Лесные байки у костра. Хозяева гряды
Татьяна Олеговна Ларина

1 2 >>
Лесные байки у костра. Хозяева гряды
Татьяна Олеговна Ларина

В тёмном лесу любой пенёк или большой камень может казаться страшным чудищем. Любой посторонний звук может напугать так, что захочешь бежать, не оглядываясь. Казалось, духи леса так и играются с заблудшими туристами, чтобы попугать тех как следует…

Похожая паранойя может вас настигнуть, если вы долгое время проводите в лесу. Каждое деревце вдалеке попытается нарядиться в чудовище и напугать, выставив вперёд свои корявые, засохшие руки-ветви. Или же обломанный ствол скорчит злобную гримасу, повернувшись к вам своим острым носом-сучком.

А вы верите, что кикимора с лешим способны затянуть туриста в лес?

Татьяна Ларина

Лесные байки у костра. Хозяева гряды

– Ах-ха-ха! Боброзайцы! – Толик смахнул слезу с глаз. – Сам только что придумал?

– Да нет! – Пашка, что рассказывал компании туристов страшилку у костра, пытался оправдаться. – Это существа такие в лесу.

Но Толик и все остальные товарищи Пашки только смеялись ещё сильнее, схватившись за животы, периодически повторяя это странное слово «боброзайцы».

– Прекратите ржать! – попытался успокоить друзей Павел. – Это моя сестра придумала, когда мы однажды гуляли по этой гряде.

Паша вспомнил, как младшая сестрёнка Оля, когда увидела многочисленные кучки, оставленные животными, начала размышлять, кто их мог оставить. Тогда Паша предположил, что они похожи на заячьи. А Оля предположила, что бобровые, потому что рядом много было поваленных деревьев. Тогда же маленькая девочка и придумала новых лесных существ, которых назвала боброзайцами.

– Это как зайцы, только бобры! – заявила Оля. – У них такие же длинные уши, а хвосты как у бобров.

Пашка тоже долго смеялся с выдумки сестры тогда. А потом попытался придумать на ходу историю с этими существами и рассказать её друзьям. Но их хоровой гогот мешал ему сосредоточиться.

– Да ну вас! – обиделся Пашка и перевернул при помощи большой палки полено в костре.

Огонь приятно потрескивал и освещал лица и силуэты всех сидевших вокруг него подростков. Это были ребята из одного туристического клуба. Они сидели у огня и травили друг другу страшные байки. Чайник, что висел на подготовленном самодельном подвесе, нервно забулькал, оповещая ожидающих, что теперь вода в нём пригодна для питья. Его снял один из парней, сидевший рядом с Пашкой, и разлил кипяток по кружкам тех, кто желал согреться в эту тёмную и холодную ночь. Старший по походу давно отправился в палатку, оставив молодёжь веселиться.

– Брось, Пашка! Не дуйся! – ответил Толик. Он был одним из тех, кто ещё пять минут назад разряжал весь лес громким хохотом. – Боброзайцы, правда, смешно звучат.

Паша перестал обижаться, но сказал, что он будет теперь рассказывать другую историю. А именно про лешего и кикимору.

– Говорят, – начал Паша, – на этой гряде водятся самые настоящие леший с кикиморой. Они пугают туристов по ночам, трясут деревья, ломают сучья и даже подходят к палаткам. Кидают на палатки шишки, мелкие камушки или сухие веточки. Но стоит высунуться наружу, вокруг никого не увидишь.

Несколько товарищей устало зевнуло, кто-то подкинул ещё полено и раздул стихающее пламя, а ещё пара человек придвинулось поближе, чтобы погреть замёрзшие ладони.

***

– Боброзайцы, Алёна! Ты как придумаешь!

– А чё? Грызут деревья, значит бобры. Кекехи круглые как у зайцев. Это явно боброзайцы! Всё логично. Да и это не я придумала даже.

– Да? А кто тогда?

– Вот, тут тип в одном отчёте пишет про это место. Кстати, он даже фотку выложил тех самых «кикиморы» и «лешего». Посмотри!

Алёна протянула мужу смартфон с загадочной фоткой.

– Да это же просто корневища от поваленных деревьев! – прыснул муж.

– Ну да. А ты что, думал, настоящих лесных духов увидишь? Но ты посмотри! С этого ракурса, правда, похожи на такого грозного старика с ружьём и на бабку.

Муж Алёны посмотрел на фото ещё раз. Действительно, одно корневище при правильном ракурсе походило на старика с окладистой бородой. При чём у него в руках было то ли дубина, то ли ружьё, непонятно. А второе корневище сильно напоминало горбатую бабку, которая опёрлась на клюку и тоже что-то несёт в руках. У Алёны даже от простой фотки побежали мурашки по коже.

– Да уж, с богатой фантазией в лесу можно и не такое увидеть. – прокомментировала Алёна.

– Точно. – подтвердил мужчина.

Алёна и Антон уже не первый год увлекались походами. Они любили как простые вылазки по области в леса или заповедники, так и разведывать новые маршруты в других регионах. Антон больше любил походы по горам. Алёна же предпочитала дойти до какого-нибудь водоёма типа озера, там развести костёр, греться о него и готовить вкусный ужин.

В этот раз они гуляли по уже привычной им гряде. Костры здесь разрешалось жечь только в определённых местах, да и ночевать они на природе не собирались. Только прогуляться по ранее нехоженому ими маршруту, да вернуться назад в домик, который они сняли неподалёку от гряды.

По пути они спорили, как могут выглядеть придуманные маленькой девочкой боброзайцы. А ещё рассуждали над тем, как простые лесные объекты типа тех же корневищ или больших камней, поросших мхом, могут напугать простого путника, если он заблудится и останется в тёмном лесу один.

– Хорошо, хоть у нас фонарик есть на случай, если мы загуляемся. – заметила Алёна.

– Ага. – подхватил Антон. – А у меня ещё и навигатор, который пишет маршрут. Так что заблудиться будет нереально.

Вдруг недалеко от одной приметной стоянки у озера Алёна резко остановилась:

– Гляди туда! – сказала она мужу и показала вдаль от вытоптанной полянки, на которой недавно явно стояла большая группа с палатками. – Мы, похоже, пришли в это же место. Вон те самые бабка с дедом.

Антон поглядел в ту сторону, куда показывала Алёна. Сначала он ничего не заметил, а потом пригляделся получше.

– Похоже на то. Ха! Надо же! Ладно, пойдём дальше.

Антон пошёл к озеру, чтобы сфотографировать красивые виды, а Алёна достала свой смартфон и подошла ближе к корневищам, чтобы запечатлеть тех самых «бабку» с «дедом». Потом оба супруга встретились на широкой тропе, что была покрыта приятными рыжими сосновыми иголками, словно ковром.

Даже, когда оба отошли от странного места, Алёне всё ещё было не по себе. Казалось, что те два корневища, вовсе не корневища никакие, а настоящие леший с кикиморой. Стоят и так умело притворяются. Они вдвоём так злобно лыбились на Алёну с её телефона, что она быстро свайпнула галерею вверх и заблокировала монитор.

– Фу, бред! – произнесла вслух Алёна.

– Что такое? – спросил шедший впереди Антон.

Он остановился и повернулся в сторону своей жены.

– Да ничего. Просто сфоткала эти деревья, а теперь из-за собственной фантазии, кажется, что они за мной, правда, наблюдают.

Антон только прыснул в ответ. Фантазия у его жены была будь здоров. Не зря же она писательница.

– Перестань выдумывать! Пойдём. – сказал он ей.

Страх непонятным образом сумел окутать Алёну. Головой она понимала, что просто напридумывала всякого, но интуиция подсказывала что, что-то здесь не так. Она старалась смотреть только на впереди идущего мужа и на тропу. Ведь стоило ей повернуть голову в сторону леса, как ей мерещилось, будто леший и кикимора реально следят за ними. Более того, они хотят их запутать и увести с тропы. Попытавшись сбить собственный страх, Алёна догнала своего огромного как сам медведь защитника и взяла его за руку.

– Ты чего? – спросил свою фантазёрку-жену Антон. – Это всего лишь деревья! – он явно чувствовал этот страх, что исходил от жены.

– Да знаю я! Знаю! Просто… – Алёна запнулась на слове. – Просто, у меня плохое предчувствие. А мы скоро вернёмся домой? Ну, то есть в домик?
1 2 >>