<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>

Сергей Стефанович Сухинов
Рыцарь ордена Ллорнов

– Тогда почему ты не помешал ей улететь из Клондайка? – без обиняков спросил Рангор.

Чейн нахмурился и промолчал. Действительно, почему? Мила была верным, преданным другом и к тому же обладала массой редких дарований. Одно ее умение вести информационную войну чего стоило! К тому же Мила была очаровательной, страстной любовницей. Но Ормера…

Чейн включил автопилот и, откинувшись на спинку пилотского кресла, позволил автоматике самой довести космояхту до посадочного поля. Закрыв глаза, он попытался воскресить в своем воображении лицо Ормеры, но не смог. Прелестный образ ускользал, словно бы не желая оказаться в ловушке его воображения. Как же он просчитался тогда, год назад, когда перед выбором Шерифа тайно побывал на Стальной планете, чтобы уговорить Крола поднять новое восстание беглых гладиаторов против бога-императора Антиоха! Тогда ему казалось, что он все предусмотрел. Ан нет, не все…

Стальная планета прибыла в Клондайк как раз накануне выборов якобы для того, чтобы развлечь пограничников небывалыми схватками лучших воинов-гладиаторов галактики и самых свирепых зверей с далеких звездных систем. На самом же деле Антиох вошел в тайное соглашение с Алгисом Аббебе, по которому в случае проигрыша князя на Мидас должны были высадиться орды гвардейцев бога-императора. Крол и его армия могли бы предотвратить это неблагоприятное для Чейна развитие событий. Так и случилось. Но кто предполагал, что в последнее мгновение восстание возглавит сам столичный губернатор Селькар и что именно он будет провозглашен новым правителем Стальной планеты? Крол оказался на вторых ролях, что очень жаль. Но еще хуже было то, что супруга губернатора, прекрасная Ормера, подарившая ему, Чейну, свою любовь, с той поры стала новой императрицей. И, судя по всему, эта удача начисто вытеснила из ее прелестной головки все воспоминания о мимолетном романе с бывшим беглым гладиатором. Вот так блестящая победа на выборах неожиданно обернулась поражением на арене любви…

Чейн вспоминал, как сразу после выборов, еще толком не залечив раны, полетел на Стальную планету. Теперь, когда он стал Шерифом пятидесяти тысяч звездных систем и миллиардером, ему было что положить к ногам прекрасной патрицианки! Тем более, что ее супружеские отношения с пожилым Селькаром давно стали пустой формальностью… Но оказалось, что Ормера весьма честолюбива и титул императрицы Стальной планеты ей пришелся по вкусу. Встреча во дворце с бывшей возлюбленной оказалась холодной и официальной. Что ж, он сам виноват. Ормера однажды предлагала ему свое сердце – но он ответил тем, что сам привез патрицианку на Стальную планету и вручил ее супругу. Любая женщина была бы оскорблена таким поступком. А Ормера – далеко не любая…

Легкий толчок подсказал Чейну, что полет закончен. Он открыл глаза, с силой мотнул головой, словно стряхивая с себя груз неуместных мыслей, и торопливо встал с пилотского кресла.

– Не забудь, Рангор, мы с тобой летали с инспекторскими целями на Лидину, – предупредил он волка. – Ни слова никому про наш визит в пылевой поток!

– Даже Гваатху?

– А Гваатху – особенно. Сам знаешь, что у нашего мохнатого парагаранца не язык, а метла. Кстати, что-то его не видно…

Чейн кивнул в сторону обзорного экрана. Со стороны ангара к кораблю шла небольшая группа встречающих. Здесь были все его старые друзья по отряду звездных наемников, ныне ставшие заместителями Шерифа; Дилулло, Селдон, Рутледж и, конечно, Бихел, который вот уже восемь месяцев занимал должность его личного секретаря. Возможно, это был не самый лучший секретарь в галактике, но среди пограничников просто не нашлось надежного и головастого человека, способного ориентироваться в море хлынувших на Шерифа бумаг.

Чейн спустился по трапу, щурясь от яркого оранжевого солнца. В лицо ему ударил горячий сухой ветер Мидаса, насыщенный малоприятными запахами громадного мегаполиса. Главная планета Клондайка не отличалась особо приятным климатом, и потому ее столица располагалась на берегу единственной широкой реки, посреди некогда пышного оазиса, от которого за два века остались лишь редкие хилые деревца. Ныне Мэни-сити представлял собой сочетание разнообразных зданий, начиная от хибар, кое-как слепленных из обломков разбитых космолетов, и кончая шикарными особняками самой немыслимой архитектуры. Впрочем, понятия о чистоте и санитарии были схожи и у состоятельных обитателей Мэни-сити, и у бесчисленной бедноты, так что пахло здесь одинаково и на центральных улицах, и на нищих окраинах. И с этим мэр Донатас Популас, как ни боролся, справиться не мог. Не случайно он уже дважды обращался к Шерифу с нижайшей просьбой помочь силами наземных служб Патруля организовать дополнительный вывоз городского мусора. Просто с катушек соскочил, чертов толстяк. Чтобы варганцы таскали за кем-то дерьмо – это надо же до такого додуматься!

Чейн поморщился, поймав себя на подобных мыслях. Еще два дня назад он разговаривал с душами древних обитателей галактики о судьбах Млечного Пути – и вот теперь опустился на грешную землю и вынужден беспокоиться о вывозе городского мусора!

Что делать, такова была оборотная сторона власти, о которой он прежде и не подозревал. Львиная доля дел, сыпавшихся на голову нового Шерифа, были такими же мелкими и пустячными, но, увы, требовавшими немедленного разрешения. Может, стоит перевалить на широкие плечи старины Дилулло всю эту мелкую хозяйственную пакость?

Чейн крепко пожал руки друзьям:

– Как дела, Джон? Кажется, нас навестили люди адмирала Рендвала?

Дилулло кивнул, не скрывая ехидной улыбки. Он отлично понял невысказанный вопрос Шерифа.

– Не беспокойся, Мила тоже прилетела, – сообщил он.

– Тоже? А кто еще?

Селдон поморщился, невольно потирая рукой шрам на левой щеке.

– Помнишь Рыжего Мика из Внешней Разведки, с которым мы так славно подрались в баре на Ледяной планете? Ты еще тогда, кажется, сломал ему руку…

– Всего лишь один палец, – усмехнулся Чейн, вспомнив умело организованную провокацию, на которую его попытался поймать красавчик Рендвал. – Но до сих пор жалею, что не шею… И этот тип рискнул прилететь в Клондайк? Ну и наглец!

– Не то слово! Мы уже с ним успели поцапаться в баре нашего космодрома. Едва нас разняли!

– Рендвал тоже здесь, – добавил Дилулло, сурово поглядев на маленького шотландца. – И хочет встретиться с Шерифом по какому-то очень важному делу. Кажется, он чем-то обеспокоен, но со мной, разумеется, говорить не пожелал.

– Но сначала, шеф, вам надо уделить хотя бы три часа самым срочным документам, – недовольно поморщившись, перебил его Бихел. – Мои два помощника не справляются со всей этой писаниной! И кто это надумал обучить чертовых пограничников грамоте? Они буквально засыпали вашу резиденцию письмами, жалобами, кляузами, доносами. Уж лучше бы эти разбойники, как в прежние времена, разрешали все проблемы добрым выстрелом из бластера! Но, кроме этого, накопилось немало и действительно очень важных дел.

– У меня теперь все дела очень важные, – проворчал Чейн, шагая к своему джипу, поджидавшему хозяина в тени громадного бензовоза. – Кажется, что из человека я превратился в какую-то здоровенную контору, по которой текут целые бумажные реки. Если б знал, чем обернутся те проклятые выборы, сам бы нокаутировал себя ударом в челюсть еще на пороге Дворца Развлечений! Я вам не нейн, у меня нервы не синтетические…

Внезапно Рангор тревожно завыл и, высоко взмыв в воздух, прыгнул на спину Чейна. Тот упал ничком на бетонное покрытие космопорта. Его друзья, помедлив всего лишь долю секунды, тоже упали и инстинктивно закрыли головы руками.

Это спасло им жизни, потому что спустя мгновение джип со страшным грохотом взорвался и, объятый пламенем, взлетел высоко в воздух.

– Бензовоз! – вскрикнул кто-то.

Чейн вскочил на ноги. Вращаясь в воздухе, джип падал прямо на огромную цистерну с горючим. Если она рванет, то… Во всю варганскую прыть Чейн рванулся с места. В его распоряжении было лишь несколько секунд, но он успел добежать до бензовоза и вскочить в кабину. Включив двигатель, он рванул огромную машину с места. Но махина обладала такой инерцией, что Чейн понял: не успеть! Рванув руль резко влево, он завалил бензовоз на бок и, выпрыгнув на бетонные плиты, помчался прочь что было сил.

Пылающий джип ударился о задранные к небу колеса бензовоза и отлетел в сторону, словно мячик. Тем временем цистерна раскололась от удара, и горючее бурным потоком стало разливаться по бетонным плитам. Если туда попадет хоть одна искра, такое начнется! Но днище бензовоза, к счастью, послужило щитом.

На поле без промедления выехало несколько пожарных машин. Пламя было быстро локализовано и погашено. А горючее все еще выливалось на посадочное поле, растекаясь в сторону ангара.

Дилулло поднялся на ноги, отряхнул перепачканные в пыли брюки и с кислой улыбкой взглянул на Чейна.

– Ну, еще раз с прибытием тебя на Мидас, сынок. Сам видишь, как здесь по тебе соскучились!

Глава 3

Спустя полчаса Чейн уже сидел в своем кабинете. Дворец Шерифа располагался в самом центре Мэни-сити, на площади Согласия. Огромный стол черного дерева был наполовину завален стопками бумаг. Смахнув часть из них на ворсистый пол, Чейн сразу же почувствовал себя намного лучше. Он нажал на кнопку вызова. Дверь в приемную распахнулась, и на ее пороге появилась секретарша в строгом синем костюме и с папкой в руке.

– Здравствуйте, миссис Ламбер, – произнес Чейн, с хрустом потягиваясь в кресле. – Я очень рад…

Он запнулся. Перед ним стояла… Мила!

Рыжеволосая красавица сморщила носик.

– Что я слышу? – воскликнула она, плотно закрывая за собой дверь и защелкивая магнитный замок. – Ты был бы рад этой корове с толстыми ляжками и отвислым задом? Морган, до чего ты одичал, если готов довольствоваться такой малоаппетитной секретаршей!

– О пьяное небо… – пробормотал Чейн, чувствуя, как в нем начинает закипать кровь. – Откуда на тебе этот костюм? Неужели ты отобрала его у бедной Галы силой?

– Еще бы, – усмехнулась Мила, дразнящей походкой направляясь к письменному столу. – Надо сказать, у этой девицы неплохо поставлен удар справа. Это единственное, что мне в ней понравилось. Ну, разве еще что уши недурны… Но все остальное – фу! У вас, варганцев, просто нет вкуса.

Подойдя к столу, Мила с безмятежной улыбкой смела с него оставшиеся бумаги и, дразняще приподняв синюю юбку, присела на край полированной крышки.

– Надеюсь, я смогу заменить на время твою секретутку? Чейн, ты любишь заниматься с ней любовью на этом столе, верно? По крайней мере, я не вижу в твоем кабинете дивана…

– О дьявол… – простонал Чейн. – Неужели ты не могла подождать до вечера? Наверное, в приемной полно людей!

– И нелюдей там тоже полно, – успокоила его Мила, расстегивая жакет. – Пограничники всех цветов кожи, шерсти и чешуи жаждут лицезреть своего дражайшего Шерифа. Ты хоть знаешь, бюрократ чертов, что к тебе на прием надо записываться за два месяца?.. Но я честно предупредила этих парней, что у тебя на утро намечена срочная оперативка, очень коротенькая, часа так на полтора… Фу, как от тебя разит какой-то дрянью!

– Это горючее для планетарных двигателей, – пояснил Чейн, принюхиваясь к своим ладоням. – Не успел как следует отмыть руки. Понимаешь, на этот раз меня встретили на Мидасе особенно горячо…

– Плевать, потом отмоешь, – прошептала Мила. – Ну, иди ко мне, волчище! Я так соскучилась по тебе!

* * *

В дверь трижды стучали, пока они занимались любовью. Мила, как всегда, во время секса вила из Чейна веревки, и он был совсем не против этой игры в раба и вакханку. Нельзя сказать, что последние месяцы он умерщвлял свою плоть воздержанием, но ни одна женщина в Мэни-сити не годилась и в подметки Миле. К тому же она отличалась редкой необузданностью фантазии. До сих пор стол в кабинете служил Чейну только по прямому назначению. Но, как оказалось, он был неплохо приспособлен и для куда более приятных занятий…

Насытившись, Чейн отвалился в сторону с удовлетворенным вздохом. Опустив руку, он нащупал верхний ящик стола и достал оттуда пачку сигарет с встроенной в нее зажигалкой.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>