<< 1 2 3 4 5 6 ... 8 >>

Сергей Стефанович Сухинов
Рыцарь ордена Ллорнов

«Да. Но мы просчитались. Бессмертие, лишенное свободы, – это тяжкий груз. Конечно, мы можем телепатически общаться друг с другом и мы движемся в космосе по гигантскому замкнутому кругу между двумя звездными островами – но этого очень мало! Каждый цикл мы видим, в сущности, одно и то же: безбрежную тьму космоса. И лишь на сущие мгновения мы оказываемся в звездных скоплениях, которые твой народ называет Отрогами Арго и Алламара. Это настоящий праздник для нас, ведь за время цикла там меняется так много! Но, увы, эти мгновения, когда мы можем наблюдать за жизнью обитаемых звездных миров, так коротки… Мы сделали огромную ошибку, Морган Чейн. Смерть для живых существ – на самом деле не наказание, а огромное благо! Но мы слишком поздно поняли эту простую истину».

«Мы… Но кто вы такие?» «Ты почти подошел к отгадке этой тайны. Мы – это прежние обитатели вашей галактики. Когда-то она была и нашей тоже… Но для всех звездных скоплений существуют циклы жизни и смерти. Однажды в центре нашей галактики взорвались тысячи солнц и разрушили структуру провремени. В галактике воцарился хаос, нестабильность. Миллионы обитаемых миров должны были погибнуть от мощных гравитационных бурь. Спасения от этого катаклизма не было, и тогда-то мириады обитателей погибающих миров прибегли к Переселению. Мы не могли спасти свои тела, но спасли свои разумы». «Я понимаю… Но как ужасно, наверное, было наблюдать за гибелью миров!»

«Мы не хотим вспоминать об этом. Гравитационные бури – это самое страшное, что может произойти в галактике. Но они не смогли причинить вреда каменным глыбам, внутри которых поселились наши разумы. Мы смогли пережить гибель галактики и затем с надеждой наблюдали за ее возрождением. Но, увы, неожиданно появились признаки новых глобальных катаклизмов». Чейн насторожился:

«Вы хотите сказать, что взрыв тысяч звезд может повториться?»

«Нет. Наша галактика теперь достаточно стара и уже довольно далеко удалилась от Протоцентра, где когда-то зародилась Вселенная, Она должна была обрести стабильность хотя бы на несколько миллиардов лет по вашему летосчислению. Но мы ощущаем нарастание гравитационных колебаний в центре галактики. Провремя там нестабильно. Тысячи звезд уже исчезли, и их заменили мертвые миры. И эти миры пришли из далекого будущего!»

«Я уже слышал об этом от девушки по имени Селия, – мысленно вздохнул Чейн. – Но что же мы сможем поделать с этим? Разум в нашей галактике слишком молод и слаб. Мы даже не можем передвинуть самую маленькую звезду с места на место. Что уж тут говорить о судьбе всей галактики! Самое большое, на что мы способны, – это использовать Свободное Странствие. Но если до катаклизма остались считанные годы, то таким путем спастись смогут, в лучшем случае, несколько десятков тысяч существ. И это все! Зачем же вы позвали меня? Что я могу сделать?»

«Многое, Морган Чейн. То, что произойдет в скором будущем, совсем не похоже на тот чудовищный катаклизм, который однажды погубил нашу галактику. Мы уверены, случится нечто совсем иное. И Ллорны считают так же, и Четвертые люди – тоже». Чейн нахмурился:

«Никогда не слышал о них. Кто они такие?»

«Ллорны – самые древние разумные существа вашего цикла. А Четвертые люди – самые молодые, но они уже почти сравнялись по мудрости с Ллорнами. Обе расы хотят с тобой встретиться, Морган Чейн».

«Но почему со мной? – задал Чейн давно мучавший его вопрос. – Откуда эти Ллорны и Четвертые люди узнали о каком-то жалком космическом пирате? В галактике есть миллиарды куда более достойных людей… О пьяное небо!»

«Твоя догадка верна, Морган Чейн. Нынешние Хранители галактики узнали о твоем существовании от нас».

«Дьявол… Так вот в чем разгадка тех чудес, которые со мной произошли в последние годы! – мысленно возопил Чейн. – Выходит, если бы волей случая я не убил вар-ганца по имени Ссандер, и не бросился в бегство от его разъяренных братьев, и не оказался бы на борту корабля наемников Джона Дилулло… Черт побери, в этом случае я никогда бы не попал в этот космический поток! Звездные Волки вот уже сотни лет пролетают возле него, направляясь в очередной набег, но никому из них и в голову не приходило сунуть нос в эту пыльную реку!»

«Да, ты был один из первых варганцев, кто волей случая вошел с нами в контакт, – подтвердил каменный исполин. – Мы давно наблюдали за вашим народом. Даже племя варваров один раз в истории рождает героя! Ты понравился нам, Морган Чейн, и мы немного помогли тебе».

«Черт, черт, черт… Значит, вы намеренно что-то изменили во мне? – с бессильной яростью мысленно закричал Чейн. – А я – то считал, что стал человеком благодаря Джону Дилулло…»

«Так и есть, Морган Чейн. Но кое-какие семена посеяли в твоей души и мы Вряд ли без нашей помощи бывший презренный пират стал бы Шерифом и вице-адмиралом Патруля, Ты не первый, кому мы помогаем. Иначе ваша галактика до сих пор пребывала бы в варварстве… Но наши возможности ограничены, потому что мы лишены свободы. Ты уже созрел для своей миссии, и отныне с тобой будут иметь дело другие».

«Ллорны и Четвертые люди?»

«Да. Ты вскоре встретишься с ними Они ждут тебя в центре галактики – той, что вы презрительно называете Болото».

«Дьявол, тысяча раз дьявол. Но почему именно я? Селия что-то говорила мне о том, что я – не единственный избранник, что есть и другие».

«Конечно. В свое время в нашем потоке побывали тысячи людей и нелюдей разных рас. Из них мы отбирали самых достойных, кандидатов на роль Хранителей. Но живые существа живут лишь мгновения… А время прихода гибельного катаклизма настало только сейчас».

«Значит, мне просто очень повезло?» «Да, тебе очень повезло, Морган Чейн На твои плечи ляжет невероятно тяжелый груз, это верно. Но и награда за это окажется ничуть не меньшей».

«Вот как? – ехидно осведомился Чейн – И что же это за награда? Помнится, адмирал флота Денис Претт уже пытался облагодетельствовать меня какой-то третьесортной медалькой…»

«Нет, наши Дары будут куда весомее. И главный из них – жизнь! Например, если бы не та наша первая встреча, то ты погиб бы год спустя от рук своих врагов Ранроев. Их эскадрилья пролетала возле потока как раз в тот момент, когда тебе вдруг пришла в голову счастливая мысль поискать в космическом течении ценные руды перед тем, как лететь на Мруун. Эту мысль тебе внушили мы. И, к счастью, не ошиблись – Морган Чейн оказался именно тем человеком, которого мы искали. Или, вернее, искали нынешние Хранители, Ллорны».

«Вот как… – растерялся Чейн. – И потом вы еще часто вмешивались в мою судьбу?» «Я уже говорил – мы, к сожалению, лишены свободы передвижения, и потому наши возможности очень ограничены. Не сомневайся, Морган Чейн, все, чего ты достиг, – это дело твоих рук. Мы тебе лишь немного помогали И не только мы».

«Выходит, я не марионетка?»

«Нет».

«И на том спасибо! А то у меня появилось горячее желание содрать с себя шлем и сделать хороший глоток свежего вакуума!»

«Ну что ж… Мы вряд ли сумеем помешать тебе покончить самоубийством. Больше того, мы тебе в каком-то смысле даже завидуем! Мы, к сожалению, лишили себя такой возможности решать свою судьбу… Умирай, если так хочешь! Твое дело доведут до конца другие».

«Значит, Селия права, есть другие кандидаты в Хранители?»

«Конечно. Но у тебя больше шансов на успех, чем у них. Время… его осталось так мало! И самое плохое, что даже мы не знаем – сколько. Возможно, те другие кандидаты просто опоздают».

Чейн задумался, поглаживая рукой замок шлема на своей шее.

«Ну, что же ты колеблешься? У тебя есть выбор, Морган Чейн. Делай же его быстрее, иначе мы можем не успеть. Те, другие кандидаты в Хранители, находятся очень далеко. И они пока не готовы к своей миссии».

«Хм-м-м…»

«Морган Чейн, не стоит бросаться такой вещью, как жизнь. Уж это мы знаем очень хорошо. Тем более что тебе, возможно, суждена очень долгая жизнь».

«Вот уж этого не надо! Ладно, мне пора возвращаться на корабль Что я должен сделать в ближайшее время?»

«Чейн, не пытайся поймать нас, ведь мы прекрасно читаем все твои мысли. Не беспокойся, ты – не марионетка, а мы – не игроки, двигающие живыми фигурами на шахматной доске. Такое под силу только богам, но мы – не боги. Делай то, что считаешь нужным. Но Ллорны и Четвертые люди на самом деле хотят с тобой встретиться. Время не ждет! Прощай, Морган Чейн. Мы еще раз убедились, что сделали верный выбор».

Каменная «голова» замолчала. Чейн включил импеллеры и облетел ее, разглядывая напоследок. Ему не верилось, что внутри этой глыбы обитает разум существа, погибшего миллионы лет назад. Жить, или, вернее, существовать такую бездну времени в этакой летающей могиле… Бр-р-р, благодарю покорно за такое бессмертие! Бедной Врее досталась куда более счастливая участь.

Бросив напоследок взгляд на своего неведомого друга, Чейн направился в сторону корабля. Войдя в шлюз, он сразу же ощутил всем телом искусственное тяготение, которое буквально прибило его ноги к полу. Но, может быть, дело было не в тяготении, а в том грузе ответственности, который отныне незримо лежал на его плечах?

Глава 2

Мэни-сити, столица Клондайка, заметно оживился в преддверии давно ожидаемого праздника. На Мидас стали слетаться десятки тысяч пограничников со всех миров этой части Границы. Те, кому повезло и кто мог позволить себе бросаться кредитками, приземлялись на отличные космодромы вблизи города, принадлежавшие мэрии. Старатели победнее выбирали отдаленные посадочные площадки, кое-как приспособленные для приема самой разнообразной космической рухляди, которую в более цивилизованных районах галактики давно бы выбросили на свалку. Ну, а трое из князей – Шарим, Алгис Аббебе и Франц Штольберг – имели свои личные небольшие космодромы на окраинах Мэни-сити.

Но самым крупным космодромом владел новый Шериф. Победив на выборах, Морган Чейн без долгих торгов купил личный космодром покойного князя Рея Горна, значительно расширил его, оснастил самыми современными наземными службами и передал в дар Первой эскадре Патруля, которая еще продолжала строиться на верфях Варги. Этот жест трудно было назвать особо расточительным, поскольку Чейн заодно являлся и вице-адмиралом Патруля, то есть он сделал подарок самому себе.

Нельзя сказать, что такая двуликость Шерифа пришлась всем пограничникам по вкусу. Потомки самых отъявленных галактических авантюристов только сейчас стали осознавать, что кто-то собирается нагло наступить на хвост их хваленой свободе. Клондайк вот уже более двух веков открыто враждовал с Федерацией, боролся за свою независимость с оружием в руках – и теперь должен был молчаливо наблюдать, как на Мидасе спокойно пускают корни чужаки! А такое стерпеть мог далеко не каждый коренной пограничник.

Надо ли говорить, что все три проигравших на прошлых выборах князя чутко уловили эти новые настроения. В Мэни-сити тут же появились десятки их тайных агентов, которые стали распускать самые невероятные слухи, будоражившие как городскую знать, так и самых последних простолюдинов.

Говорили, что празднование первой годовщины выборов Шерифа закончится тем, что на Мидас опустятся орды Звездных Волков, которые немедленно начнут небывалую резню, благо что карманы десятков тысяч гостей планеты будут оттопыриваться от туго набитых кошельков. И поделом доверчивым старателям – кто же выбирает хозяином самой богатой галактической сокровищницы отпетого пирата и вора вроде Моргана Чейна?

Говорили также, что Шериф потратил первый год своего правления лишь на то, чтобы еще больше обогатиться. Якобы доверенные люди Шерифа – всем ныне хорошо известные земляшки Джон Дилулло, Селдон, Рутледж и Бихел – обложили сотни отрядов старателей немыслимыми налогами, а затем шантажом, угрозами и кое-где даже прямым насилием сумели собрать с трудолюбивых пограничников десятки миллионов кредитов дани Этим чужакам активно помогали бывший гладиатор со Стальной планеты Банг, известный своими разбойничьими повадками, и бывший старатель Эрих Клайн, ставший платным агентом Федерации.

А еще говорили, что пресловутое дополнение к Договору, в котором Федерация и Империя хеггов якобы готовились признать Клондайк как независимое объединение свободных миров и который вроде бы собираются подписать во время предстоящего праздника, является самой настоящей фикцией. На самом деле весь последний год Федерация и Империя вели тайные переговоры о разделе Границы, которые недавно закончились успехом. В ближайшее время в Клондайк будут введены армады флотов Федерации и Империи, после чего пограничники будут объявлены рабами и под страхом смерти начнут работать на приисках за пайку хлеба, стакан воды и баллон кислорода.

Подобных слухов, один нелепей другого, по Мэни-сити ходило множество. Дилулло и Селдон выбивались из сил, пытаясь погасить раздувавшийся то там, то здесь пожар, но оба землянина оказались явно не готовы к информационной войне с князьями. И потому Морган Чейн очень обрадовался, когда увидел в восточной части своего космодрома изящную башню крейсера ВР. Неужели это Мила? Черт побери, как не хватало ему последние месяцы этой рыжеволосой девушки с пленительной улыбкой завзятой кокотки и мертвой хваткой бывалого воина!

Рангор почувствовал, что настроение его друга резко улучшилось, и насмешливо рыкнул:

– Что, соскучился по своей Миле?

Чейн кивнул, плавно выводя космояхту на посадочную траекторию:

– Очень. Сейчас нам всем ее не хватает. Без Милы все три моих газеты попросту увяли, а новости на моем телеканале даже у простодушного Гваатха вызывают икоту. Секретарь докладывает, что мой телеканал в последние месяцы смотрят в три раза меньше горожан, чем прежде. Попробуй тут справиться со злым ветром слухов! И как это Миле удается все успевать? Без нее я чувствую себя, словно без правой руки.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 8 >>