1 2 3 4 5 ... 10 >>

Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины
Юлия Витальевна Шилова

Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины
Юлия Витальевна Шилова

«Яночка, я куплю тебе жизнь» – шептал красивый мужчина, склонившись над обгоревшей жертвой авиакатастрофы. Конечно, если бы она могла говорить, то сказала бы, что ее зовут Аня и что они никогда не встречались. Но сознание кричало, что это ее единственный шанс, ведь она никому не нужна. Любимый человек, с которым они летели на Мальдивы в свадебное путешествие, бросил ее погибать в огне… Незнакомец купил ей не просто жизнь. Он купил ей чужую жизнь. Чужое прошлое, настоящее, будущее. Чужие проблемы. Чужие тайны и скелеты в шкафу…

Юлия Шилова

Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины

От автора

Дорогие мои друзья, я безумно рада встретиться с вами вновь!

Взглянув на роскошную обложку моей новой книги, вы, наверное, догадались, что в моей жизни произошли сильнейшие изменения, настало время коренных перемен!

Я перешла в ДРУГОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО, а это значит, что для меня открылись грандиозные пер–спективы и новые возможности! Издательская группа АСТ дружелюбно распахнула мне объятия и разбудила такой аппетит к жизни, какого уже давно не было. Хочется жить, творить, писать, любить и обнимать целый мир!

А еще я сменила имидж и стала блондинкой.

Да здравствует НОВАЯ ЖИЗНЬ! НОВОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО! НОВЫЙ ИМИДЖ! НОВЫЙ САЙТ: WWW.SHILOVA.AST.RU! У меня все новое, даже почтовый ящик для ваших писем – 129085, РФ, Москва, абонентский ящик 30.

В тот самый момент, когда вы начнете читать этот роман, мысленно я буду с вами. Вы не представляете, что я испытываю, когда вижу людей с моими книгами. Хочется подойти, обнять и поблагодарить каждого, расцеловать всех читателей за то, что мы на одной волне; за то, что в этом безумном и слишком жестоком мире мы нашли друг друга; за то, что мы вместе!

Я чувствую желание поделиться с каждым из вас хоть капелькой душевного тепла и той неиссякаемой силой, которая есть сейчас во мне.

Переходить из одного издательства в другое всегда сложно. Это все равно что поменять семью. Но я больше не согласна жить в замкнутом пространстве барьеров и предубеждений. Я слишком долго шла к успеху, чтобы ломать себя и под кого-то подстраиваться. Разрыв с прежним издательством был неизбежен. К этому все шло, и случилось то, что должно было случиться.

Я не боюсь начать жить заново. Я справлюсь со всем, что уже произошло и еще произойдет, потому что я очень сильная. Сильная настолько, что могу поделиться этой силой с теми, кому ее не хватает. Испытания и трудности лишь закаляют мой характер. И несмотря ни на что, я всегда буду смотреть на мир так, как смотрят на любимого мужчину. Я буду постепенно приручать ПТИЦУ СЧАСТЬЯ.

И вот что я еще хочу вам сказать: все мои достижения – результат веры в себя и безграничной любви к вам, моим читателям. Ведь я далеко не всегда была такой преуспевающей, смелой, решительной и уверенной в себе. Помню время, когда мне даже взглянуть на отражение в зеркале было страшно. Я точно знаю, когда наступил переломный момент, когда я поняла, что больше так продолжаться не может, и произвела чистку своего Я. Нет большего облегчения, чем стать самой собой, поступать так, как тебе хочется, и полностью реализовывать заложенный внутри потенциал. Уже никто не может забрать у меня жажду жизни. Теперь я могу смело смотреть в будущее, шагать к победе и писать новый сценарий своей собственной жизни!

Милые мои, дорогие друзья, спасибо вам за то, что вы в меня верите, любите и читаете мои книги. Вы всегда рядом со мной! Ваша поддержка для меня просто неоценима. Я знаю, что именно благодаря вам у меня ВСЕ ПОЛУЧИТСЯ.

Я жду с нетерпением ваши письма. Не забудьте, что у меня поменялся абонентский ящик. Для меня это очень важно. Когда я читаю ваши истории, такое впечатление, что за моей спиной вырастают крылья, и хочется свернуть горы.

Издательство «АСТ» решило выпустить и те романы, которые выходили раньше, но в новой серии с прекрасными обложками и лучшей редактурой. Мне кажется, что таких красивых обложек у моих книг еще никогда не было, и если вы поддержите меня и начнете собирать эту новую серию, я буду вам безгранично благодарна. Вместе у нас все получится. Мы с вами от природы оптимисты, и незачем нам смотреть в грязь под ногами, мы ее просто не замечаем. Главное – помнить, что ЗА ОБЛАКАМИ ВСЕГДА СОЛНЦЕ!

Спасибо моим драгоценным читателям, моей семье, моим друзьям и знакомым.

Спасибо за то, что МЫ ВМЕСТЕ. Самый светлый уголок моего сердца всегда будет принадлежать вам.

Спасибо тем, кто меня любит, вы делаете меня лучше.

Спасибо тем, кто меня ненавидит, вы делаете меня сильнее.

Отдельное спасибо Яну Хелемскому…

Любящийвасавтор,

ЮлияШилова.

С ЛЮБОВЬЮ КО ВСЕМ СОСТОЯВШИМСЯ ЖЕНЩИНАМ И К ТЕМ, КТО ЕЩЕ СОСТОИТСЯ…

НИКОГДА НЕ БОЙТЕСЬ ВОПЛОЩАТЬ В ЖИЗНЬ СВОИ САМЫЕ СВЕТЛЫЕ МЕЧТЫ, НЕ БОЙТЕСЬ ВЕРИТЬ В СЕБЯ.

ВАЖНО, ЧТОБЫ У ВСЕХ НАС БЫЛИ СИЛЫ ДВИГАТЬСЯ ВПЕРЕД И ВПЕРЕД. БУДЬТЕ ВСЕГДА ГОТОВЫ К ОЧЕРЕДНОМУ БРОСКУ, А ЕСЛИ УПАДЕТЕ, ТО НЕ БОЙТЕСЬ ВСТАВАТЬ И НАЧИНАТЬ ВСЕ СНАЧАЛА.

КАЖДАЯ ИЗ НАС ИМЕЕТ ПРАВО ГДЕ-НИБУДЬ НА ЗАКАТЕ ЛЕТ СКАЗАТЬ СЕБЕ ПОТРЯСАЮЩУЮ ФРАЗУ: «Я СДЕЛАЛА ВСЕ, ЧТО МОГЛА, И ДАЖЕ БОЛЬШЕ»…

Глава 1

Самолет встряхнуло так, что сидящие позади меня пассажиры испуганно закричали. Я схватила бледного Матвея за руку и… почувствовала приближение смерти.

– О Боже…

Я никогда не любила летать на самолетах. Мне не нравится, что ответственность за мою жизнь лежит на плечах чужих людей. Я боюсь потерять контроль над действиями. Срабатывает инстинкт самосохранения, и меня не покидают тревожные опасения относительно взлета и посадки.

Сама мысль о необходимости подняться в воздух всегда меня ужасала. Кто-то умеет отвлекаться на время перелета книгой, фильмом, музыкой или приятной беседой. Кто-то, но не я. Чаще всего меня не спасают ни алкоголь, ни транквилизаторы. Обычно я трезвела намного раньше, чем нужно, и страх, а вместе с ним и головная боль возвращались.

– Не переживай. Это просто зона высокой турбулентности, – как-то неуверенно произнес Матвей и, выхватив носовой платок, судорожно смахнул выступивший на лбу пот.

С трудом пытаясь удержаться на ногах, стюардесса проверяла у всех ремни, не разрешала вставать и наклонять спинки кресел. Меня начало лихорадить. Просто не передать словами, до чего хотелось покинуть этот железный летающий гроб. Просто взять и выйти! Вот бы сейчас крикнуть стюардессам, чтобы они немедленно выпустили меня! Жуткие, неприятные ощущения. Очень сложно в такие моменты держать себя в руках. Выпрыгнуть – и дело с концом.

Когда самолет попадал в зону турбулентности, мне сразу начинало казаться, что мы уже падаем. Еще немного, и фрагменты наших тел будут искать спасатели под дымящимися обломками.

Матвей знал о моей нелюбви к авиации и перед полетом любил меня настраивать на нужный психологический лад: рассказывал, что автомобильный транспорт гораздо опаснее воздушного. Я делала вид, будто внимательно его слушаю, а сама недоумевала: неужели он совершенно не ощущает потенциальной опасности полета? Матвей напоминал, что самолетами каждый день летают миллионы людей и с ними ничего не происходит. Глупо отказывать себе в удовольствии путешествовать с комфортом из-за каких-то пустых страхов. Не стоит себя ограничивать. Нужно перебороть себя, выбросить из головы эту дрянь и наслаждаться прекрасным перелетом. Любоваться облаками и небом.

Иногда Матвей начинал посмеиваться над моей аэрофобией, мол, от случайностей невозможно уберечься, потому что они подстерегают нас повсюду. Есть вероятность, что на улице нас собьет машина. С крыши может упасть сосулька, а то и кирпич. В море никто не застрахован от кораблекрушения, в любую минуту может накрыть волна. Автокатастрофа – это тоже случайность.

Матвей настойчиво внушал, что самолет – это самый безопасный вид транспорта, а вот автомобиль – самый коварный. С этим я бы поспорила. В конце концов, в автомобиле я сама за рулем, а это значит, что мне приходится рассчитывать на себя, а не на кого-то другого. Возможно, все же это свойство моего характера, моей нервной системы. И все же жаль, что таблеток от страха не существует. Во время полета я впадаю в оцепенение и паникую от вида прогуливающихся по салону людей. Так бы им и крикнула, чтобы не вставали с мест, потому что мне начинает казаться, что самолет вот-вот упадет. Я с ужасом смотрю на стюардесс и не могу осознать: да, полеты являются частью их жизни, но почему они не боятся? Перед каждым путешествием я занимаюсь самовнушением, изучаю статистику авиакрушений и даже конструкцию самолета…

Больше всего я боялась смотреть в иллюминатор. Матвей, как мог, меня успокаивал и твердил, что так нервничать крайне опасно для психики. Я стыдилась своих страхов, но ничего не могла с собой поделать. Начинало бешено колотиться сердце, и почему-то казалось, что еще немного – и мне не хватит воздуха. Перед каждым полетом мне снились кошмары, и я просыпалась в холодном поту.

Да уж, подобная фобия реально мешает жить. Матвей же чувствует себя в самолете точно так же, как дома на диване.

…Вдруг самолет резко накренился, проснувшиеся пассажиры закричали, послышалась чья-то молитва. Стюардесса, не успев объяснить пассажирам, что необходимо положить голову на колени и прикрыть ее руками, сама с грохотом упала на пол и застонала от боли. Я ощутила, как меня затрясло, и вновь посмотрела на Матвея. Его скула заметно дергалась, а глаза налились кровью.

– Матвей, это все?! – отчаянно крикнула я и вжалась в кресло. По спине поползли ледяные струйки пота.

Я совершенно потеряла контроль над собой и впала в панику. Предчувствие смерти до предела обострило все ощущения. Уж я-то хорошо понимала, что уцелеть после падения с высоты в десять тысяч метров практически невозможно.

Я прокусила губу до крови и невольно подумала, что жизнь будет идти своим чередом, только вот меня уже не будет. Священник споет отходную, пришедшие проводить в последний путь вспомнят обо мне самое хорошее, а быть может, и самое плохое. На могиле оставят мои любимые алые розы. Так как хоронить меня придется в закрытом гробу, каждый из присутствующих возьмет розу, положит на крышку гроба, с грустью взглянет на мою фотографию и скорбно шепнет: «Она так боялась летать…»

А затем мой гроб опустят в землю, и люди начнут расходиться. Но те, кто дороже всего на свете, еще долго будут стоять, не веря в происходящее. Моя душа отделится от тела, я поднимусь над родными и попытаюсь им крикнуть, чтобы они не плакали. Зачем плакать, ведь я не чувствую боли? Но я не могу кричать. У меня больше нет голоса, и я опять лечу ввысь…

– Аня, это всего лишь турбулентность, – все тем же неуверенным голосом повторил Матвей, стараясь отвлечь меня от самых страшных мыслей. – Самолет идет на снижение. За иллюминаторами дождь и гроза.

– Тогда почему нам дали разрешение на посадку? Приземляться в штормовую погоду опасно!

– Анюта, но ведь летчикам виднее. Уверяю тебя, все будет хорошо, – попытался успокоить меня Матвей. Но было заметно, что сам он сильно нервничает.
1 2 3 4 5 ... 10 >>