Остров авторитетов
Владимир Григорьевич Колычев

<< 1 2 3 4 5 6 ... 16 >>

Пока Мирон умирал от ран, Игорь отбивался от Сантоса. Не хотел он воевать с ним, но и отступать не стал. К ним с Ленькой присоединились еще два боевых друга, а затем под них отошла небольшая бригада от «заводской» братвы, а чуть позже и вся «заводская» команда, так как Игоря уважали и боялись, он сумел завоевать авторитет среди братвы. А Леньку никто не знал. Но сейчас боятся и его, потому что теперь он главный бригадир. Он с самого начала стремился к власти, в то время как Игорь бежал от нее. Не хотел он становиться бригадиром, ему нужна была только безопасность – для себя и для Юли.

Слишком ненадежным казалось ему положение, в которое они с Ленькой себя поставили. Он боялся, что этот колосс на глиняных ногах рухнет, поэтому и решил уехать вместе с Юлей. Но и в этот раз он не успел сбежать…

В прошлый раз Юлю также похитили с выдумкой. Надели на нее свадебное платье, белую фату и вынесли из дома на руках. Соседи решили, что это похищают невесту, поэтому в милицию никто не позвонил…

– Воровские за этим стояли, – выйдя из раздумий, проговорил Игорь.

– Может, и сейчас воровские? – спросил Якорь, глядя на него с недовольством и даже с какой-то ревностью.

Это ведь Игорь спас Лику от Сантоса. Он привез ее к Леньке, чтобы тот присмотрел за ней. Ленька и с иглы Лике помог слезть, и спелся с ней.

Лика была вдовой покойного «заводского» авторитета, который в свое время и открыл в Москве казино «Красивая жизнь». Это заведение числилось забригадным «общаком», но львиная доля шла на личные нужды Свища. Он и особняк в Тиходольске отгрохал, и виллу на Сардинии купил, и на черный день не один миллион отложил. Но Свища застрелил Мирон, поставив на его место Фрукта, которого затем вывел из игры Сантос. Пока Сантос воевал за свое место под солнцем, Лика спокойно жила в особняке на улице Достоевского. Ей нужно было уехать на Сардинию, от греха подальше, тогда бы и не попала она как кур во щи. Но попала баба. Сантос подсадил ее на иглу, чтобы она отписала на него богатства покойного мужа. И еще он для того подчинил себе Лику, чтобы унижать ее в свое удовольствие.

Лика отдала Сантосу все, но смогла уберечь в тайне имя человека, за которым числилась «Красивая жизнь». Это имя она сказала Якорю, а тот включился в дело. Созвонился с пацанами, позвал их к себе, а когда они приехали, поставил Игоря перед фактом. Он и команду собрал, и бригадиром себя назначил, а Игорь при нем сбоку припека, но при этом необходимо было отработать свой долг. Ведь Ленька воевал с ним против Мирона, поэтому Игорь должен был помочь ему взять «Красивую жизнь». Он помог, и казино теперь принадлежит Лике на законном основании, так же, как и особняк на улице Достоевского, где она живет в месте с Якорем. Все у них хорошо – и деньги, и власть. А если вдруг Леньку попросят из Тиходольска, за ними останется казино, а это очень большие деньги…

А попросить его могут. Как ни крути, Ленька для «заводской» братвы оставался чужим. Тот же Патрикей отходил не под него, а под Игоря. Его он уважал и боялся, а не Леньку. Якорь всего лишь заставил себя уважать. Братва ему подчиняется, но у Игоря все-таки больше авторитета, чем у него. Потому и ревнует Ленька. Потому и отпустил он Игоря, и даже сто тысяч не зажал, хотя и не очень-то хотел с ними расставаться…

– Воровские? Воровские могли, – в раздумье пощипывая подбородок, проговорил Игорь. – Только зачем им Юлю похищать?

– А если это месть?

– За Мирона?.. За вора так не мстят. За вора убивают.

Мирон был на положении, но «законником» так и не стал. И все равно за него могли отомстить. Игорь это понимал, потому и стремился поскорее убраться из Москвы вместе с Юлей. И за Сантоса могли отомстить… И Ленька мог из ревности счеты свести… Со всех сторон могли ударить, потому и терялся он в догадках. Потому и не наехал сейчас на Леньку круто, хотя Деды Морозы пусть и косвенно, но указывали на него. Хватит с него, что на Сантоса в недавнем прошлом несправедливо наехал…

– За вора просто берут и убивают, – повторил Игорь.

– Ну, может быть… – пожал плечами Ленька.

– Если бы Мирон был жив, но его нет. И как там у Юли с ним было, спрашивать смысла нет. Да и кому за него мстить, Солончаку?

– А вдруг?

– Мирона из-за Юли чуть не объявили беспредельщиком. И Солончак может на ней погореть. Ему это нужно?

– Ну, Мирона мы из-за Юли завалили. Я в него стрелял. Скажи, после этого я мог ее похитить?

– Ну, я не говорю, что это ты…

– Не говоришь, но думаешь. И на меня, считай, наехал. Нехорошо это, брат. Нехорошо. – Ленька смотрел на него с осуждением и даже с угрозой.

Власть и деньги ударили Якорю как моча в голову. Игорь воевал с ним в Чечне, делился с ним хлебом и патронами, потом против Мирона в одной с ним связке выступил, на Сантоса вместе ходили… Казалось бы, их дружба должна была закалиться в таких испытаниях, но Якоря точила корысть – он все на себя тянул, а Игоря с его авторитетом уже воспринимал как соперника, а не друга.

Сантос тоже казался когда-то другом. И против Мирона Игорь с ним воевал, и против «октябрьских», а когда война закончилась, он вдруг оказался чужим. Потому уцепился Сантос за повод расправиться с ним. Как бы Якорь не пошел тем же путем. Не зря же он говорит, что Игорь на него наехал. И наехал, и вызов бросил…

А может, для того Якорь и похитил Юлю, чтобы спровоцировать Игоря на грубый выпад? Но это вряд ли.

Да и зачем ему провоцировать Игоря, если они фактически разошлись как в море корабли? А может, Ленька хочет вернуть свои сто тысяч? Но тогда зачем он их отдавал? Мог бы расправиться с Игорем до сегодняшнего дня. Он такой, что и собственными руками способен это сделать…

– Если что-то не так… – начал Игорь, но не договорил.

Не хотел он извиняться перед Ленькой. Зачем, если он ни в чем перед ним не виноват? А если Якорь еще и виновник его бед…

– Чего замолчал? – жестко глянул на него Ленька. Похоже, он разгадал ход его мысли.

– А чего говорить? Юлю надо искать.

– Это не ко мне, – покачал головой Якорь.

– Почему?

– А вдруг я ее найду? Тогда останусь крайним. Я украл, я и нашел. Логично? Если я у тебя под подозрением, то логично…

– Не надо искать, – внимательно глядя на Якоря, сказал Игорь. – Я сам найду.

– Вот я и говорю, легко найти то, что сам спрятал, – с недоброй иронией усмехнулся Ленька.

– Это ты о чем? – еще больше насторожился Игорь. Не хотел он ссориться с Якорем, но, похоже, тот сам решил обострить ситуацию.

– Да о том, что движения какие-то непонятные. Вчера Карина подъезжала, сегодня ты наехал, вот я и думаю, что за дела…

– Карина подъезжала? – задумался Игорь.

– За Сантоса просила. К чему бы это?

– Ну, она и раньше просила…

Карина любила Сантоса еще со школы. Из армии его ждала, из тюрьмы, хотя тот ее об этом не просил. Сантос отмотал срок, вернулся домой, сошелся с Кариной и вскоре оказался в гуще событий. Он воевал с Мироном, с «октябрьской» братвой, и все это время Карина была с ним. Игорь с ним был, Карина, а когда все закончилось, они оба стали ему не нужны.

Ленька закрыл Сантоса в каком-то подвале, посадил его на иглу – одним словом, отомстил за Лику. Игорь не возражал, потому что Сантос в это время был его врагом. А Карина от него не отвернулась. Она любила Сантоса и готова была ради него на все. Почувствовала, что Сантос жив, пришла к Игорю хлопотать за него, но Ленька послал ее.

– А откуда она знает, что Сантос жив? Кто ей об этом сказал? – с укором посмотрел на Игоря Якорь.

– Я ей этого не говорил.

– А вдруг?

– Я не оправдываюсь, – покачал головой Игорь, – просто констатирую факт. Я не говорил ничего Карине.

– Вот и я считаю, что не надо оправдываться. Надо констатировать факты, – холодно глядя на него, едко усмехнулся Ленька. – Вчера подъезжала Карина, а сегодня у тебя пропала Юля…

– Ты отказал Карине?

– Да нет, не отказал. Я согласился отдать ей Сантоса. Вернее, часть от него, руку или ногу. И то за деньги. За трупом ехать надо, выкапывать, а это гнойная возня, забесплатно никто не сделает. Хочешь, сам забесплатно выкапывай.

– Когда его убили?

– Сантоса? Никто его не убивал. Сам сдох. Как собака…
<< 1 2 3 4 5 6 ... 16 >>