Ключевые идеи книги: Практическая политология. Пособие по контакту с реальностью. Екатерина Шульман
Smart Reading

Ключевые идеи книги: Практическая политология. Пособие по контакту с реальностью. Екатерина Шульман
Smart Reading

Smart Reading. Ценные идеи из лучших книг
Это саммари – сокращенная версия книги Екатерины Шульман «Практическая политология. Пособие по контакту с реальностью». Только самые ценные мысли, идеи, кейсы, примеры.

О книге

Книга позволяет отделить правду от вымысла и оценить устройство политической жизни в России с точки зрения науки и здравого смысла.

Зачем читать

• Разобраться в особенностях политического режима в России.

• Увидеть трансформации, которые происходят в российском обществе, и понять, что это говорит о его будущем.

• Понять, кому выгодны новые законы и как в реальности строится законотворческий процесс.

Об авторе

Екатерина Шульман – российский ученый, политолог, публицист. Кандидат политических наук, специалист в области законотворчества. Преподает в РАНХиГС и Московской высшей школе социальных и экономических наук. С декабря 2018 по октябрь 2019 года входила в состав Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Ключевые идеи книги: Практическая политология. Пособие по контакту с реальностью. Екатерина Шульман

www.smartreading.ru (http://www.smartreading.ru)

Политическое гадание на кофейной гуще

Кто из нас не слышал следующих утверждений: «Мы катимся в Советский Союз», «Сейчас все, как в году N», «Народу нужна сильная рука», «Это конец и деградация». Но что из этого имеет отношение к реальности? Действительно ли все держится на нынешнем президенте, российский народ агрессивен и кровожаден, а страна встает на рельсы фундаментализма? В книге «Практическая политология.

Пособие по контакту с реальностью» известный российский политолог Екатерина Шульман отвечает на эти и другие животрепещущие вопросы. В книгу вошли лучшие статьи автора для газеты «Ведомости» за 2013–2017 годы. Несмотря на даты публикации статей, сборник не теряет своей актуальности, так как позволяет сориентироваться в общей политической реальности и познакомиться с «длинными» трендами, которые еще много лет будут определять нашу жизнь.

Здравый смысл и научное понимание политических реалий, предложенные автором, – противоядие от новостной тревожности, увлечения нерелевантными историческими аналогиями и прогнозирования скорого конца света. Из книги вы узнаете, что такое гибридный режим и чем он отличается от классического тоталитаризма, стоит ли идти на выборы, если они только имитируют демократию, и насколько вредна законотворческая продукция последних лет. Но прежде чем углубиться в познание реальности, давайте разберем три логические ошибки, столь популярные в публичном пространстве:

1. «Не будет X, не будет и России». Персонификация – грех, ибо Россия, как и любая другая страна, переживет не только гражданина X, но и Y, и Z. Между конкретной личностью и политическим режимом нет знака равенства: личность может уйти, а режим остаться, и наоборот.

2. «На Западе все так же, как у нас, только там это скрывают». Такие представления о мире характерны для стран догоняющего развития[1 - Догоняющее развитие (catch-up growth) – этап в истории государства, которое отстает в своем развитии от передовых стран и ставит перед собой цель максимально быстро преодолеть разрыв. В разные века и в разных условиях этот этап пережили многие страны, в том числе Германия, Англия, Япония. По разным оценкам, в XXI веке этот этап продолжают переживать некоторые страны Латинской Америки, Юго-Восточной Азии и постсоветского пространства, в том числе Россия и Беларусь.]. Свободные выборы, экономическая конкуренция и независимые суды более чем реальны и вполне достижимы.

3. «Во всем виновата география, а история повторяет себя». Как бы странно это ни звучало, нынешняя Россия имеет гораздо больше общего с нынешней Венесуэлой, чем с Россией времен Ивана Грозного. Прогресс неумолим, а историческое время течет для всех. Будущее страны определяется не географией и традициями, а уровнем развития граждан и общественных институтов.

Так что же происходит сейчас в России?

Гибридный авторитаризм

Признаки гибридного режима

Гибридный режим – новый виток авторитаризма. Как правило, он сочетает в себе признаки других политических систем: это и не демократия в чистом виде, но и не тирания per se. Гибридные режимы часто называют нелиберальной демократией, имитационной демократией, электоральным авторитаризмом и нетиранической автократией.

Разница между авторитарным и тоталитарным режимами заключается в том, что первый требует от граждан пассивности во имя сохранения статуса-кво и не заботится об их идеологической принадлежности, а второй требует мобилизации и соответствия тематики марша провозглашенной идеологии. В отличие от тоталитарного режима, построенного вокруг мечты о светлом будущем, устремления гибридного режима лежат в часто мифологизированном прошлом. Его цель не модернизировать настоящее, согласно заявленной линии партии, а исправить историческую несправедливость (отомстить за обиду, вернуть «свое»).

Гибридный режим характерен для стран, которые получают основной массив дохода от продажи нефти или других природных ресурсов.

В этих странах участие граждан в политической жизни крайне не поощряется, так как зачастую приводит к смене власти, а именно этого участники гибридного режима всеми силами стараются избежать.[2 - О том, как ресурс становится ослабляющим фактором для государства, читайте саммари книги Андрея Мовчана «Проклятые экономики».]

Такой режим притворяется не тем, что он есть, сразу по двум направлениям:

? Имитирует демократические институты – выборы проходят, но власть не меняется, оппозиция есть, но она никому не оппонирует, на разных телеканалах идут дебаты, но на всех говорят одно и то же. Безусловно, лучше иметь реально работающие, а не декоративные институты, однако важно отметить, что любые формы социальной организации, даже выстроенные в декоративных целях, в конечном счете идут на пользу обществу. При этом само появление имитационной демократии – результат прогресса нравов, а не наоборот: общество гибридного режима уже не позволяет настолько широко применять насилие, как это было в прошлом.

? Изображает диктатуру, которой в реальности тоже нет, – а есть лишь точечные репрессии, направленные на публично-политическую, гражданскую и гуманитарную сферы. Именно в этих областях государство может быстро применить власть, рассчитывая при этом на низкий уровень сопротивления. К тому же объекты репрессий обычно и так находятся под пристальным вниманием общественности, а значит, прецеденты с их участием вызывают широкий резонанс. В свою очередь, гибридному режиму только того и надо: создать впечатление угрожающей тоталитарности при минимальных затратах со своей стороны.

Основная задача гибридного режима – сохранение несменяемости власти. Она выполняется за счет пропаганды и поддержания относительно низкого уровня насилия. При этом важно отметить, что пропаганда может обеспечить власти одобрение большинства, но не гарантирует поддержку действием: формально люди могут одобрить военное вторжение или продуктовые санкции, но ни в добровольческие батальоны, ни на провоенные митинги – а часто и на обычные выборы – не пойдут.

Таким образом, реальное значение имеет мнение активного меньшинства. Власть поощряет пассивность одобряющего большинства и в результате не может воспользоваться его поддержкой. Взамен этого она принимает все новые репрессивные законы, направленные на сокращение активного меньшинства. Цель этих законов – понять, что это за люди, и слегка их «прижать», а еще лучше – заставить уехать.

В отличие от классических диктатур, гибридные режимы пользуются преимуществами частично рыночной экономики и не совсем зажатой общественной среды, а потому они довольно устойчивы и за одну ночь не рушатся. Тем не менее своим стремлением к сохранению стабильности любой ценой они сами провоцируют рано или поздно случающиеся потрясения.

Ахиллесова пята гибридных режимов – механизм принятия решений. В силу того, что власть намеренно обрубает все каналы обратной связи с внутренней и внешней аудиторией, вскоре она начинает двигаться на ощупь, а когда ошибается, не может исправить ошибку ввиду отсутствия нужных рычагов.

Классическая схема принятия политических решений выглядит так: множественные запросы от общества ? единое политическое решение в виде правового акта ? обратная связь по решению, формирующая новые запросы. В гибридном режиме тот же процесс невозможно отобразить линейно. Из-за отсутствия точек входа для общественных запросов власть не может заранее узнать, чего хотят люди и как они отреагируют на то или иное действие; не может она и учесть мнение экспертов и отраслевых специалистов. В результате принимаемые решения приходится корректировать постфактум, а быстро «откатить» изменения получается далеко не всегда. Если при введении продуктовых санкций цена такого стиля принятия решений относительно невысока (общее подорожание еды без снижения уровня потребления до критических значений), то в случае военной агрессии стоимость работы искривленного механизма растет по экспоненте.

Трансформация режима

По классификации Стивена Левицкого и Лукана Вэя[3 - Стивен Левицкий – политолог, профессор государственного управления в Гарвардском университете (США). Лукан Вэй – профессор политологии в Университете Торонто (Канада).], динамику трансформации гибридного режима определяют три обстоятельства: связи с Западом, внутренняя организация режима и ближайшие сильные соседи.

? Если связи с Западом органически сильные, то режим постепенно демократизируется.

? Если связи с Западом слабые, а внутренняя организация режима при этом сильная (развитый аппарат насилия, солидарные элиты и высокий уровень контроля экономики), режим становится стабильной автократией.

? Если внутренняя организация режима слабая (разобщенные элиты, фиктивные партии, деконцентрированная экономика), движение режима в ту или другую сторону зависит от ближайшего сильного соседа. Если сосед недемократичен, то режим становится нестабильной автократией; если сосед демократичен – режим тоже демократизируется.

При этом чем большее количество демократических институтов режим имитирует, тем он устойчивее и тем легче трансформируется в демократию. Прямой зависимости между устойчивостью режима и экономической ситуацией внутри страны нет. Чем ниже цена на нефть, тем менее стабилен и агрессивен петрогибрид[4 - Петрогибрид – страна гибридного режима, получающая основной доход от продажи нефти.]. То, в какую сторону режим двинется дальше, зависит в большей степени от развитости гражданского общества и качества функционирования социальных и политических институтов, чем от экономических предпосылок.

Насилие и перспективы

В одних странах трансформация режима проходит мирно, в других сопровождается насилием и изменением географических границ государства. При этом чем больше крови в начале трансформации, тем ниже шансы на установление демократии в будущем. Насилие и жестокое подавление реформ часто приводят к пропорциональной реакции с оппонирующей стороны и плохо сказываются не только на ситуации в стране в целом, но и на положении членов правящего режима в частности, так как подобное развитие событий снижает шансы правящей верхушки умереть своей смертью и на свободе.

Примечательно, что правители-автократы обычно видят опасность для своей власти в тех социальных институтах, которые в случае переворота станут спасать их от тюрьмы и виселицы: общественных организациях, свободной прессе, открытом и гласном взаимодействии граждан. Вместо поддержки этих организаций они предпочитают опираться на армию и спецслужбы, которые в нужный момент либо сами возглавят заговор, либо – в лучшем случае – останутся равнодушны к судьбе бывшего начальника.

Впрочем, и реформаторам стоит помнить, что нельзя сегодня лишать прав тех, кто вчера лишил прав их самих. Это путь не к демократии, а к гражданской войне. Исключение какой-либо части общества из политического процесса приводит к ее радикализации. Вместо различного рода люстраций[5 - Люстрация – это законодательное ограничение деятельности бывшей политической элиты после смены власти в стране (например, запрет для конкретных граждан на переизбрание).]


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
всего 10 форматов