Бешеная свора
Владимир Григорьевич Колычев

<< 1 ... 10 11 12 13 14 15 16 17 >>

– Муж у нее один. И любовник один. А ты третий лишний, гы-гы!

– Развяжи меня! – в бессильной злобе потребовал Трофим.

– Ага, счас! – оскалился верзила.

Как чувствовал Трофим, что попадет в западню. Не зря, оказывается, Марьяна заманивала его сюда. И заманила. Наплела ему с три короба, а он, дурак, и уши развесил. Дурак он, лох и чепушила!..

Только вот непонятно, зачем она заманила Трофима, если знала, что он гол как сокол? Может, его сейчас усыпят, увезут куда-нибудь в подпольную клинику и разберут на запчасти? Тайная пересадка органов сейчас на подъеме…

– Слышь, Гога, так нельзя! За меня спросят! Больно будет, – предупредил Трофим.

– Кто спросит? – равнодушно поинтересовался верзила.

– Есть люди! Очень серьезные люди!

Трофим не стал говорить про Салтана и тем более Нестора. Может, это провокация какая-то, очередная проверка на прочность.

Фактически Трофим выдержал уже две проверки – спросил с Чаянова и за него же ответил. Вроде бы все хорошо, но Нестор не захотел встретиться с ним, выказывая этим несерьезность своего к нему отношения. Может, он ждет новых доказательств, поэтому и отправил сюда своих головорезов?

– Очень серьезные люди спросят за меня, – хохотнул Гога. – А за тебя спросят козлы!

– Ты кого представляешь?

– Ух ты! Кого я представляю?! Сейчас пасть порву, и узнаешь!

Верзила поставил тарелку на стол, бросил на нее вилку, неторопливо поднялся, вытянулся во весь свой гренадерский рост, зевнул и вдруг ударил Трофима ногой в живот.

Гога не смог пробить пресс, но Трофим все равно скривился от боли. И даже рот приоткрыл, но именно это и нужно было Гоге. Сначала он просунул между зубов пальцы одной руки, затем – другой, и стал растягивать челюсти. Похоже, собирался порвать пасть в буквальном смысле. А руки у него быстрые, ловкие и неимоверно сильные.

– Развлекаешься? – спокойно спросил чей-то незнакомый мужской голос.

Гога отпустил Трофима и повернулся на голос:

– Да болтает много!

В комнату вошел высокий худощавый мужчина с пронзительно-синими глазами. Жесткие темно-русые волосы, прямой лоб, четкие и правильные черты лица, ровный нос, жесткая линия рта, волевой подбородок…

Глава 9

Трофим часто задавался вопросом, каких мужчин женщины считают красивыми, а каких нет. Вроде бы ничего необычного в чертах лица, но парня называют красавчиком. А кто-то вроде бы симпатичный на внешность, а женщины от него нос воротят. Но с этим типом все было ясно без вопросов. Даже он мог со всей уверенностью назвать этого мужчину красавцем. И глаза об этом говорили, и черты лица, в которых чувствовалась порода. Но иначе как уродом он его не назовет.

– Болтун? – Синеглазый посмотрел на Трофима свысока, с позерской насмешкой.

Казалось, он рисуется перед Гогой, как будто пытается очаровать его своей гламурной брутальностью.

– Баклан! – осклабился верзила, чуть ли не завороженно глядя на мужчину.

– А что с бакланами делают?

– Крылья, на хрен, выдергивают!

– Слышал, что с тобой будет? – спросил синеглазый, глядя на Трофима с царственной иронией властелина мира.

– Ты кто такой?

– Меня зовут Вилен. Я муж Марьяны. Законный муж. А ты кто? Любовник? Нам тут незаконные любовники не нужны, да, Гога?

– Пасть порвать, моргалы выколоть и в землю! – гоготнул верзила.

– Это мы всегда успеем…

Вилен вышел в прихожую, вернулся с борсеткой, которую там оставил Трофим, открыл ее, вынул деньги, пересчитал их.

– Пятьсот баксов! Богатый мальчик!

– Забирай!

Трофим все понял. Он стал жертвой типичных мошенников. Тропинин улетел в Италию, и Марьяна решила тряхнуть стариной. Заманила Трофима в ловушку, позвонила своим бывшим дружкам, и они разыграли перед ним сцену, не раз уже опробованную на таких, как он, лохах. Гога нагнал страху, Вилен представился мужем, дальше начнется утряска и усушка, но лучше пропустить этот этап. Пусть кидалы забирают свою «компенсацию за моральный ущерб» и отваливают. А он с пацанами потом найдет этих уродов и спросит по полной программе.

– А не мало? – скислился Вилен.

– Больше ничего нет!

– А это что? – Синеглазый вытащил из борсетки ключи от джипа.

– Это не мое.

Вслед за ключами были выужены права, техпаспорт, доверенность. Вилен внимательно просмотрел документы и спросил:

– Кто такой Слетов Игорь Андреевич?

– Узнаешь. Если машину заберешь.

– А чего так грозно?

– Узнаешь. Все узнаешь.

– Гога, мальчик плохо себя ведет!

Верзила кивнул, подошел к Трофиму и снова ударил его в живот.

– В лицо не бей, – предупредил Вилен. – Он нам еще нужен.

– Как скажешь…

– Пошли, по рюмашке дернем!

Кухня находилась рядом, и Трофим слышал, как открывались шкафы, звенели рюмки.
<< 1 ... 10 11 12 13 14 15 16 17 >>