Одна на всех
Владимир Григорьевич Колычев

1 2 3 4 5 ... 16 >>
Одна на всех
Владимир Григорьевич Колычев

Колычев. Лучшая криминальная драма
Автор-сила, автор-любовь, автор – ностальгия по временам, когда миром правили крутые понятия и настоящие мужики. Увлекательные криминальные романы для всех возрастов. Суммарный тираж книг автора – более 12 миллионов экземпляров.

Не по своей воле очутилась студентка Наталья в бандитском логове. Еще немного, и случилось бы с ней самое страшное. Но вышло иначе – продали братки девушку, как вещь, бизнесмену, сидящему под их «крышей». И оказалась она в самой гуще сомнительных дел и кровавых разборок. Так бы и жила красавица в постоянном страхе, но неожиданно на ее горизонте появился Егор, спецназовец, только что вернувшийся из Чечни. Приглянулась герою Наталья, да так, что он решил спасти ее из блатной круговерти. Егор знал, что за счастье надо бороться. Но не догадывался, что не только с обезумевшими отморозками…

Владимир Григорьевич Колычев

Одна на всех

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

© Колычев В. Г., 2019

© Оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2019

Глава 1

Костер горел жарко, будут хорошие угли. Чеченцы уже разделали барашка на шашлык. Но беда состояла в том, что они могли точно так же освежевать еще и несчастного паренька, который висел на дереве вниз головой, связанный по рукам и ногам. Совсем молодой солдатик. Он, может, еще и не брился никогда. Бородатый бугай поднес нож к его горлу, оскалился и что-то проговорил. То ли на самом деле горло пацану собирался вскрыть, то ли просто пугал.

Первая заповедь разведчика – избежать боя любой ценой. Надо бежать – беги, но не дай втянуть себя в замес, из которого без потерь не выйти. Стрельба, шум, кровь и переполох приводят к срыву боевого задания. Надо скрытно выйти в район действия, провести разведку или диверсию и отправляться назад.

Задание, в общем-то, не самое трудное – проверить информацию о полевом командире, выяснить, действительно ли его банда скрывается в горном ауле. Но положение осложнялось тем, что войны в Чечне как бы нет. Соглашение подписано, враждующие стороны разошлись по углам в ожидании следующего раунда. Но гонг еще не прозвучал. Выходило, что разведгруппа прапорщика Фролова действовала незаконно.

Но если война закончена, то пленных нужно освобождать, возвращать на родину, а чеченцы только и делают, что плодят новых рабов. Нападения на блокпосты – обычное дело, похищения происходят на каждом шагу. Егор знал одного урода из соседней части, который продавал в рабство своих подчиненных. Пусть земля ему будет кипящей смолой.

Конфликт продолжается, кровь льется с обеих сторон. Однако, как бы то ни было, вертушки в зону необъявленной войны не заходят. Поэтому к месту выполнения задания и обратно приходится идти пешим порядком. Так что ввязываться в бой ни в коем случае нельзя.

А лезвие ножа уже скользило по тощей шее, оставляя на ней тонкую красную бороздку. Паренек был бледный как полотно, и это при том, что кровь у него должна была сейчас приливать к голове.

У боевиков привал, но расположились они как будто на пикник. На капоте одной из машин стоит магнитофон с мощными колонками, танцев еще нет, но музыка уже гремит вовсю. Над пленным издеваются все, кому не лень. То ножом по горлу, то ногой в голову. Нет бы в багажнике пацана оставить, они на дереве его подвесили, как барана. Водку никто не пьет, это нельзя, зато шприцом по вене – без вопросов. Каждый второй под кайфом, и это еще только начало.

Егор опустил бинокль и посмотрел на своего заместителя. Леша Пробников отрицательно качнул головой. Дескать, я все вижу и понимаю. Жаль пацана, конечно, но у нас задание.

Да, так оно и есть. Если они сейчас здесь засветятся, то дальше пройти не смогут. Да и обратный путь чеченцы запросто могут перерезать. И это еще не самое худшее. Разведчиков раз, два и обчелся, а боевиков – одиннадцать человек. Все с автоматами. Если что-то пойдет не так и эти бандиты вдруг перехватят инициативу, то разведгруппа прапорщика Фролова просто-напросто перестанет существовать.

Боевики находятся на своей территории. Вместо запаха войны – дым костра. О боевом охранении никто не думает. Но вместе с тем духи не выпускают оружие из рук и частенько посматривают по сторонам. Тут нужно действовать очень решительно и очень-очень быстро. Это как по минному полю, один неверный шаг, и все.

– А как же пацан?

Егор и сам когда-то был юнцом-салагой, даже служба в учебном полку не сделала его бойцом. В Афган их бросили как котят. Кто выживет, тому повезло, а кто нет, ну что ж, не судьба. Егор уцелел, но первое время чувствовал себя слепым щенком в поисках материнской сиськи. Это потом он оперился, расправил крылья, отслужил, остался на сверхсрочную, в Чечню попал уже бывалым воякой.

Но у него есть младший брат. Сереге сейчас всего четырнадцать, однако он когда-нибудь тоже пойдет служить. Его вот так же могут подвесить за ноги, как барана. Мимо будет проходить разведгруппа. Но спасет ли она парня?

Не вопрос, боевую задачу нужно выполнить любой ценой. Но как быть вот с этим солдатиком, который ждет, надеется? Как объяснить ему, что Россия – великая страна, если она может, но не хочет его спасти? И все потому, что у одной маленькой разведгруппы есть ну очень большая цель.

Егор принял решение и качнул головой. Все взгляды направлены на него, бойцы ждут, осталось только поставить задачу и распределить цели. Боевиков, которые стоят у машин, нужно уложить сразу, в первые секунды боя, чтобы они не успели уйти от огня. Все остальные на открытой местности, даже если они залягут, спасенья не будет. Бахметьев, Стахов и Авзян отрабатывают сектор с машинами, остальных берет на себя Егор. Пробников его прикрывает. Он же в случае чего примет на себя командование.

Егор, как и все, мог стрелять из укрытия. Но вдруг бой затянется, перейдет в перестрелку, а там и подкрепление к боевикам подоспеет? Нет, нужно идти напролом. Это внесет во вражеские ряды как минимум сумятицу, а то и самую настоящую панику.

Не каждый решится на такую авантюру, но Егор ничуть не боялся. Мол, я контуженный, взрывная волна выбила из меня страх. Голова потом встала на место, а страх так и не вернулся. В обычной обстановке он само спокойствие, а в бою – самый настоящий псих. В хорошем смысле этого слова, конечно.

Страх – защитная реакция организма. Он удерживает человека от рискованных шагов, но вместе с тем притормаживает рефлексы. А у Егора рука не дрогнет. Он точно это знал.

Бородач продолжал измываться над пленником, водить ножом по его горлу. С каждым разом лезвие все глубже погружалось под кожу. К боевику подошли дружки, веселились, скалились.

Они стали стаскивать куртку с пацана, но его связанные руки помешали им это сделать. Веревки срезать бандиты не стали, но парня решили наказать. Совсем еще молодой горец с жидкой бородкой встал в стойку и отработал на нем мае-гери. Эффектная поза, образцовый удар.

На Егора это произвело настолько сильное впечатление, что палец его нажал на спусковой крючок.

Автомат «Вал» сработал бесшумно, никто и не понял, что произошло. Герой-каратист опять задрал ногу для удара, вдруг замер в этой странной позиции и повалился на землю. Может, связки от напряжения лопнули, а боль вырвала почву из-под ног, лишила равновесия.

Пока бандиты соображали, что тут к чему, Егор успел сделать несколько шагов к ним. Он шел в полный рост, стремительно сокращал расстояние до того боевика, который представлял для него наибольшую угрозу.

Этот субъект действительно первым среагировал на опасность и заметил Егора. Он даже успел вскинуть автомат, но пуля остановила его, что называется, на взлете.

С этого момента для боевиков начался кошмар, быстрая прелюдия перед перемещением в рай, к прекрасным гуриям. Егор своей провокацией вызывал огонь на себя, но выстрелить в него бандиты успели всего один раз. И то мимо.

Его бойцы отлично справились с задачей. Да и он сам не зевал, снял еще двоих.

Уцелел только тот бородач, который так и не успел вскрыть пленнику горло. От страха он выронил автомат, остался с одним только ножом.

Егор даже представил, как подходит к нему, отбирает нож, пожимает плечами и всаживает клинок в шею по самую рукоять. Однако Пробников избавил его от столь жестокой, но, в общем-то, театральной сцены. Он дал точный выстрел, и бородач с пробитой головой свалился в траву.

А несчастный солдатик так и продолжал висеть на дереве.

– Спокойно, пацан, спокойно!

Парень, похоже, настолько смирился со своей трагической судьбой, что смотрел на своего спасителя глазами того самого барана. Опасаясь непредсказуемой реакции, Егор не рискнул срезать веревки с его рук. Сначала он снял пленника с дерева и уложил на землю, только потом избавил от пут.

Но парень даже не думал подниматься. Он лежал и смотрел на него как то самое животное на новые ворота.

– Ну и чего ты тут развалился? – удивленно спросил Егор.

Ноги у него целы, руки тоже, можно подниматься и вливаться в общую струю. Но нет, лежит и не двигается. Только где-то в глубине глаз мелькнул вопрос. Действительно, а не пора ли возвращаться к жизни?

– Встать! – скомандовал Егор.

Это подействовало, солдат вскочил, вытянулся в струнку.

– Смирно!

– Рядовой Березник! – Парень сначала представился и только затем, судя по взгляду, осознал себя как личность.

– За мной, рядовой!

1 2 3 4 5 ... 16 >>