1 2 3 4 5 6 >>

Шантель Шоу
Два скандала и одна свадьба

Два скандала и одна свадьба
Шантель Шоу

Соблазн – Harlequin #200
Их, еще ничего не знающих друг о друге, связала ночь любви в Лондоне. Мина Харт не догадывалась, что судьба столкнула ее с Акселем Торесеном, принцем маленького северного княжества Сторвхал. Аксель обвинил ее в том, чего она не совершала. Пылая негодованием, Мина отправилась вслед за ним, чтобы объясниться, и поняла, что влюбилась в Ледяного Принца, как прозвали его подданные…

Шантель Шоу

Два скандала и одна свадьба

Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме. Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Chantelle Shaw

A Night in the Prince’s Bed

© 2014 by Chantelle Shaw

© «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

Глава 1

Опять он здесь.

Мина сказала себе, что не будет выискивать его в толпе, но ее взгляд невольно устремился к стоячим местам перед сценой. Стоило ей его увидеть, как сердце перевернулось в груди.

Уникальная архитектура шекспировского театра «Глобус» позволяла актерам со сцены видеть лица зрителей. Современное здание, построенное по образцу знаменитого елизаветинского театра, было, по сути, амфитеатром без крыши. Освещение сцены было минимальным, но даже без света рампы Мина отчетливо видела резкие черты лица мужчины: острые скулы и решительный подбородок, на котором проступала щетина, подчеркивающая его пронзительную мужественность.

Его губы были твердо, почти сурово сжаты, но в них таилось чувственное обещание, которое Мина нашла интригующим. Цвет глаз рассмотреть было невозможно, однако она заметила более светлые пряди в темно-русых волосах. На нем была та же черная кожаная куртка, что и в предыдущие три вечера. Он был так сокрушительно сексуален, что Мина не могла оторвать от него глаз.

Ей стало любопытно, почему он снова оказался в театре. Поставленная Джошуа Хартом эпическая история любви Ромео и Джульетты получила восторженные отзывы, но все же непонятно, зачем стоять два с половиной часа три вечера подряд и смотреть один и тот же спектакль. Наверное, он не может позволить себе купить билет на галерку. Билеты на стоячие места были недорогими и пользовались популярностью. С них отлично просматривалась сцена, и создавалась атмосфера близости между аудиторией и актерами.

Мина попыталась отвести взгляд, но ее голова сама собой снова повернулась в том направлении – совсем как у марионетки, которую дергают за веревочки. Он пристально смотрел на нее, и от этого дыхание у нее перехватило. Все вокруг – и зрители, и актеры, занятые в спектакле, – отступили на второй план. Она живо ощущала только присутствие этого мужчины.

Краем сознания она отметила затянувшуюся паузу. Ощущая растущее напряжение стоящих рядом с ней актеров, Мина поняла, что они ждут ее реплики. В памяти образовался провал. Она почувствовала, как ее захлестывает ужас.

О боже! Сбывался самый страшный кошмар любого актера. Язык прилип к нёбу, на лбу выступил пот. Мина инстинктивно поднесла руки к ушам, чтобы убедиться, что слуховые аппараты на месте.

– Соберись, Мина. – Из пучины паники ее вырвал чей-то настойчивый шепот. В голове словно что-то щелкнуло, и, переведя дыхание, она произнесла:

– Кто звал меня?

Кэт Николс, играющая кормилицу, с облегчением вздохнула:

– Ваша матушка.

– Вот я, синьора. Что угодно вам?

Актриса, исполняющая роль синьоры Капулетти, вышла вперед. Разговор между ней и кормилицей позволил Мине собраться с мыслями. Она молилась, чтобы зрители не заметили потерю концентрации. Но от взгляда Джошуа это, конечно, не укрылось. Даже не глядя на режиссера, Мина почувствовала его раздражение. Джошуа Харт требовал от актеров, и в том числе от собственной дочери, совершенства.

На несколько секунд она вышла из роли Джульетты и предстала перед зрителями в образе себя самой – двадцатипятилетней молодой женщины по имени Мина Харт с частичной потерей слуха.

Вряд ли кто-то из зрителей подозревал, что она страдает глухотой. Только несколько человек, не считая членов семьи и близких друзей, знали, что, переболев в восьмилетнем возрасте менингитом, Мина стала плохо слышать. Цифровые слуховые аппараты, вставлявшиеся в уши, были маленькими, а длинные волосы скрывали их. Иногда Мине удавалось забыть, какой одинокой она себя чувствовала, когда пыталась приспособиться к миру, который за одну ночь стал безмолвным.

Хотя Мина была уверена в надежности слуховых аппаратов, старые привычки были еще живы. Она прекрасно читала по губам и скорее инстинктивно, нежели по необходимости, следила за синьорой Капулетти.

– Скажи, Джульетта, дочка, была бы ты согласна выйти замуж?

Поэтическая прелесть строк Шекспира звучала в ушах Мины музыкой, задевая невидимые струны ее души. Реальности словно не бывало. Она уже была не актрисой, она была Джульеттой. Ей не исполнилось и четырнадцати лет, и она должна выйти замуж за человека, выбранного родителями. Она – девушка, которая вот-вот превратится в женщину. Эта девушка не подозревает, что до исхода ночи безвозвратно отдаст свое сердце Ромео.

Джульетта отвечала, и ее голос звучал чисто и ясно:

– Я о подобной чести не мечтала.

Дальше спектакль шел без заминок, однако Мина чувствовала, что незнакомец не сводит с нее глаз.

Пьеса Шекспира о любви двух сердец приближалась к своему трагическому финалу. Ноги у принца Акселя Торесена начали болеть, но он не замечал дискомфорта. Его глаза были прикованы к сцене, на которой Джульетта, стоя на коленях рядом с мертвым Ромео, вонзила кинжал себе в сердце.

Прокатившийся по театру вздох был подобен печальному бризу. Всем известно, как заканчивается трагедия, но когда безжизненное тело Джульетты упало на тело ее возлюбленного, в горле у Акселя встал ком. Все члены труппы играли прекрасно, но Мина Харт была просто неподражаема. Созданный ею образ молодой женщины, впервые познавшей любовь, брал за живое.

Решение Акселя посетить шекспировский «Глобус» родилось три дня назад после многочасовых дискуссий между членами Совета Сторвхала и британскими министрами. Сторвхал – княжество, расположенное между Норвегией и Россией возле Северного полярного круга. Династия Торесенов правила страной восемь веков. В руках Акселя, монарха и главы государства, сосредоточилась вся полнота власти, включая Совет. После смерти отца, принца Гейра, обязанность по управлению княжеством легла на его плечи. Это не только великая привилегия, но и ответственность. Он никогда и никому не признавался, что то, к чему его готовили с рождения, тяжелая ноша.

Он приехал в Лондон для заключения нового торгового соглашения, но бесконечная бумажная волокита задерживала подписание документов. Поход в театр он счел хорошим способом отвлечься. И конечно, Аксель не ожидал, что ему приглянется исполнительница главной роли.

Спектакль закончился, актеры вышли на сцену и поклонились публике. Аксель не сводил глаз с Мины. Сегодня состоялось последнее представление, а этот вечер был его последним вечером в Лондоне. Долгожданный торговый договор наконец заключен, и завтра он должен вернуться в Сторвхал, к обязанностям монарха, которые, о чем не уставала напоминать ему бабушка, заключались в том, что он должен выбрать подходящую для роли принцессы невесту и позаботиться о наследнике.

– Долг перед семьей обязывает тебя продолжить династию Торесенов, – настойчиво твердила принцесса Элдран удивительно звучным для девяностолетней женщины, недавно перенесшей серьезную пневмонию, голосом. – Мое самое огромное желание – увидеть тебя женатым.

Эмоциональный шантаж, как правило, оставлял Акселя равнодушным. С детства ему внушали, что долг и ответственность важнее его чувств. Только однажды он позволил своему сердцу одержать верх в споре с головой. Ему было за двадцать, когда он влюбился в русскую красавицу-модель. Карена предала его, и это было одной из причин, почему он воздвиг неприступную стену вокруг своего сердца.

Единственной трещиной в его броне была бабушка. Пятьдесят лет принцесса Элдран помогала своему мужу, принцу Фредрику, управлять Сторвхалом. Аксель питал к ней огромное уважение. Но только когда она заболела и врачи посоветовали ему готовиться к худшему, Аксель осознал, как высоко он ценит ее мудрые советы. Но даже ради бабушки он не собирался очертя голову вступать в брак. Он выберет невесту, когда будет готов, и этот брак не будет основан на любви. Титул давал Акселю множество привилегий, но любовь не входила в их число.

Должно быть, мысли о хрупком здоровье бабушки и вызвали не характерный для него эмоциональный отклик на трагедию «Ромео и Джульетта», решил Аксель. Сегодня исполнилось двенадцать лет с того дня, когда его отец погиб при крушении вертолета в Монако – там принц Гейр проводил большую часть времени. В отличие от отца Аксель посвятил себя государственным делам. Он постепенно добился того, что люди вновь стали поддерживать монархию, однако за свою популярность заплатил высокую цену. Акселю редко удавалось избежать пристального внимания со стороны средств массовой информации Сторвхала, которые тщательно отслеживали каждый его шаг, выискивая признаки того, что он, как отец, стал плейбоем и любителем вечеринок. Дома ему не удалось бы ускользнуть от репортеров, как в Лондоне. Если бы он отправился там в театр, ему пришлось бы сидеть в королевской ложе, на виду у всех. И он не смог бы стоять инкогнито в толпе, тронутый почти до слез величайшей историей любви.

Аксель не сводил глаз с Мины Харт. На актерах были костюмы эпохи Ренессанса, и стройную фигурку Мины обтягивало простое белое платье. Ее лицо в форме сердечка обрамляли длинные золотисто-каштановые кудри, и она выглядела невинной, но чувственной. Аксель ощутил желание. На секунду он позволил себе представить, что могло бы произойти, будь он волен поухаживать за ней. Но правда, от которой никуда не деться, заключалась в том, что его жизнь подчинена долгу. Три вечера подряд он сбегал в мир фантазий, но сейчас настала пора вернуться в реальность.

Сегодня он видит Мину в последний раз. Аксель изучал ее лицо, стараясь запомнить его до мельчайших деталей. В груди неожиданно стало тесно, когда он прошептал:

– Всего хорошего, милая Джульетта.

– Пойдешь с нами выпить? – спросила Кэт Николс, следуя за Миной к выходу. – Все собираются в «Риверсайд Армс», чтобы отметить успех.

1 2 3 4 5 6 >>