<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>

Сергей Стефанович Сухинов
Рыцарь ордена Ллорнов

Мила едва успела выхватить у него изо рта дымящуюся сигарету…

– Что ты делаешь! – воскликнула она. – Морган, да ты весь так пропитан космическим бензином, что от любой искры вспыхнешь, словно факел! Фу, а мне теперь и за час не отмыться после такого любовничка…

– Сама не захотела ждать, – флегматично заметил Чейн, глядя на потолок, безвкусно украшенный лепниной. – Как думаешь, может, мне стоит повесить прямо над столом зеркало?

Мила фыркнула:

– Морган, ты извращенец. Заниматься любовью с секретаршей в тот момент, когда в приемной толпятся толпы жаждущих начальственной милости… Кстати, а где же ты так искупался в горючем?

Чейн в двух словах рассказал о взрыве джипа. Мила присвистнула от удивления.

– Чудесно… – пробормотала она. – Впрочем, этого давно следовало ожидать. Твой дружок Алгис Аббебе окончательно оправился от ран, полученных во Дворце Развлечений, и наверняка полон жажды мести. Князь Шарим ненавидит тебя, пожалуй, еще больше. Мало того что ты победил его в поединке, но и заставил признаться в убийстве Роя Горна! Отныне для Шарима навсегда закрыт путь в Шерифы, а такое не прощается… Ну, и от Франца Штольберга можно ожидать сюрпризов. Старичок бодр, как морковка, и ежедневно проводит по три часа в спортивном зале, словно молодой Смотри, как бы откуда-то из-за угла тебе в лоб не полетел бильярдный шар! Кажется, это его любимое оружие?

Чейн присел на столе, с удовольствием глядя на лоснящуюся от пота обнаженную фигуру Милы. Она тут же приняла весьма соблазнительную позу, но Чейн рассмеялся и поднял руки вверх.

– Все, сдаюсь! На большее, боюсь, меня сегодня не хватит. Чертов взрыв в космопорту меня немного выбил из колеи… Хорошо еще, что Рангор обладает невероятным чутьем на подобные штуки. За последние три месяца это, кстати, шестое покушение на мою драгоценную жизнь. Кто-то явно не хочет, чтобы я дожил до первой годовщины своего восшествия на «престол»… Кстати, а зачем с тобой на Мидас прилетел Рендвал?

Мила удивленно округлила глаза – на этот раз чудесного фиалкового цвета. Черты ее лица слегка заострились, и она стала выглядеть чуть не подростком. Чейн так и не смог за время их знакомства привыкнуть к чудесам генетического макияжа, меняющего чуть ли не каждый день внешность женщины – чуть-чуть, но так, что та выглядела иначе, чем прежде, и без всяких ухищрений косметики.

– А почему бы и нет, Морган? Внешнюю.

Разведку очень интересует все, что происходит на Границе, и особенно здесь, в Клондайке Наш Рендвал очень любопытен. К тому же и повод подходящий есть – приближающийся праздник. Кстати, Рендвал тоже сидит в приемной. Я по старой дружбе записала его под первым номером, слегка нарушив прежнюю очередь.

Чейн с изумлением глядел на девушку. Мила, как всегда, была полна сюрпризов.

Соскочив со стола, он торопливо стад одеваться. Мила достала из пачки сигарету и закурила, с легкой насмешкой глядя на Шерифа.

– Черт побери, и долго ты собираешься так лежать? – буркнул Чейн, застегивая брюки. – Или ты хочешь, чтобы твой шеф лицезрел тебя на моем столе на месте чернильного прибора?

– Ну и что? – пожала плечами девушка. – Рендвал, знаешь ли, тоже не из дерева сделан. Я заставала у него на письменном столе еще и не такие живописные картины… Впрочем, вру, это было давно. Мой шеф ныне куда больше думает о карьере, чем о женщинах. А карьера его куется сейчас здесь, в Клондайке… Ладно уж, оденусь. Но только до вечера!

Едва Мила упорхнула из кабинета, подарив на прощанье воздушный поцелуй, как в комнату вошел адмирал Внешней Разведки.

Высокий, стройный Рендвал куда больше напоминал актера, чем военного. Четкие восточные черты лица, ранняя седина, темные, блестящие, словно уголь, глаза… Такой мужчина должен был чертовски нравиться женщинам. Но он предпочел иной путь – властвовать над мужчинами.

Чейн встал из-за стола и обменялся со своим недавним врагом крепким рукопожатием.

– Прошу садиться, – сказал он, указывая на свободное кресло. – Простите, что заставил вас так долго ждать.

Лицо Рендвала осветила легкая усмешка:

– Я понимаю, оперативка – это очень важно… Признаюсь, мои пятиминутки длятся порой и подольше, чем ваша, сэр. Но ныне дело не терпит промедления!

– Сэр? – брови Чейна удивленно приподнялись. – Это еще что за хреновина?

– А что вас так удивляет, Шериф? Подобное обращение у нас на Земле в ходу вот уже двадцать тысяч лет, особенно среди представителей верховной власти. К тому же я слышал, что английская королева рассматривает сейчас ходатайство о присвоении вам, дорогой Чейн, титула рыцаря.

Заметив замешательство на лице варганца, Рендвал заложил ногу за ногу и улыбнулся еще шире.

– Рыцаря? – с ужасом произнес Чейн. – Кажется, это какие-то древние воины Земли, закованные с головы до пят в железо и с дурацкими горшками на головах? Я что-то слышал о них от Джона Дилулло… И об Англии – тоже. Она ведь находится неподалеку от Уэльса, родины моих предков?

– Вернее сказать, что Уэльс расположен рядом с Англией, – уточнил Рендвал. – Когда-то обе эти страны входили в состав островной империи Великобритании, сыгравшей заметную роль в истории Терры. Но много веков назад, после развала древней империи, Уэльс обрел наконец независимость.

Чейн пристально посмотрел на красавчика-адмирала и сурово сдвинул брови:

– Надо понимать, что ходатайство к королеве – это дело рук адмирала Претта? Рендвал кивнул с безмятежной улыбкой:

– Не смущайтесь, Чейн, в этом нет ничего необычного. В истории Англии вы станете далеко не первым пиратом, который получит к своему имени почетную приставку «сэр». Такое уже не раз случалось. Если пират становился богатым и знаменитым, то у него было лишь два пути – либо на виселицу, либо во дворец. Честно признаюсь, что предпочел бы видеть вас на виселице. Но дело обернулось, как ни прискорбно, в вашу пользу.

– Спасибо за откровенность! – сказал Чейн, сощуренными глазами глядя на гостя. – Может, вы заодно признаетесь, что сегодняшний взрыв в космопорту – дело ваших рук?

– Вы имеете в виду взрыв джипа? Нет, на такую глупость способен какой-то недотепа-любитель. Профессионал взорвал бы не джип, а бензовоз. Впрочем, не исключено, что кто-то таким путем просто послал вам предупреждение.

– Я так и подумал… – пробормотал Чейн и протянул гостю пачку сигарет. – Хотите курить? Или, может, разопьем бутылочку вина за встречу? Тем более что пока я еще далек от виселицы, и потому со мной есть смысл дружить.

Рендвал кивнул:

– Охотно выпью. А вот курить бросил.

Здоровье дороже.

– Особенно накануне большого повышения? – понимающе усмехнулся Чейн. Он подошел к настенному бару и достал оттуда бутылку варганского виски.

– Очень надеюсь, что так и случится, дорогой Чейн.

– Неужто дела Адмирала Претта так плохи?

– Как знать, как знать… – загадочно произнес Рендвал, взяв наполненный до краев бокал.

Они чокнулись. Чейн быстро опустошил свой бокал и с улыбкой посмотрел на Рендвала. Тот сделал маленький глоток и, поперхнушись, закашлялся.

– Это… это что? – просипел он, с ужасом глядя на рубиновый напиток. – Серная кислота?

– Нет, обычное варганское виски, – успокоил его Чейн. – Оно не так приятно на вкус, как ваше земное, но зато куда забористей. Нужно иметь луженую глотку Звездного Волка, чтобы пить варганские вина. Рендвал…

– Что?

– Я давно уже бросил пить ваше пойло, которое на Земле называют виски. Понимаете, к чему я клоню? Старина Претт, помнится, был очень недоволен, когда я отказался от какой-то медальки Федерации. И еще больше взбеленился, когда я нагло пообещал наградить его орденом Патруля «За заслуги перед Варгой».

Рендвал сощурил глаза:

– Выходит, вы отказываетесь от титула рыцаря?

– Само собой, отказываюсь. Рендвал, зарубите себе на носу: Патруль не принадлежит Федерации! И Клондайк – это независимая территория галактики Пограничники и так уже кипят и булькают от разных слухов. Говорят, что Федерация и Империя хеггов готовятся тайно подписать договор о разделе Границы на зоны влияния. И я не хочу…

– А почему вы решили, что это просто слухи? – неожиданно перебил его Рендвал.

Чейн застыл с приоткрытым ртом.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>