1 2 3 4 5 ... 7 >>

Владимир Клавдиевич Арсеньев
Дерсу Узала

Дерсу Узала
Владимир Клавдиевич Арсеньев

В дебрях Уссурийского края #2Школьная библиотека (Детская литература)
В романе исследователя Дальнего Востока В. К. Арсеньева (1872–1930) «Дерсу Узала» рассказывается об экспедиции по Уссурийскому краю, предпринятой ученым в 1907 г. Книга посвящена проводнику этой экспедиции, гольду Дерсу Узала, обучавшему членов отряда житью в тайге и спасавшему их от опасностей.

Роман познакомит читателя с природой Уссурийского края и народами, населяющими его, их бытом, обрядами и легендами. Арсеньев правдиво и увлекательно повествует о жизни в тайге, где каждый неверный шаг грозит охотнику смертью, где животных убивают не для развлечения или ради трофеев, а для пропитания, где люди помогают друг другу выжить, не прося ничего взамен.

Роман «Дерсу Узала» включен в перечень «100 книг по истории, культуре и литературе народов Российской Федерации, рекомендуемых школьникам к самостоятельному прочтению».

Для среднего и старшего школьного возраста.

Владимир Клавдиевич Арсеньев

Дерсу Узала

© Яроцкая Ю. А., предисловие, 2015

© Бастрыкин В. В., иллюстрации, 2015

© Оформление серии. ОАО «Издательство «Детская литература», 2015

1872–1930

Его окружал таинственный и молчаливый лес

Владимир Клавдиевич Арсеньев (1872–1930) вошел в мировую историю как исследователь Дальнего Востока России, изучению которого он отдал многие годы своей жизни. Его имя входит в перечень имен ста величайших путешественников мира. Арсеньев – исследователь-универсал, внесший свой вклад в географию, ботанику, орнитологию, зоологию и, конечно, этнографию. Он написал множество научных работ (известны около девяноста прижизненных изданий книг и статей исследователя). Арсеньев обладал также талантом писателя и создал ряд научно-художественных книг, в которых рассказал о своих экспедициях по Дальнему Востоку. Эти произведения переведены на тридцать языков народов мира.

Описание путешествий – очень древний литературный жанр. Произведения древнерусской литературы являются не только памятниками словесности, но и источниками исторических, этнографических, географических знаний. Описания далеких земель встречаются уже в средневековых русских летописях. Примером тому может послужить помещенный в начало «Повести временных лет» рассказ о разделе Ноем земли после потопа. По сути, это историко-этнографо-географическое введение, позволяющее нам судить о границах мира, который был известен образованным людям Руси к началу XII века. Описанием путешествия является «Хождение игумена Даниила в Святую землю». Его автор, игумен Даниил, одним из первых сформулировал жанровые признаки литературы путешествий. По его словам, важно, чтобы путешественник был влюблен в описываемую землю и имел хорошего проводника (образ своего проводника игумен-путешественник запечатлел в книге), а само произведение должно сообщать читателю полезные для его образования сведения, быть написано понятным языком.

В отличие от многих других жанров средневековой русской литературы, исчезнувших к XVIII веку, описания путешествий продолжают свое существование. Писатель становится в это время властителем дум. В русской литературе этого времени появляются философские романы-путешествия: «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева (1790), «Письма русского путешественника» Н. М. Карамзина (1797). В XIX веке – «Путешествие в Арзрум» А. С. Пушкина (1836), «Фрегат Паллада» И. А. Гончарова (1858), «Зимние заметки о летних впечатлениях» Ф. М. Достоевского (1863), «Остров Сахалин» А. П. Чехова (1895). Писатели уделяют большое внимание социальным проблемам, вопросам национального пути развития, сравнению «своего» и «чужого» культурного пространства.

Судьба и творчество Владимира Клавдиевича Арсеньева тесно связаны с теми процессами, которые происходили в русской жизни во второй половине XIX века. Так случилось, что его семья оказалась в эпицентре эпохальных событий. Жизнь Российской империи второй половины XIX века определялась реформами, важнейшей из которых было освобождение крестьян от крепостной зависимости в 1861 году. Огромное количество людей отныне имело возможность самостоятельно распоряжаться своей судьбой.

Родители Арсеньева были выходцами из крепостных крестьян. Они получили вольную еще до отмены крепостного права. Большая семья (родители, девять родных детей и приемная дочь, две бабушки) жила в Петербурге. Судьба отца Владимира Клавдиевича является примером того, чего человек, обладающий свободой, которой были лишены его предки, и личными качествами, мог в условиях пореформенной России достичь трудом и упорством. Клавдий Федорович прошел путь от кассира до начальника движения Московской окружной железной дороги. Обычаи в семье были патриархальными. Пока дети росли, семья жила скромно. Клавдий Федорович получил только домашнее воспитание, однако он считал, что путь в жизни открывает хорошее образование. Его сын Владимир сдал экстерном экзамены в реальном училище, а затем учился в Петербургском юнкерском пехотном училище.

В семье было сильно увлечение путешествиями, и все сыновья Клавдия Федоровича Арсеньева сознательно стремились стать путешественниками. Для воплощения своей мечты Владимир Клавдиевич избрал подходящее учебное заведение. Военная служба и путешествия были тогда тесно связаны друг с другом, поскольку экспедиции преследовали как экономические, так и политические цели – укрепление и расширение границ государства.

Новое в географической науке второй половины XIX века касалось способов исследования и описания местности. В это время зарождается комплексный подход к изучению территории, создается научная традиция ее описания. Большой вклад в разработку методики исследования и описания местности внес П. П. Семенов-Тян-Шанский.

Это было время больших экспедиций Н. М. Пржевальского и великой плеяды русских путешественников-географов: Г. Н. Потанина, В. И. Роборовского, П. К. Козлова (с этим исследователем Арсеньев вел переписку), братьев Грум-Гржимайло, И. В. Мушкетова, В. А. Обручева и многих других.

Пржевальский кроме своих знаменитых путешествий по Средней Азии также совершил экспедицию в Приморье и написал о ней книгу «Путешествие в Уссурийском крае» (1867–1869). Арсеньев вполне мог посещать публичные лекции великого путешественника в Петербурге.

После окончания юнкерского училища Владимир Клавдиевич проходил военную службу в Польше, а в 1900 году перевелся во Владивосток. Там, в окрестностях города, он сначала совершал первые небольшие учебные походы с солдатами, а затем и крупные комплексные экспедиции по Приморью и Приамурью, которые он сам и возглавлял.

Две первые научно-художественные книги Арсеньева, «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала», были опубликованы во Владивостоке соответственно в 1921 и 1923 годах, затем публикуются еще две: «Сквозь тайгу» (1930) и «В горах Сихотэ-Алиня» (1937) (не окончена). Таким образом, можно говорить о создании Арсеньевым своеобразного цикла из четырех произведений.

В книге «По Уссурийскому краю» описываются экспедиции 1902, 1906 годов; в романе «Дерсу Узала» – 1907 года. Они, исключая путешествие 1902 года, были первыми крупными экспедициями Арсеньева и прославили автора как исследователя ранее малоизученных, а иногда и вовсе не изученных территорий Дальнего Востока. В это время его сопровождал нанаец (старое название национальности – гольд) Дерсу Узала, погибший в 1908 году, за несколько месяцев до самой крупной экспедиции Арсеньева (1908–1910).

Основой повествования являются путевые дневники исследователя, поэтому многие считают, что художественные произведения с детальными описаниями природы и маршрута собственно и являются дневниковыми записями. Это в корне неверно.

Книга «В горах Сихотэ-Алиня» посвящена самой крупной экспедиции исследователя (1908–1910), «Сквозь тайгу» – экспедиции 1927–1928 годов.

Обладая огромным опытом организации и проведения экспедиций, Арсеньев делится им на страницах своих книг. Он подробно описывает этапы подготовки, снаряжение, распорядок дня в походе и распределение работы между членами отряда, принципы ведения дневника.

Ученый получал много писем с предложениями своих кандидатур для участия в экспедициях от людей всех возрастов из разных уголков страны. Для того чтобы ответить на все подобные письма разом, он изложил в своем произведении принципы формирования исследовательских отрядов.

Владимир Клавдиевич описывает местность в следующем порядке: рельеф, геологическое строение и возраст пород, водоемы, растительность и животные, особенности климата. Такой порядок описания местности, установленный во второй половине XIX века и связанный с деятельностью Семенова-Тян-Шанского, применяется и ныне. Описывая маршрут, автор указывает, кто и когда здесь проходил до него.

В книге «В горах Сихотэ-Алиня» Арсеньев коротко излагает историю исследования Дальневосточного края. Писатель использует в тексте названия приборов и научные термины. Научная лексика в его произведениях помогает автору создать образ рассказчика – ученого-исследователя как противоположность Дерсу, «ум которого не был заполнен книжными аксиомами». Дерсу Узала (подлинное имя проводника Дерчу Оджал) является героем двух книг Арсеньева – «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала». Первая встреча с ним описана в романе «По Уссурийскому краю» и отнесена к 1902 году, в реальности же она произошла лишь в 1906 году. После описания мрачного, угнетающе воздействующего на людей леса появляется один из главных героев повествования, и все вокруг сразу теряет зловещие очертания, происходит перемена настроения. Дерсу называет себя «человеком» (напомним, сколь часто коренные малочисленные народы не причислялись гордыми европейцами к числу «людей»), а путешественника – «капитаном». Дверь, ведущая в мир тайги, в эту ночь приоткрылась ученому благодаря Дерсу.

Герой-рассказчик – любитель приключенческой литературы, весьма далекой от реальной жизни. Для Дерсу же книжной реальности не существует, он «читает» тайгу. Жизненные реалии ускользают от взгляда рассказчика, лес часто обманывает его. Например, природное явление, восхищающее путешественника, беспокоит Дерсу, так как свидетельствует о приближающейся непогоде. Так происходит в эпизоде из главы «Пурга на озере Ханка». Во время пурги молодой путешественник едва не погиб. Дерсу же, как опытный житель тайги, борется за спасение своей и чужой жизни. Осознав, что «капитан» не владеет таежной «грамотой» («как мальчик»), Дерсу принимает единственно возможное решение – научить его.

Образ Дерсу приобретает глубоко патриархальный характер, подчеркнутый словами «дикарь», «первобытный человек», утверждением, что такой гуманизм, как у него, был присущ городским людям раньше, но потом исчез. Рассказчик ощущает своего проводника как ожившее прошлое цивилизации.

Внимательное отношение к словам и опыту Дерсу – одна из черт образа рассказчика, которая отличает его от других героев произведения. Он наделен пониманием своеобразия чужой культуры, терпимостью и негативным отношением к идее превосходства одного народа над другим (этноцентризму).

Дерсу живет в мире, который европейскому человеку часто представляется фантасмагорическим. Тем интересней должна казаться его личность. В то же время тем разительнее должно быть отличие внутренних миров двух героев. У повествователя и Дерсу большая разница в возрасте, как у сына и отца. Между ними и складываются соответствующие отношения.

В произведениях Арсеньева содержится этнографический подтекст, позволяющий знатоку разгадать тайны образа Дерсу. Например, внешность гольда необычна для представителей его национальности (русые волосы, серые глаза). Согласно верованиям народов Дальнего Востока, это свидетельствует об «избранности» человека, особом отношении к нему богов. Усердие, с которым Дерсу ищет свою потерянную трубку, может быть объяснено тем, что она являлась ритуальным предметом, оберегом и выполняет свою оберегающую функцию. Во время ее поисков герой обнаруживает, что отряду грозит большая опасность – за ним крадется тигр.

Этнографы признают, что книги Арсеньева являются уникальным источником сведений о коренных народах Дальнего Востока.

Творчество и личность Арсеньева также привлекали внимание великих русских писателей. М. Горький писал Арсеньеву: «Книгу Вашу я читал с великим наслаждением…Вам удалось объединить в себе Брема и Фенимора Купера…» Горький узнал о творчестве Арсеньева от М. М. Пришвина, который встретился с ученым в октябре 1928 года.

Пришвин в своих дневниках оставил запись об этой встрече и еще несколько записей, в которых размышлял о природе литературного таланта Арсеньева, хотел приехать в гости к ученому и писателю. Но Владимир Клавдиевич умер внезапно 4 сентября 1930 года во Владивостоке.

Пришвину удалось побывать в Приморье лишь в 1931 году. Под впечатлением от путешествия на Дальний Восток он написал несколько книг. Особый интерес для литературного арсениеведения представляет повесть «Женьшень», в которой великий писатель отдает дань памяти великому путешественнику.

Герой-рассказчик Пришвина наделен биографическими чертами Владимира Клавдиевича, а его друг-китаец Лувен, подобно Дерсу, обращается к нему «капитан». В образе китайца видны и другие черты проводника-гольда. Имя Лувен является слегка измененным именем бога стихий Лун-ван-е, о котором упоминается в книгах Арсеньева. В повести Пришвина есть еще одно любопытное созвучие имен: слово «родина» китаец произносит как «Арсея». Вероятно, «общей родиной» для героев произведения Пришвина являются книги Арсеньева. Отсюда, возможно, происходит созвучие и символическое обозначение родины: «Арсеньев» – «Арсея» – «Россия».

Подробно о жизни и деятельности В. К. Арсеньева можно прочитать в книгах А. И. Тарасовой «Владимир Клавдиевич Арсеньев», И. С. Кузьмичева «Писатель Арсеньев: личность и книги», М. К. Азадовского «В. К. Арсеньев – путешественник и писатель». Автор данной статьи также адресует вас к собственной монографии «Научнохудожественное творчество Арсеньева в контексте развития русской “географической прозы”». А если вам интересен этнографический подтекст его книг, обратитесь к исследованиям И. А. Лопатина «Гольды амурские, уссурийские и сунгарийские» и С. В. Березницкого «Этнические компоненты верований и ритуалов коренных народов Амуро-Сахалинского региона».

Интерес к чужим землям, народам и их обычаям присущ людям любой эпохи, потому что познание чужого ведет к лучшему пониманию своего. Прекрасный образ далекой восточной окраины России, созданный Арсеньевым, не только пленяет воображение читателей разных стран, но и позволяет глубже постичь тайны своей малой родины, души своего народа.

    Ю. А. Яроцкая, кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и литературы Дальневосточного федерального университета

Дерсу Узала

I

Отъезд

План экспедиции. – Состав отряда. – Мулы. – Питательные базы. – Прибытие Дерсу. – Помощь, оказанная моряками. – Плавание на миноносцах. – Прибытие в залив Ольги. – Высадка на берег. – Горбуша. – Птицы.

С января до апреля 1907 года я был занят составлением отчетов за прошлую экспедицию и только в половине мая мог начать сборы в новое путешествие.

В этих сборах есть всегда много прелести. Общий план экспедиции был давно уже предрешен, оставалось только разработать детали.

1 2 3 4 5 ... 7 >>