Брат, держи удар!
Владимир Григорьевич Колычев

1 2 3 4 5 ... 28 >>
Брат, держи удар!
Владимир Григорьевич Колычев

Брат #4
Никита Брат в ярости: его, прошедшего огни и воды, не раз глядевшего в глаза смерти, травят как зеленого фраера. Кто бы он ни был, его новый враг, но бьет он точно и безжалостно. И уж теперь, после побега из СИЗО, куда Брат попал по обвинению в убийстве,за ним гонятся и менты, и братки. Последнего удара ждать уже недолго. Но у Никиты в крови главная заповедь его жизни – Брат, держи удар!

Владимир Колычев

Брат, держи удар!

Часть первая

Глава 1

1

Никите нравился Розенбаум. И песню про уток он знал. Память сама выдала эти слова: «...лечить так лечить, стрелять так стрелять».

Только сам лично стрелять он не больно-то любил. Было дело – убивал. Людей. Но ведь по крайней необходимости. А утки что ему плохого сделали? Чем перед ним провинились? Тем, что нагуляли жирок за лето и первый месяц осени? Так ведь у Никиты свой отель, целый ресторанный комплекс к его услугам – не голодает он...

Но на охоту он отправился вместе с приятелями. Он любил сам процесс. Золотая осень. Солнце светит прямо в глаза... вокруг красота, достойная картин Левитана. И воздух свежий – так легко вдыхать его полной грудью. Приятно слушать, как шелестит под ногами опавшая листва. Нет ничего лучше, чем блуждать по желто-красному лесу.

Их всего трое. Никаких загонщиков с рожками и флажками – вместо них дюжие ребята в камуфляже. Это охотники за зверем, но не за лесным – за двуногим. И Никита, и Павел, и Юрий – люди серьезные, у всех есть враги. Поэтому с ними телохранители. По два человека на брата. Их не видно – только слышно, как шуршат их тени где-то поблизости.

– Говорят, ты, Никита, у нас теперь продюсер? – спросил Юрий.

Здоровый дядька. Пудов на восемь тянет. Ходить ему нелегко. Двойной подбородок и пивное пузо к земле тянут. Вот кому пешая прогулка на пользу.

– Скорее спонсор...

Никита не отказался от Лели, от подруги не столь уж давних дней суровых. Она хотела стать эстрадной звездой. Пожалуйста, какие проблемы... Никита вложил в нее деньги, дал толчок к раскрутке. А вплотную ею занимается Валера – он для Лели и продюсер, и администратор. И друг сердечный. Недавно она первый клип отсняла – пару раз его по ТВ прокрутили. До звезды Леле еще далеко. Но перспектива есть. Никита уверен в ней.

– А ты с этой девочкой не того?.. – спросил Павел.

Он знал, про кого речь. И отсюда нездоровый интерес. Не спит ли Никита с певицей Лелей?..

Вообще-то, за такой вопрос можно и по морде схлопотать. Но Никита сегодня добрый.

– Сам знаешь, у меня жена...

– Да я тоже своей жене никогда не изменял, – покачал головой Павел. – А с этой бы девочкой... Может, дашь адресок?.. Я ее не обижу, обещаю...

Никита в этом и не сомневался. Павел – хороший парень. Это в бизнесе он волк матерый – зубастый, клыкастый. Тридцать лет ему всего – а уже президент крупной нефтяной компании. А так он добряк. И примерный семьянин.

– Эй, братишка, что за дела? – удивленно отозвался Юрий. – Ты ж, кроме Катерины своей, и знать никого не хочешь...

Жена у Павла – настоящая красавица. И человек хороший. Он и Катя – идеальная пара. По крайней мере, так считалось до сих пор. И Павел не уставал всех в этом убеждать. А тут на тебе, налево парня потянуло.

– Не знаю, – кивнул Павел, – знать никого не хочу... Мне, правда, только Катя нужна... Только болеет она сейчас. Желтуха. Блин, где она ее подхватила?..

– Болезнь Боткина – это не есть очень хорошо, – авторитетно заявил Юрий.

– С Катей все в порядке. Послезавтра уже выписывают. Соскучился. Меня ж к ней в палату не пускали. Типа, заразно...

– И по жене ты, Паша, соскучился. И по сексу, – сказал Юрий. – Может, правда, девочку тебе подснять? Могу помочь...

– Да ладно, перетерплю. Немного осталось...

Они подходили к болотистому пруду. Темное зеркало воды, камыш вдоль берега. И утки.

Павел первым вскинул ружье. Дорогой у него инструмент, фирменный. Настоящий «зиг-зауэр».

У Никиты помповый «винчестер». Но в ход «пушку» он пускать не стал. Птичку жалко. Но и Павлу мешать не собирался. Вольному воля.

Под шорох крыльев и с кряканьем утки стремительно поднимались вверх. Павел прицелился. Нажал на спусковой крючок. Раз, два... Но ружье молчало.

– Что за черт! – досадливо сморщился Павел.

И быстро переломил ствол – патроны сменить.

Никита вздрогнул от выстрела. Он раздался в тот момент, когда Павел только тянул руку к первому патрону, чтобы вытащить его из ствола.

Один выстрел, второй. И оба из переломленных стволов. Заряды картечи вырвали из земли клочья пожухлой травы. Одна гильза на убийственной скорости вылетела из ствола и выбила Павлу глаз. Вторая смяла ему носовой хрящ.

Павел и ахнуть не успел. Обливаясь кровью, он мешком рухнул на землю. Никита склонился над ним, попытался нащупать пульс. Но, увы, его приятель был уже мертв...

* * *

От Сергиева Посада до Москвы совсем недалеко, семьдесят километров. Для такого дисциплинированного водителя, как Марта, час пути. Она любила посещать Троице-Сергиеву лавру. Успенский и Троицкий собор, Духовская церковь – святые места, все здесь дышит любовью к богу, теплом и умиротворением.

Но надо и домой возвращаться. Машина у нее самая обычная – «десятка». Запросто могла бы на «Порше», «Феррари» или спортивном «Мерседесе» ездить. Но для нее и «Лада» – это слишком. Она бы и от нее отказалась, если бы полагала, что машина – роскошь, а не средство передвижения...

Марта считала себя счастливой. А как же иначе? Для настоящего человеческого счастья у нее все есть. Вера в бога, семья – добрый? заботливый муж, дети: маленькие Денис и Вероника. Все у нее хорошо. Одно плохо – много злых людей в этом мире. Бог им судья – это так. Но, увы, были случаи, когда ей самой приходилось выступать в роли судьи. Не хотела она этого – жизнь вынуждала...

Обычно в путешествие по святым местам она брала Дениса и Веронику. И Никиту иногда. Но сегодня будто кто-то свыше помешал ей взять с собой мужа и детей. В Сергиев Посад она отправилась одна. И обратно возвращалась в смиренном одиночестве.

Ее не одолевало предчувствие беды. Настроение отличное. Марта знала, что с ней ничего не может случиться. Бог всегда рядом, он поможет ей. И домой к детям и мужу она вернется целой и невредимой.

Машина легко идет по шоссе. Скорость – всего семьдесят километров в час. Рука твердо держит руль. Все внимание на дорогу... Нет, с ней ничего не может случиться...

До Кольцевой автострады оставалось совсем немного, когда машина вдруг дернулась. Руль с силой рвануло вправо. Марта не смогла удержать его. «Десятка» сильно накренилась. Марта растерялась, ударила по тормозам – а этого делать нельзя. Машину развернуло вокруг оси, выбросило на обочину дороги, она перевернулась и свалилась в кювет.

Хорошо, Марта была пристегнута ремнем безопасности – он смягчил удар. Ничего с ней не случилось – разве что несколько ушибов. Да еще головой при падении несильно стукнулась.

Она отстегнула ремень безопасности. И попыталась выбраться из перевернутой машины. Но вдруг неподалеку послышались чьи-то голоса...

* * *

– Значит, вы утверждаете, что гибель Павла Юсупова произошла в результате трагического стечения обстоятельств...

1 2 3 4 5 ... 28 >>