеть, что именно было передано на борт, а о содержимом; кейса знали только несколько людей.

Как только боковая дверь закрылась, "Тойота" сорвалась с места и скрылась за углом двухэтажного дома, а к вертолёту подъехали ещё две машины. Тентованный "КамАЗ" осторожно развернулся и медленно сдал назад, встав у распахнувшегося грузового люка, а зелёный армейский "УАЗик" остановился чуть поодаль. Из него вышли трое и, пока шла разгрузка вертолёта, мирно и дружелюбно беседовали, покуривая сигареты.

Через четверть часа "КамАЗ" отъехал от вертолёта, пилот загустил двигатели, и лопасти винтов закрутились, набирая оборот. Стоящие у "УАЗика" попрощались с улетающим товарищем, дружески похлопывая его по плечу и посмеиваясь. Наконец, тот взбежал в грузовой люк, держа в руке небольшой чемодан. Обернувшись к провожающим, он помахал им рукой и широко улыбнулся. Тяжёлая машина медленно оторвалась от земли, потом чуть накренилась, развернулась и полетела к заходящему солнцу. Двое стоящих внизу с минуту наблюдали за полётом, но на их лицах уже не было и тени улыбок. Когда вертолёт исчез в сияющем алом диске, один из них сказал со злорадством:

–– Этот уже покойник. Поехали. Пора заняться остальными.

Они сели в машину, и вскоре площадка опустела.

Несколько часов спустя, когда на небе высыпали звезды, по лесной дороге, проложенной вдоль берега реки, тихо, словно крадучись, проехал тот же зелёный "УАЗ". Он остановился на краю оврага, куда сбрасывалась пустая порода, и из машины вышли четверо. Они быстро, но без суеты открыли заднюю дверь и принялись вытаскивать оттуда длинные тяжёлые мешки, которые волоком стащили вниз, к самому откосу отвала, и сбросили на дно оврага. Всё это они проделали, молча, с безразличным спокойствием. Затем один из них направился к стоящему неподалеку бульдозеру, а остальные достали сигареты и закурили, ожидая завершения "похорон". Вскоре послышалось сердитое урчание дизеля, и залязгали гусеницы. Огромный "Катерпиллар" развернулся на месте и медленно пополз на свет фонарей, указывающих ему направление. Широкий нож, поблескивающий холодной сталью, упал на рыхлую землю, и она взбугрилась перед ним гигантским валом. Через минуту тонны породы обрушились вниз, засыпая мешки с телами убитых и навсегда погребая под собой тайну их исчезновения.

Бульдозер сдал назад и сделал ещё два захода, пока стоящие у кромки не убедились в полной надёжности захоронения. "Катерпиллар" замер на прежнем месте, вскоре послышался шум отъезжающего вездехода, и всё смолкло. Лишь откуда–то со стороны доносились приглушенные звуки машин и механизмов, не прекращающих работу ни на минуту.

Часть первая. ПРОПАВШИЙ ГЕОЛОГ

1.

Захлопнув дверцу машины, Максим взглянул в зеркало и вновь почувствовал себя неуютно. Метрах в тридцати позади стояла тёмно–синяя "десятка". Сидящие в ней двое мужчин в тёмных очках явно чего–то или кого–то ждали, вальяжно развалившись в креслах. В другой ситуации Марьин вряд ли обратил бы на них внимание, но настораживали эти тёмные очки, в которых уже не было необходимости, так как машина стояла в тени. К тому же он помнил неприятное чувство, появившееся, когда они ехали на квартиру Киселёвой. Интуиция обычно всегда предупреждала его о появлении опасности.

"Слежка? – мелькнуло в голове, и сердце забилось сильнее. – Но тогда, на дороге, мои предположения не подтвердились. Да нет, вряд ли. От "конторы" нас никто не вёл, это точно, если только… Если только они не меняли машины. Вот чёрт, а ведь всё возможно! Надо бы проверить".

На всякий случай, записав номер машины, он запустил двигатель и резко тронул свою "Ладу" с места, прочертив на асфальте чёрные полосы. "Десятка" всё так же стояла под раскидистым клёном, пока Максим не потерял её из вида.

Окончательно успокоился он, только подъезжая к "Будапешту". Всю дорогу Марьин внимательно следил за тылом, но так и не выявил "хвост". Если его и "вели", то очень профессионально, используя несколько машин. Так тратиться на его персону вряд ли имело смысл. По крайней мере, в нынешней ситуации.

От усталости и напряжения нестерпимо хотелось курить. Притормозив у киоска неподалеку от универмага, Максим быстро вышел из машины и через пару минут уже возвращался назад, нетерпеливо раскрывая на ходу пачку "LM". На обочине он прикурил сигарету и стал обходить "Ладу", как вдруг сердце бешено застучало от хлынувшего в жилы адреналина. В последнее мгновение Марьин успел отпрянуть назад. Шестое чувство спасло его от столкновения с серой "Тойотой", пронесшейся мимо в каких–то сантиметрах.

Раздался скрежет, его обдало спрессованной жаркой волной воздуха с запахом гари, и серая машина скрылась за длинным трейлером, проехавшим секундами раньше. Всё произошло так внезапно, что Максим не успел рассмотреть ни номера машины, ни заметить, сколько людей находилось в ней. В памяти отпечатались лишь марка и цвет автомобиля. Он быстро очнулся от шока и сначала хотел броситься вслед за "Тойотой", но оставил эту бессмысленную затею.

–– Мерзавец! – в сердцах выкрикнул он вслед исчезнувшей иномарке и от злости ударил по капоту своей машины. – Подонок!

Он сунул в рот сигарету и несколько минут приходил в себя, пока, наконец, не обрёл спокойствие и способность полностью контролировать свои мысли и действия. Левое зеркало на "девятке" было неестественно вывернуто, а пластмассовый кожух сильно поцарапан. Приглядевшись, Марьин заметил чуть различимый след серой краски, оставшейся в бороздах. Вероятно, "Тойота" слегка зацепила его машину, но это почти ничего ему не давало, и Максим выбросил из головы мысли о возможности отыскать "мерзавца". Куда больше его волновал вопрос: случайность ли этот инцидент или спланированное покушение? Впрочем, первую версию он предложил, скорее, для альтернативы. Тянула она процентов на десять, не больше. Теперь Марьин почти не сомневался, что он кому–то перешёл дорогу. Учитывая качество слежки, люди эти не были дилетантами. Получалось, он попал в эпицентр событий вокруг пропавшего геолога.

В голове, словно на листе белой бумаги, стала вычерчиваться схема. Итак, кто он? Ответ – Максим Максимович Марьин, бывший майор РУБОПа, а сейчас руководитель частного детективного агентства, проживающий в Москве под фамилией Марфин. Год назад вместе с женой Ириной после разгрома крупнейшей мафиозной группировки он при помощи ФСБ был вынужден сменить фамилию и место жительства. Может быть, ему пытаются отомстить за прежние дела, чего, собственно, все опасались? Ответ – скорее всего, нет. За всё время работы в Москве он нигде не засвечивался, да и вёл дела мелкие, чаще бытовые, которые в лучшем случае помогали заработать на существование. Он ничем не выделялся.

Когда же пришло ощущение тревоги? Ответ – совсем недавно, после появления у него в офисе Ольги Петровны Киселёвой. У женщины несколько дней назад исчез муж, известный геолог. По рекомендации знакомого, пользовавшегося услугами Марьина, она обратилась к нему. И принесла беду.

Так с чего всё началось?

2.

От жары мозги, казалось, плавились и отказывались выполнять самые элементарные арифметические действия. Максим отбросил папку с отчётом, который он готовил для клиента, и с бутылкой холодной соблазнительной "Фанты" подошёл к окну.

–– Иринушка, помоги, закончи финансовый отчёт по делу Романова, –вздохнув, попросил он жену. – Я договорился с ним на завтра на десять утра. С него ещё причитается полторы тысячи баксов.

–– Это хорошо. Может, ты, наконец, купишь кондиционер, чтобы не маяться от жары? – чуть иронично и с сочувствием спросила Ирина. – Да и контора будет выглядеть солиднее…

–– Солиднее, – усмехнулся Марьин. – Это называется пустить пыль в глаза. Солидность нашего предприятия в нас самих, в нашей компетенции и… удачливости, а все эти дорогие штучки – для "папуасов".

В этот момент он заметил внизу немолодую даму в светло–сером деловом костюме, не очень подходящем для такой погоды. В руках она держала чёрную сумочку, из которой только что достала листок, и теперь искала взглядом номера квартир на подъезде. Лицо её при этом выглядело озабоченным и расстроенным.

–– Ириша, кажется, к нам клиентка.

–– Ты ясновидящий? – удивилась жена.

–– Кое–какие детали указывают на это, – отметил Максим с наигранной небрежностью. – Думаю, что и ты сделала бы тот же вывод, будь у тебя возможность рассмотреть её получше.

–– И какие же детали ты заметил? Давай, Шерлок Холмс, преподай мне урок дедукции и психоанализа.

–– О, это очень просто, дорогая, – улыбнулся Максим. – Во–первых, вряд ли в такую жару женщина стала бы надевать деловой костюм, отправляясь к кому–нибудь в гости. К тому же, она здесь впервые, так как сверяла адрес по записи, а в–третьих, женщина выглядит озабоченной и взволнованной, она ещё сомневается, стоит ли вообще наносить намеченный визит. А теперь скажи, к кому ещё, если не к нам, направляется эта дама? В нашем подъезде живут только частные лица. Как видишь, всё очень просто. Впрочем, сейчас узнаем, прав я или нет.

Он всё угадал стопроцентно, и вскоре они с Ириной познакомились с Ольгой Петровной Киселёвой. После взаимных представлений, возникла небольшая пауза, словно гостья не знала, с чего начать. Пользуясь ею, Максим стал изучать даму, глядя на неё доброжелательным мягким взглядом, который всегда внушал доверие и расположение.

На вид посетительнице было около шестидесяти, и лицо её, несмотря на возраст, сохранило черты былой красоты. Оно было пропорциональным и гармоничным, словом – довольно приятным, хотя и с множеством мелких морщин, не скрытых никакой косметикой. Тёмно–русые волосы тоже имели натуральный цвет. Даже поверхностный взгляд обнаружил интеллигентность посетительницы, обладающей к тому же и незаурядными волевыми качествами. Одета она была скромно, но со вкусом и элегантностью и вовсе не по случаю, а совершенно естественно и обыденно, сообразно своему стилю жизни. Максим скользнул взглядом по её безупречно сидящему костюму, небесно–голубой шёлковой блузке и с удивлением обнаружил, что она заколота у воротника редкостной брошью в виде овальной геммы с выпуклым рисунком, вырезанным на каком–то молочно–белом отполированном камне или кости. Это был чей–то портрет, выполненный очень искусно, но Максим не успел разглядеть его. Посетительница оправилась от минутного замешательства и волнения и негромко сказала:

–– Извините, я никогда раньше не обращалась за помощью к частным детективам и потому не знаю, с чего начать.

–– Начните с главного, – улыбнулся Максим. – Расскажите о своих проблемах, Ольга Петровна, и мы подумаем, чем сможем вам помочь.

–– Да–да, вы правы… – согласилась Киселева. – Понимаете, пропал мой муж. Вот уже десять дней, как о нём нет никаких известий. Вы не представляете, что я пережила за это время… – она тяжело вздохнула и продолжила: – Я уже обратилась в милицию с заявлением о розыске, но до сих пор у них нет никаких результатов. Ни в больницах, ни в моргах он не обнаружен. В милиции у меня взяли его данные, фотографии, порасспрашивали о нём немного и довольно формально и сказали, что объявят в розыск, но вряд ли стоит рассчитывать на скорый результат, так как ежедневно пропадает много людей… Может, для них это и обыденное явление, но для меня… У меня ведь кроме Алёши никого больше нет.

–– Да, я понимаю вас, Ольга Петровна, – сочувственно сказал Максим и жестом пригласил Ирину сесть поближе. Та опустилась в свободное кресло рядом с Киселёвой, не забыв прихватить с собой блокнот и ручку. – А теперь расскажите обо всём поподробнее.

Киселёва согласно закивала головой и немного поспешно достала из сумочки несколько фотографий и лист с записанными паспортными данными.

–– Вот, это мой Лёша… Извините, Алексей Васильевич Киселёв, –сказала она, протягивая снимки Максиму.

Тот бегло просмотрел фотографии, выбрав две наиболее удачные. Согласно паспортным данным, Киселёву исполнилось шестьдесят шесть лет, но на фотографиях он выглядел значительно моложе.

–– Это старые фото? – спросил Максим, взглянув на клиентку.

–– Нет, они сделаны в позапрошлом году, – ответила та.

–– Вот как? – удивился Марьин. – Он прекрасно выглядит. Занимался спортом?

–– Почему занимался? Он всегда поддерживал хорошую физическую форму, – сказала Киселёва с гордостью. – Для его работы это было необходимо постоянно.
1 2 3 4 5 ... 15 >>