Я сломалась и падаю вниз
Владимир Григорьевич Колычев

<< 1 2 3 4 5 6 ... 23 >>

– Да я понимаю. Собачья работа у вас, – заявил парень.

– А почему собачья?

Матвей знал, с кем имеет дело. Роман Игоревич Зеленин числился в штате у Сумароковой как домашний охранник, но так ли это на самом деле? Лазарев был почти уверен в том, что этот парень живет с хозяйкой дома. Да и Матвей почему-то так подумал, глядя, с каким видом Рома выходил из дома. Шествовал как настоящий хозяин, небрежно, не спеша.

Дом у Сумароковой большой, квадратов пятьсот полезной площади, а штат обслуги – раз-два и обчелся. И то если считать Зеленина. Он да Ирина Белозерова. Она девушка симпатичная, он – типичный плейбой. Вдруг между ними проскочила искра, а Сумарокова приревновала?..

Возможно, что сам Зеленин свел счеты с Ириной, хотя и непонятно, по какой причине. Матвей схватился за слово. Уж не потому ли Рома назвал его работу собачьей, что посыпал свой след адской смесью из табака и перца?

– Потому что собачья. – Если Рома и растерялся, то лишь потому, что Матвей удивился.

Действительно, все знают, какая работа у сыскарей.

– Собачья, – кивнул Матвей. – Носом в землю, и пошли. Вот я тут и оказался.

– Да я понимаю. У кого Ира работала, на того и подозрения!..

– Я смотрю, ты толковый парень, Рома. Ничего, что я на «ты»?

– Нет, ничего, – усмехнулся Зеленин.

Дескать, какое воспитание может быть у мента с его собачьей работой?

Матвей хорошо помнил себя в молодости. На гражданке, в армии, в школе милиции он мог запросто начистить физиономию любому за такую небрежную ухмылку. Кириллов был несдержанным, хулиганистым, любил подраться, но годы и служба брали свое. Работа у него действительно собачья, но ведь он же не какая-то дворняга, чтобы лаять из-за сущих пустяков. Матвей – опытный волкодав, сдержанный в своих эмоциях. Пустяком его из себя не выведешь, но, если вдруг что, в глотку он вцепится мертвой хваткой.

– Значит, Ира у вас тут работала. – Матвей сел на скамейку перед фонтаном, достал из кармана пачку сигарет: – Будешь?

– Нет, не курю. – Парень отрицательно покачал головой, сел рядом, скрестил вытянутые ноги.

Зеленин не курил, Елена Евгеньевна вроде бы тоже, но в доме нашли пачку «Вог» с десятком сигарет.

Обычно антисобачью смесь делают из крепкого табака, а лучше всего – махорки, но и «Вог» за неимением лучшего тоже подойдет. Образец табачно-перцовой смеси сейчас находился на экспертизе, поэтому рано еще о чем-то говорить.

– А ты кем работаешь? – спросил Матвей.

– Охраной я занимаюсь.

– И лицензия есть?

– Какая лицензия?

– Охранная.

– Зачем?

– А как Елена Евгеньевна тебя наняла, если ты без лицензии?

– Так вот и наняла. – Парень смотрел куда-то в сторону.

– За красивые глаза?

– А это имеет какое-то отношение к делу?

– Имеет. Дело такое серьезное, что к нему имеет отношение все. Когда ты познакомился с Еленой Евгеньевной?

– В позапрошлом году.

– Где?

– Это мое личное дело.

– Твое личное дело, Рома, будет лежать в сейфе у начальника колонии, когда ты туда попадешь, – спокойно потягивая сигарету, сказал Матвей. – А ты можешь там оказаться.

– Что-то ты не то говоришь, капитан.

– Ты уже был в зоне? – невозмутимо спросил Матвей.

– Нет и не буду.

– От этого дела не зарекаются. Если вдруг туда угодишь, не советую тамошним операм тыкать. На зоне с этим строго!

– Да не собираюсь я туда. Алиби у меня.

– Видеозапись может быть смонтированной. Это не так уж и сложно.

– Для специалиста – может быть, но я не из их числа.

– Это ты так говоришь, а как на самом деле, я не знаю.

– Не монтировал я ничего, зря вы так.

– Экспертиза покажет. А пока что я в твое алиби верить не могу. Да и не в том дело. Ты вот почему-то уверен в том, что Ирину могли убить только ты и Сумарокова. А я, например, думаю, что это мог сделать и кто-нибудь другой.

– Я в этом не уверен.

– В том, что ее убил кто-то другой?

– Нет, в том, что ее убили мы. – Парень нервно мотнул головой. – И не надо меня путать!

– Я не путаю, а уточняю. – Матвей забросил ногу за ногу, затушил сигарету о каблук, бросил ее в урну и заявил: – Белозерова отправилась к реке не просто так, она шла на встречу с кем-то.

Ирина была родом из поселка, который находился километрах в сорока от города. Жила она в доме у Сумароковой, к родителям практически не ездила. Это Матвей выяснил у Лазарева, но и к Зеленину, разумеется, оставались вопросы. К Сумароковой, само собой, тоже.

– Так в том-то и дело.

– С кем она могла встречаться?

– Я же вчера говорил, что не знаю.
<< 1 2 3 4 5 6 ... 23 >>