Отпетые любовники
Владимир Григорьевич Колычев

<< 1 ... 14 15 16 17 18

– Может, Сангин знал, что вы храните у себя крупную сумму денег?

– Нет, не мог он знать. Мы с ним едва знакомы. Он здесь ни при чем. Возможно, воров на мой дом навели стриптизеры.

– Кто? – Максим вмиг забыл о Сангине.

– Дело в том, что в тот вечер у нас был не только Сангин, но и парочка из стриптиза, – через силу выдавил из себя Сиднев.

– Кто их вызвал?

– Это, в принципе, не важно.

Одинцов усмехнулся. Видно, женушка Сиднева разгулялась не на шутку, зажгла по полной, а признаться в этом ей было слабо.

– Бэтмен и Красная Шапочка у нас были. Танцевальный номер у них. Эмма спать завалилась. Сангин со своей девушкой еще раньше ушли. А стриптизеры остались.

– Без присмотра?

– Почему же! Горничная была, Рита. Она сказала, что эти танцовщики недолго были. Может, кто-то из них успел в моем кабинете пошуровать?

– Откуда танцевальный номер заказывали?

– Из местного клуба «Первый Рим».

– Значит, Бэтмен и Красная Шапочка? – Максим усмехнулся, поднялся, покрутил шеей, разминая затекшие мышцы.

В ночной клуб надо ехать. Там он и задаст назревший вопрос. Заодно Лукомора проведает, если этот старый пень сейчас там.

Кустарев был на месте, Ожогин работал на выезде, но Максим позвонил ему и велел ехать к «Первому Риму». В волчье логово в одиночку лучше не соваться.

Непростое это занятие, опасное – мчаться на мотоцикле по отвесной стене, по кругу. Но возможное. Главное, не останавливаться. Замешкался, потерялся, сбавил скорость, и все, прощай, любимая.

Когда идешь на волка, тоже нельзя останавливаться. Есть возможность или нет, а надо переть на пролом. Не миновать беды, если зверь учует страх.

– Клуб закрыт, рано еще! – Здоровенный бугай в черном костюме деловито зевнул, с нахальной ленцой глядя на Максима.

– Майор Одинцов, уголовный розыск.

– И что? Вечером приходите.

Максим неторопливо покачал головой, глядя на вышибалу. Новенький он, еще не отесанный, а потому такой наглый. Думает, что под крышей Лукомора можно все.

Или начальник охраны его научил, Толик Прокоп, особа, приближенная к Лукомору. Судимый, борзой. На ментов у него аллергия. Может, потому и натаскал он так вот этого новичка.

– Майор Одинцов, – спокойно, по слогам повторил Максим.

– Ну и что? – Бугай оскалился и тут же вытянулся в лице, открыв рот.

Максим ударил коротко, без размаха, но сильно и точно в солнечное сплетение. Громила скривился от боли, хватая ртом воздух, сдал назад.

– Максим Львович! – Из глубины холла вышел Прокоп с фальшивой улыбкой на корявом лице.

Абсолютно лысая голова, похожая на дыню, белесые брови, маленькие выцветшие глаза, нос лепешкой. Роста он среднего, худощавый, но шустрый. Походка у него пружинистая, даже угрожающая.

Он шел будто для того, чтобы подскочить и ударить. Прокоп умел так бить, учился этому. Жизнь в мире сильных и опасных людей – она такая. Не хватает роста – компенсируй этот недобор высотой подскока.

Одну руку он отводил в сторону, а другой застегивал пуговицы своего тесного пиджака с отливом. На вышибалу Прокоп глянул с явной досадой. Он вроде бы и выражал радость по поводу того, что с майором Одинцовым ничего не произошло. Но громила свое получит – за то, что не остановил мента.

– Какие люди!

– Лукомор на месте?

– Да, обедает. Подождете? Я доложу.

Максим кивнул, но ждать не стал, пошел за ним вместе со своим опером. Пусть кто-нибудь попробует их остановить!

На входе в малый зал стоял телохранитель Лукомора. Он хмуро глянул на Максима и с трудом, но все-таки заставил себя отвалить в сторону.

Майор Одинцов – человек не конфликтный, но создать проблему мог запросто. Этого самого цербера он без труда опустил бы ниже плинтуса. При желании.

Лукомор сидел за столом в компании со своим верным Витей Штрихом. Этот мордастый тип угрюмо посмотрел на Максима и отвел взгляд в сторону. Не жаловал он майора Одинцова.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
<< 1 ... 14 15 16 17 18