<< 1 2 3 4 5 6 ... 10 >>

Влюбиться насмерть, или Мы оба играем с огнем
Юлия Витальевна Шилова


Мне не нужны твои клятвы и обещания. Мне хочется просто тебе сказать: «Спасибо, что ты есть». Мне тепло с тобой, даже когда мы катаемся на лыжах в метель. Ты умеешь согревать словом. Я знаю, что, если когда-нибудь исчезну из твоего поля зрения, всё равно не исчезну из твоего сердца.

Пытаюсь свыкнуться с мыслью о том, что, если в моей жизни не будет тебя, в этом мире ничего не изменится. Дома не сдвинутся с места, люди будут спешить на улицах… Всё останется прежним. Просто без тебя. Вернее, ты будешь, только я буду уже знать точно: МЫ НЕ МОЖЕМ БЫТЬ ВМЕСТЕ.

Я буду жить с мыслью: мне уже никогда не прислониться к твоему плечу, не рисовать на твоей груди смешные узоры, которые ты любишь отгадывать с закрытыми глазами. Не слушать о твоих делах и твоих сложностях. Мне нужно будет привыкнуть к тому, что ты больше никогда не позвонишь. Что больше не подаришь мне мои любимые жёлтые розы и не скажешь о том, что очень долго меня искал. Кто-то будет с кем-то ссориться, кто-то бросится мириться, но эти истории уже не про нас… И даже если на улице будет дивный, прекрасный и тёплый день, я буду знать, что он не для нашего свидания. Я никогда не услышу твоих слов и не увижу твоих поступков. Никогда…

Может быть, когда-нибудь мы с тобой простим друг друга за то, что МЫ НЕ МОЖЕМ БЫТЬ ВМЕСТЕ, и за то, что так стремительно вошли в жизнь друг друга. Мы перевернули наш мирок с ног на голову, чуть всё не порушили и не наломали дров. Мы вовремя остановились.

Правда, мы как вошли в жизнь друг друга, так и не вышли. Каждый оставил в ней очень глубокий след. Разбились розовые очки. Наверное, это на счастье… Ты всегда называл меня дикой и считал, что я не могу находиться только в одних руках…

Ты сказал, что я ворвалась в твою жизнь словно ураган, но я не стану всё сметать на своём пути. Хотя, если честно, мне иногда так хочется тебя украсть! В последнюю нашу встречу ты был слишком задумчив и признался, что много думал о нас. О том, готовы ли мы начать жизнь с нуля: только ты и только я. Но начать с нуля мы не готовы оба. Не готовы порушить то, что годами выстраивали с таким трудом.

Мы не готовы рассказать правду близким, да и не только им…

Я уже давно наплевала на чужое мнение. А ты не смог. Ты очень сильно от него зависишь, ведь ты столько лет выстраивал безупречный и грамотный имидж серьёзного бизнесмена. Людское мнение для тебя совсем не безразлично. Ни в коем случае тебя за это не осуждаю. Я знаю, как для тебя это важно… Ты хорошо понимаешь, что потеряешь гораздо больше, чем я. В отличие от тебя, я умею терять…

И всё же, несмотря ни на что, по первому звонку мы бросаем всё к чёртовой матери и бежим навстречу своей судьбе, чтобы получить свою порцию ворованного счастья. Я скучаю по тебе, хотя какое это имеет значение. Ведь МЫ НЕ МОЖЕМ БЫТЬ ВМЕСТЕ.

Понимаю, что запретную любовь нужно рубить одним махом. Я просто хочу тебе помочь. Сам ты вряд ли сумеешь от меня отказаться. Я знаю, что запретная любовь возбуждает, как экстези – кровь. Она затмевает разум. Делает слишком больно и заставляет не принадлежать себе. Она слишком коварная, а временами лживая. Она переступает через всех, идёт по трупам, лишает покоя и воли. Ломает судьбы и приносит потери. И это несмотря на то, что наши отношения начались со слова ЛЮБЛЮ. Значит, закончиться они должны этим же словом – ЛЮБЛЮ. Всё должно закончиться так же красиво, как и началось, – словно в романтической драме. Возможно, потом ты будешь меня во всём обвинять. Обвиняй, я привыкла… Мужчинам легче обвинять, чем признавать ошибки.

Однажды ты сказал, что, если мы расстанемся, ты будешь дышать наполовину… Мне кажется, со мной произойдёт то же самое. Я учусь отрекаться. Я смогу, я делала это тысячу раз, просто с тобой мне это сделать сложнее… Я смогу больше тебя не ждать. Зачем нужны эти горькие ожидания… Мне хочется закрыть двери своей души и больше никого туда не впускать. Мы задавили друг друга собственным эгоизмом.

Не хочу превращать свою жизнь в глупый сценарий ворованной любви. Я готова разбиться о гордость, но ведь гордость – самое сексуальное чувство женщины.

Я не обещаю не думать о тебе. Хоть я и сильная, но не смогу прогнать тебя из своих мыслей. Спасибо, что на какой-то отрезок моей жизни ты спас меня своей любовью. Когда у нас с тобой всё завертелось, я не придала значения тому, что МЫ НЕ МОЖЕМ БЫТЬ ВМЕСТЕ…

И пусть впереди длинные бессонные ночи, но я больше не хочу мучиться от боли. Я никогда не была твоей, а ты никогда не был моим. У нас с тобой было слишком яркое начало и целая буря эмоций. Но мы оба несвободны. Ты женат, а сердце на двоих не распилишь, что бы там ни говорили. В двух поездах, идущих в разных направлениях, не усидишь. Ты впустил меня в своё сердце, но понял, что на этом не остановишься. Тебе было больно думать о том, что будет дальше… Отношения имеют свойство развиваться. От собственных сомнений и боли ты стал мучиться и выматывать мне душу.

Боюсь ВЛЮБИТЬСЯ НАСМЕРТЬ. Хочу жить там, где нет лжи. Не хочу играть ни своими, ни твоими чувствами. Мы и так подошли к самому краю. Ещё немного, и мы просто сойдём с ума… Точка кипения достигла предела. Ты говорил, что не любишь глаза одиноких. Чёрт побери, но ведь теперь у нас именно такие глаза…

Я слышала, ты сейчас сильно пьёшь и убиваешь воспоминания алкоголем. Прости. Я не хотела… Я не виновата в том, что МЫ НЕ МОЖЕМ БЫТЬ ВМЕСТЕ…

Глава 1

– Какая красивая пара, – улыбнулась нам горничная, открывая дверь люкса для новобрачных.

Шикарный белоснежный номер. Шёлковое постельное белье красного цвета. На столике шампанское, сладости и торт. Везде свечи и вазы с цветами.

– Боже, какая красота, – произнесла я и поцеловала Тимура в щёку.

Мы бросили вещи прямо у двери. Я уже собралась принять душ и отдохнуть после перелёта, но Тимур взял меня за руку и прошептал:

– Настя, у нас ровно час времени. А потом – романтический ужин в ресторане отеля.

Я посмотрела на часы и улыбнулась:

– Задача ясна. Час так час. Мне нужно принять душ, уложить феном волосы и одеться.

– Давай. А я пока сделаю несколько звонков.

Не успела я раздеться, встать под струи тёплой воды, как Тимур вошёл следом за мной и полез в душ, не снимая брюк и рубашки.

– Настя, если бы ты знала, как я соскучился…

– Тимур, ты сумасшедший!

– От тебя набрался.

Мы в четыре руки принялись расстёгивать его мокрую рубашку и, бросив, наконец, её на кафельный пол ванной комнаты, взялись за штаны. Тимур рычал как раненый зверь, а я громко смеялась, глядя, как он скользит, пытаясь стянуть с себя плавки. Тёплая вода приятно щекотала тело, а умелые руки Тимура проникали, усиливали эту ласку. Стоило Тимуру до меня дотронуться, я сразу таяла от желания. Жаждала его поцелуев и с нетерпением впивалась в его полураскрытые губы. Страсть разнеслась кровью по телу, и я не могла сдерживать стоны. Извивалась в его объятиях и шептала, чтобы он не останавливался. Руки скользили по зеркалам душевой кабины, и я с огромным трудом сдерживала равновесие. Моё разгоряченное, изнемогающее от страсти тело с каждым разом желало Тимура всё больше и больше. Я так пыталась испытать разрядку после неимоверного напряжения и отдавалась новым ощущениям…

Мы забились в экстазе одновременно.

Тимур держал меня за бёдра и пытался восстановить дыхание.

– Настенька, ты живая?

– Живая, – прошептала я и, освободившись от объятий Тимура, встала под душ. – Мы не опоздали на ужин?

– У нас ещё целых пятнадцать минут.

Тимур сказал это так, словно у нас ещё осталось часа три, не меньше.

– Я не успею высушить и уложить волосы.

– Ты такая красивая с мокрой головой…

Наш романтический вечер проходил на закрытой террасе ресторана. Горели свечи, играла живая музыка. На террасе стоял всего один столик – наш.

– Я не хотел, чтобы нам кто-то мешал. Ведь этот вечер только для нас, – улыбнулся Тимур и поправил ворот рубашки.

– Здорово. – Я провела ладонью по мокрым волосам. – Голову не успела высушить.

– Зато мы успели кое-что другое. – Тимур хитро улыбнулся и поднял бокал вина. – За тебя, – многозначительно произнёс он и посмотрел на меня влюблённым взглядом.

– За нас, – отозвалась я.

Мы чокнулись и осушили бокалы.

– Знаешь, я сел в самолёт дико уставшим. Уснул и увидел тебя. Во сне мы летали с тобой в Рино.

– Рино? Что это за место?

– Рино – город в Америке, недалеко от Лас-Вегаса, на берегу изумительно красивого озера Тахо. Мне приснилось, что мы сбежали с тобой в Рино в День святого Валентина, чтобы пожениться. Там не назначают срок для раздумий, а из документов можно предоставить водительские права или военный билет. Заходишь в офис, покупаешь свадебную лицензию – и дело в шляпе. Офис, где можно купить свадебную лицензию, открыт до глубокой ночи. А сочетались браком мы в часовне колоколов. Знаешь, Рино ведь город свадеб.

– К чему ты это говоришь?

– К тому, что мне приснился чудесный сон и я не хотел просыпаться. Настя, ну почему всё так?

– Потому что так угодно судьбе. – Я ощутила, как мои глаза наполняются слезами.
<< 1 2 3 4 5 6 ... 10 >>