1 2 3 4 5 ... 17 >>

Дети царя Салтана
Татьяна Арбузова

Дети царя Салтана
Татьяна Арбузова

Книга написана в жанре иронического детектива и предназначена для широкого круга читателей. Описание событий происходит от имени автора, подругой, которой, является особа с талантом притягивать к себе неприятности. И именно благодаря этой ее способности, им предстоит распутать очередное дело из разряда семейных тайн. В необычном доме, в виде замка с потайными ходами, практически, из-за стола исчезает хозяйка, пригласившая героинь на празднование своего дня рождения. Вскоре, совершается и убийство. В библиотеке убит один из гостей, и к розыску хозяйки дома добавляется и поиск убийцы. Все это ложится на плечи двух подруг и доблестных представителей следственных органов.

Татьяна Арбузова

Дети царя Салтана

Глава 1

Звук телефонной дрели ранним утром, когда солнце только-только показало свою макушку и само еще, зевая и потягиваясь, не отошло ото сна, сродни гулу реактивного самолета, идущего на посадку. Отозвавшись в моей голове не только вибрацией, но и болью, он не прекратился до тех пор, пока я, не размыкая век, не взяла в руки телефон, чтобы узнать, кто тот самоубийца, решивший ни с того ни с чего, что он бессмертен.

– Танюха,– крик Ирины не дал мне произнести даже стандартного «алло».– Ты чего так долго трубку не берешь? Я уж подумала ты того.

Я открыла было рот, чтобы поинтересоваться, что значит «того», но она, тараторя, как сорока, не дала развиться назревающему диалогу, превратив его сразу же в монолог. Поэтому я вынуждена была сомкнуть челюсть, вернув ее в первоначальное положение.

– Я тебе чего звоню-то? Ты можешь свозить меня к подруге на День Рождения? Мы с Сережей должны были поехать, но у него, как всегда, ты же знаешь, дел по горло. Да и пошел он куда подальше. Ничего ему сказать нельзя. Подумаешь, цаца какая! То ему это не то, то моя мама ему не так. Сам ни рыба, ни мясо, не растелится никак. Теленок, а не мужик.

Ирину прорвало. Из нее выплескивалось столько всего и сразу, что я перестала вслушиваться, окончательно запутавшись, «кого» или «что» такое может представлять собой Сергей Анатольевич.

– Ну, так что, свозишь?– она замолчала, и по продолжительной паузе я поняла, что мне разрешили заговорить.

– Без проблем. Далеко ехать?– воспользовалась я этим правом.

– Не близко. Часа три,– уж очень быстро ответила она.

– Ого,– не сдержала я эмоций, намереваясь отказать Ирине.

– Да чего такого-то?– видимо подруга услышала это и снова затараторила.– Дорога с другом, она же всегда короче. Я тебя веселить буду. Анекдоты рассказывать. Правда, я не умею их рассказывать, да и не помню ни одного. А я книгу с собой возьму и буду их тебе читать. Ну, пожалуйста, не отказывайся. Для меня это очень важно.

Громко вздохнув, тем самым дав понять Ирине на какие жертвы иду, я буркнула:

– Когда ехать?

– Сейчас,– тут же раздался ответ.– Собирайся, я жду тебя дома.

И она отключилась. Желание перезвонить и сказать какую-нибудь гадость сжигало меня изнутри, но я удержала этот порыв внушением, что три часа пути туда – это не вечность и обратно я буду возвращаться уже в счастливом одиночестве.

Встав с постели, я умылась и неторопливо оделась. То, что я оказалась свободной в данный момент от трудовой деятельности, виновата простая простуда, которую я умудрилась подхватить посреди лета. Законно болеть мне оставалось еще шесть дней, поэтому ехать я могла спокойно, ни о чем не думая, кроме чуть повышенной температуры, никак не опускающейся ниже отметки 37.2, терзая мое тело недомоганием и слабостью. Но объяснить Ирине это было невозможно, поэтому я сочла, что будет правильней, если я один раз потерплю сейчас, чем потом всю оставшуюся жизнь выслушивать ее претензии и недовольство.

«Ласточка», уставшая стоять без дела под горячими солнечными лучами, завелась с пол оборота. Ее радостное урчание напоминало мурлыкание кошки, которую давно не гладили и, наконец, дотронулись до нее. В машине было душновато, и я, рискуя получить сквозняк, все же открыла окно, чтобы поток свежего воздуха, циркулируя по салону, изгнал оттуда жару и духоту.

Ехать предстояло сначала из деревни до города, а потом уже туда, куда укажет Ирина. Заранее заправившись по пути, я остановилась у подъезда пятиэтажного дома, из которого и должна была появиться та, ради которой я, против своего желания, покинула уютную и мягкую постель. Доложив о своем прибытии, я откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.

Неожиданно стало темно и по крыше машины ударили первые капли дождя. Я спешно закрыла окно и с тревогой посмотрела на небо. Тучами был затянут весь горизонт, и мне стало не по себе, потому что управлять автомобилем в непогоду я не любила и немного страшилась.

Дождь становился все сильней, преобразовавшись уже в ливень. Ирины все не было. И только мокрый черный кот из своей кошачьей вредности несколько раз пробежал туда-сюда перед носом машины, словно подкарауливая наш отъезд, чтобы наколдовать неудачу. Наблюдать за его передвижениями мне надоело, и я уже в какой раз взглянула на дверь подъезда. Подруги все еще не было, но зато на меня, на всех парусах, несся какой-то шар на ножках с двумя чемоданами, грохот от колес которых распугал не только местных собак и кошек, но и всю живность близлежащих кварталов. Я сжалась в комок и зажмурилась от страха, потому что это ядовито-красное чудо-юдо направлялось в мою сторону.

– Багажник открой,– услышала я знакомый тембр подруги и, выдохнув с облегчением, что «красная беда» обошла меня стороной, открыла глаза.

И тут же икнула. Перед моим окном, без верхней половины лица, которая была скрыта под остроконечным красным капюшоном, стоял тот самый «шар», но уже со сдувшимися боками и тянущейся своими отростками к двери моей машины .

– Чего тормозишь-то?– Ирина поправила капюшон, открыв моему взору всю «доброжелательность» своей физиономии.– Багажник, говорю, открой. Чемоданы надо положить.

Не говоря ни слова, я вылезла из сухого салона под мокрый дождь и, подгоняемая холодными каплями воды, падающей на меня сверху, в одном прыжке уложила багаж на место, мысленно подивившись количеству вещей, которые подруга захватила с собой.

– До тебя, как до жирафа, не достучишься,– открыв дверцу, произнесла Ирина и, садясь, добавила.– Уснула что ли?

– Ты где такой макинтош отхватила?– еще не очухавшись от пережитого ужаса, проигнорировала я ее вопрос.

– А что? Понравился?– расцвела в улыбке подруга, с особой осторожностью разглаживая складки на «шедевре» швейного производства.– На рынке у одного грустного мужика в самом конце ряда. До него, наверное, мало кто доходил, а я дошла. И как только увидела, сразу влюбилась.

– В кого?– неподдельно удивилась я.– В мужика?

– Да, тьфу, на тебя,– повернула Ирина голову в мою сторону.– В плащ, конечно же. Он висел такой красивый, такой яркий. А мужик, между прочим, после этого повеселел и мне в след слова благодарности все выкрикивал и выкрикивал, пока я не скрылась.

– Еще бы,– усмехнулась я себе под нос.– Он уже, наверное, и не чаял, что это «чудо» кто-то купит. А тут ты. Он и обрадовался, бедолага.

– Что ты сказала?– не услышала меня собеседница.

– Поехали, говорю,– поспешила я завести машину, не вдаваясь в расшифровку ранее, произнесенных мною, слов и отпустила педаль сцепления, маневрируя между машинами и мусорными баками.– Только вопрос: «Куда?».

Ирина, подробно описав направление, наконец, сняла с себя плащ и удобно развалилась на сиденье. Я напряженно уставилась на дорогу. Ливень превратился в ниспадающий с неба водопад, заливающий лобовое стекло так, что с ним не справлялись даже дворники. По городу передвигались, сохраняя полную тишину. Но, едва остались позади последние строения городской зоны, как Ирина подала голос.

– Вот увидишь, дом тебе понравится,– прервала молчание подруга.– Я знаю, тебе такое нравится.

– Дом?– крепко вцепившись в руль, не поняла я ее.– А при чем здесь дом? Я же тебя на День Рождения везу, а не дом покупать.

– Ну, так то, да,– загадочно проговорила Ирина.– Но дом тебе обязательно понравится.

– Допустим,– согласилась я, вспомнив, что меня интересует совершенно другое.– А зачем тебе столько вещей? Ты там решила навеки поселиться?

– Не я, а мы,– незамедлительно вылетело из уст подруги.

Не ожидая ничего подобного, я крутанула руль так, что машина сделала зигзаг, едва не слетев с дороги. Обливаясь холодным потом, я громко выругалась. Ирина же не выдала ни одной эмоции, продолжая спокойно смотреть в боковое окно.

– Не поняла,– решила я остановиться на обочине, чтобы предотвратить повторение ситуации.– Кто это «мы»?

– Я и ты,– по-прежнему рассматривая что-то за окном, ответила она и повернулась ко мне.– Ты же настоящий друг и не бросишь меня в трудную минуту?

Я растерялась, не зная, что на это сказать.

– Понимаешь,– не дожидаясь моего ответа, продолжила Ирина.– Мы с Ксюхой с самого рождения вместе. Мы и родились в один день и в одном роддоме. И в садик вместе ходили, и в школу. Это уже потом наши пути разошлись. Но мы продолжали общаться, правда, сведя общение до банальных поздравлений с праздниками, сначала, звонками, а потом и через смс. А несколько дней назад она позвонила, и по ее голосу я поняла, что с ней беда. Я не стала ходить вокруг да около, ты же меня знаешь, и прямо ее спросила. Она расплакалась и рассказала, что ей кто-то угрожает, постоянно подкидывая записки с недвусмысленным содержанием. А узнав, что мой Сережа следователь, вообще разрыдалась и умоляла приехать нас с ним под предлогом Дня Рождения и помочь ей с этим разобраться.

– Подожди,– остановила я ее и демонстративно обвела взглядом салон автомобиля.– Но я что-то не наблюдаю здесь Сергея Анатольевича.

– Ну, да,– погрустнев, опустила голову Ирина,– Он не поехал,– тут же подняла она глаза, впившись в меня взглядом.– Но ты же не хуже его можешь. Ведь можешь?

Я промолчала, вспомнив, что все наши совместные «вылазки», которые подразумевали под собой отдых, всегда начинались с какого-нибудь трупа, случайно возникшего на нашем пути. Продолжались совместным расследованием, а заканчивались разоблачением преступников.
1 2 3 4 5 ... 17 >>