<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>

Сергей Стефанович Сухинов
Рыцарь ордена Ллорнов

– Что? – наконец с огромным трудом выдавил он.

Рендвал ответил ласковой улыбкой.

– Считайте, что я неудачно пошутил. Впрочем, не зря говорится, что нет дыма без огня. Теперь, когда благодаря вам, мой герой, подписан мирный договор между Федерацией и Империей, мостик между двумя прежде враждовавшими частями галактики наконец-то переброшен. Стоит ли удивляться, что по этому мостику стали шастать взад-вперед дипломаты разного калибра? Ваш дружок Альрейвк, скажем, дважды тайно побывал на Веге. Мне кое-что известно о переговорах, которые он там вел с членами Совета Федерации. Понятное дело, что всех их очень беспокоит ваше будущее празднество. Понимаете, почему?

– Не совсем… – медленно произнес Чейн, нервно закуривая. – Просветите бедного пирата.

Рендвал сделал еще глоток варганского виски, поморщился и продолжил уже вполне серьезным тоном:

– Чейн, вы, как и все варганцы, совершенно неискушенны в галактической политике. Я недавно имел удовольствие общаться в течение нескольких дней с вашим знаменитым Берктом и понял, что он совершенно не осознает того, что может грянуть в самом ближайшем будущем. Поймите в политике ни под каким документом невозможно поставить, что называется, последнюю точку! Она сама собой превращается в многоточие. Вы смогли помирить Федерацию и Империю хеггов – слава вам, слава! Но вы не подумали о том, что, договорившись, эти два монстра сразу же начнут алчно глядеть по сторонам. Раз уж нельзя сожрать друг друга, то кого же еще можно запихнуть в свое ненасытное чрево? Чейн, вы просто ничего не знаете о галактической истории. Она повторяет то же самое, что происходило у нас на Земле в самые древние времена. Если, скажем, какие-либо две враждующие сверхдержавы заключали тайные мирные соглашения, то, значит, всякая мелочь должна была готовиться к съедению. А что сейчас Федерации и Империи можно съесть в галактике? Болото? Там нет ничего вкусного, кроме камней и космической пустоты. Свободные Миры! Они слишком тощие и колючие и ничуть не вкуснее ежа. Конечно, в свое время и до них дойдут руки, но пока у обоих монстров перед носом есть блюдо пожирнее Догадываетесь, какое?

– А как же Договор? – побледнев, тихо спросил Чейн. – В нем оговорено, что ни Федерация, ни Империя хеггов не будут претендовать на Границу!

– Да, там было, кажется, нечто подобное, – пожал плечами Рендвал. – Но бумага, она и есть бумага. В любой Договор можно внести добавления и уточнения – конечно, по взаимному согласию сторон.

– Но мы, варганцы, это одна из этих сторон! – заорал Чейн и ударил кулаком по столу так, что на толстой полированной крышке появилась ветвистая трещина. – Мы не для того создали Патруль, чтобы…

Он задохнулся от гнева, не закончив фразу. Но Рендвала ничуть не впечатлил взрыв его эмоций.

– Мы? – холодно переспросил адмирал. – Кто это – мы? Договор от Варги подписали двое: Беркт, глава Совета Варги и лидер клана Дагоев, а также Харкан, лидер клана Ран-роев. Подписи Моргана Чейна там нет! Это во-первых. Во-вторых, Беркт смертен, как и все люди. Его Первая эскадра сейчас здорово увязла в Свободных Мирах. Дня не проходит, чтобы на кораблях варганцев не случилась какая-нибудь неприятность. Ну не везет Беркту буквально во всем! То какой-либо корабль по недосмотру пилотов вляпается в поле астероидов, то переговоры с правительством очередной планеты вдруг заканчиваются поножовщиной в славных варганских традициях… Так что никто особенно не удивится, если флагман Первой эскадры, скажем, возьмет и взорвется – ну, словно ваш джип. А тогда из лиц, подписавших Договор от Варги, в живых останется один Харкан…

– Черт побери… – с бессильной яростью пробормотал Чейн и, рухнув в кресло, глазами загнанного в ловушку зверя посмотрел на Рендвала. – Вот почему вы прилетели в Клондайк!

Рендвал кивнул и, крякнув, допил-таки бокал с варганским виски.

– Ничего не скажешь, на редкость забористая штука… – просипел он, мутными глазами глядя на бутылку. – Для нас, землян, она явно крепковата… А вот галактическая политика явно крепковата для голов варганцев! Не обижайтесь, Чейн, но это так. И в подтверждение этого открою вам небольшой секрет. Мои агенты уже вышли на след человека, который организовал взрыв в космопорту. Догадываетесь, кто это?

– Агент Федерации?

– Агент Совета Федерации по имени Пол Элдридж, кличка Клещ, – уточнил Рендвал. – Я лично знаю этого парня – не человек, а ртуть! Так же блестящ, так же неуловим. Но почему-то на этот раз он допустил явную ошибку. Почему? Может быть, потому, что вас пока не хотят убирать с пути, а просто хотят сбить с толку. Может быть, кто-то хочет, чтобы вы начали подозревать своих бывших конкурентов-князей? Представляю, какая в этом случае в Клондайке началась бы заваруха… Все пограничники похватались бы за оружие и начали палить друг в друга. Кто бы в этом случае вспомнил о каком-то Договоре? А у Федерации и Империи сразу бы появился предлог для корректировки Договора Мол, Патруль свою роль на Границе уже сыграл. Увы, он не смог обеспечить в Клондайке должный порядок и спокойствие, и потому для спасения граждан просто необходимо ввести на Восточной Границе чрезвычайное положение, а затем – и внешнее управление. Временное, само собой – лет этак на сто. Вот потому-то я и прибыл на Мидас.

Чейн молча налил себе полный бокал виски и опрокинул его в рот, даже не поморщившись.

– Политика… – пробормотал он с отвращением. – Опять эта проклятая политика!

– Что поделаешь, дорогой пират. Вот вы давеча занимались на этом столе любовью с Милой… Ну, не смущайтесь, я же понимаю вас, как мужчина мужчину. Мне даже в какой-то степени это лестно, поскольку Мила – мой агент, а значит, через нее я могу влиять на Шерифа Клондайка и вице-адмирала Патруля. И не надо пожирать меня таким злобным взглядом, Чейн! Любовь с такими высокопоставленными особами, как вы, – это всегда в какой-то степени политика. Особенно если учесть, что Мила – не только агент ВР, но личный агент Председателя Совета Федерации. И не надо так широко открывать рот, Чейн… Не знали?

– Знал, – буркнул Чейн. – Но забыл.

– Напрасно. Даже я с Милой всегда держусь начеку – никогда не знаешь, какое коленце эта рыжеволосая девица выкинет. Хотя я вовсе не утверждаю, что тот взрыв в космопорту задумала именно Мила! Но она могла, например, уговорить своего давнего друга и коллегу Пола Элдриджа заложить взрывчатку не в бензовоз, а в стоявший рядом джип… Чтобы вы немного поразмялись после странного инспекционного полета на Лидию-3, где вас, кстати, так и не увидели мои агенты.

Неужто вы с Рангором заблудились по дороге?

Чейн пропустил этот вопрос мимо ушей.

– Мила… Не может быть, чтобы она была причастна к тому взрыву!

– Как же долго длится ваше удивление… Учтите – я ничего не утверждаю, я лишь говорю О ВОЗМОЖНОСТЯХ. Ну, не буду больше злоупотреблять вашим вниманием. Мы еще скоро встретимся, Шериф! А это вам на прощание маленький подарок, – кажется, наша общая знакомая опять по забывчивости потеряла какую-то свою булавку…

И Рендвал, встав, положил на стол крошечный микрофон с иглой на конце – он был спрятан Милой в спинке кресла.

Лицо Чейна еще больше вытянулось.

– Не беспокойтесь, я сразу же вывел эту штучку из строя, – успокаивающе улыбнулся адмирал. – К счастью, Мила, как и все женщины, весьма консервативна и зачастую повторяется в своих маленьких хитростях. Это единственная ее слабость – но какая приятная и полезная для нас, бедных и доверчивых мужчин!

Глава 4

Разговор с Рендвалом расстроил Чейна донельзя. Одна мысль о том, что Мила могла быть причастна к взрыву в космопорту, приводила его в замешательство. Конечно, шеф Внешней Разведки мог плести сразу несколько паутин, и полностью доверять его словам было бы безрассудно. Но факт есть факт: рыжеволосая красавица действительно как-то проговорилась, что она является личным агентом Председателя Совета Федерации сэра Алекса Торгвейна! И вдобавок однажды на Тайгере уже показала свои острые зубки, когда он, Чейн, схитрил и сообщил ей, что в глубине озера нет никаких кладов древних королей Клондайка. Тогда вдруг оказалось, что у его верной и страстной любовницы давно готов запасной план действий в Клондайке, в котором Звездным Волкам отводится роль жалких наемников. Нет, с этой девицей нельзя расслабляться ни на минуту. Никогда не знаешь, какие мысли копошатся в ее очаровательной головке. А вдруг Федерация и Империя действительно сговорились поделить Клондайк? Тогда Патруль варганцев им не только не нужен – он просто становится опасным, ибо в решающий момент может выступить на стороне пограничников. В таком случае он, Чейн, окажется больше не нужен, и его следует устранить с дороги всеми имеющимися средствами. Черт побери, не исключено даже то, что весь этот грязный поток слухов и клеветы против Звездного Патруля инспирирован вовсе не агентами мстительных князей, а самой Милой! Это она умеет…

К вечеру настроение Чейна окончательно испортилось. Он с тревогой ждал минуты, когда ему придется оставить свои бесконечные дела и возвращаться домой. Там его, без всякого сомнения, будет ждать Мила. Чем закончится это свидание? Вряд ли одной только страстной любовью.

Мысль о предстоящей встрече настолько тревожила Чейна, что он почти обрадовался, когда в его кабинете предупреждающе затрезвонил передатчик Патруля. Шериф нажал на красную кнопку, и тотчас на маленьком экране появилось лицо полковника Гредара, командира одной из шести эскадрилий будущей Третьей эскадры.

– Господин вице-адмирал, в квадрате 13–56 западного сектора замечены более двадцати кораблей негуманоидов! Они явно направляются в сторону Бастарда.

Чейн нахмурился. Бастард являлся одним из сорока созвездий Клондайка, на котором теплилось нечто вроде цивилизованной жизни. На всех восьми планетах этой системы были обнаружены богатые залежи трансуранидов, в которых крайне нуждались Свободные Миры. Более тридцати лет назад Свободные Миры по договоренности с мэром Мидаса построили там рудники и заводы по переработке трансуранидов. Мэру Донатасу Популасу удалось уговорить князей и лидеров крупнейших отрядов старателей, что сдача системы Бастарда в аренду не принесет мирам Клондайка ничего, кроме пользы. И в самом деле, пограничники попросту не располагали достаточной техникой для добычи и переработки трансуранидов и даже транспортами для их перевозки. У Свободных же Миров все это имелось. К тому же они были готовы расплачиваться за аренду системы Бастарда продуктами питания и оружием, чего в Клондайке всегда не хватало.

Аргументы мэра Популаса оказались столь убедительными, что лидеры Клондайка впервые сумели договориться между собой и поставили свои подписи под документами об аренде. Все лидеры дали обязательство не основывать свои базы на планетах Бастарда и тем более не нападать на рудники Свободных Миров. Хаос свободного предпринимательства был обуздан, но только потому, что это было выгодно абсолютно всем пограничникам.

Но для негуманоидов, конечно, никакие законы не писаны. Их разбойничьи отряды то и дело нападали на миры людей и гуманоидов, неся смерть и разрушения. С появлением в Клондайке варганцев они, правда, заметно поутихли и ограничивались лишь мелким разбоем на периферийных мирах. Но напасть на Бастард – это совсем другое дело! Последствия такого разбоя даже трудно представить.

Чейн поднялся из-за стола и разразился крепкой бранью. Только неприятностей со Свободными Мирами ему сейчас не хватает! Это будет похуже, чем все грязные слухи, вместе взятые. Ну что ж, негуманоиды давно напрашивались, пора угостить их по-варгански!

Чейн включил интерком. На экране появилось недоуменное лицо Дилулло.

– Джон, я на несколько дней покидаю Мидас, – торопливо сказал Чейн. – На Бастарде неприятности. Постарайтесь не выпускать Милу из поля зрения! Лучше всего, если за ней будет следить Рангор.

– Хорошо, – кивнул Дилулло. – Считаешь, что кто-то хочет сорвать наш праздник?

– Похоже на то… Что слышно о делегации Свободных Миров?

– Только что пришло сообщение с флагмана Первой эскадры.

Разведка Беркта докладывает, что на Сартоураге Ассамблея Старейшин собирается на заседания чуть ли ни ежедневно. Столица Свободных Миров полнится вестями о разбое, который якобы учиняют эскадрильи Харкана в приграничных мирах Болота. Да и о нашем Клондайке ходят самые дикие слухи. Словом, обстановка непростая. Может случится, что официальная делегация Свободных Миров на Мидас так и не прилетит. Конечно, вольных торговцев прибудет множество, но, сам понимаешь, это не совсем то…

– О пьяное небо… А я так надеялся на Беркта и на его опыт!

– Опыт в чем? Сынок… то есть тьфу, господин вице-адмирал, выбрось из головы все свои прежние представления о том, кто есть кто, Беркт хороший и мудрый человек, но не забывай – больше полувека он был одним из самых знаменитых пиратов Варги! Дипломатические хитрости ему неизвестны. О Харкане я и не говорю, от этого хищника можно ожидать все, что угодно.

– Ну спасибо, Джон, вы меня успокоили! – буркнул Чейн. – Ладно, свяжусь с Берктом чуть позже. Сначала надо погасить пожар на Бастарде.

Вскоре Чейн уже взлетал с Мидаса на своем личном варганском звездолете и взял курс на флагман «Врея», который постоянно дежурил на стационарной траектории прямо над Мэни-сити. Посмотрев через иллюминатор на стремительно удаляющийся внизу город, Чейн вздохнул с явным облегчением.

Так или иначе, но сегодняшняя встреча с Милой отменяется по вполне весомой причине. И это хорошо! Уж лучше драться со сворой негуманоидов, чем разговаривать в постели с этой красоткой. Кто знает, какой очередной сюрприз Мила подготовила ему на этот раз?

Спустя час флагман в сопровождении первой эскадрильи, состоящей из пяти средних крейсеров и сорока варганских малых звездолетов, взял курс на Бастард. Отойдя на сто тысяч километров от Мидаса, они одновременно ушли в гиперпространство.

* * *

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>