1 2 3 4 5 ... 21 >>

Владимир Валерьевич Сазанов
Двуединый. Игры наследников

Двуединый. Игры наследников
Владимир Валерьевич Сазанов

Двуединый #2
Чем займется сын главы Дома Меча, сумев наконец вырвать для себя кусочек свободы: пустится во все тяжкие, погрязнет в интригах или постарается просто спокойно окончить Академию? А может, настало время для любви?

Большая игра набирает обороты, и игроки повышают ставки, удары становятся сильнее, слова острее, поступки безрассуднее. Есть ли чем ответить сыну главнокомандующего или пришло время сделать шаг назад?

Владимир Сазанов

Двуединый. Игры наследников

Глава 1

Ла Абель Гнец

Я остановился у толстой дубовой двери и с нежностью провел по ее поверхности кончиками пальцев. Дом. Мой дом. Небольшой, но уютный особнячок на Кленовой улице, в самом центре летней имперской столицы, терпеливо дожидался своего хозяина, попавшего в объятья любящих родственников. Почти два месяца пришлось мне провести в родительском поместье, радуя взявшую длительный отпуск маму своим неожиданным возмужанием. Марианна выполнила уговор, сохранив в тайне ряд подробностей нашего с ней противостояния, но и самых очевидных из произошедших со мной изменений оказалось более чем достаточно, чтобы родители остались очень довольны. Дружба с Денова, приобретенные социальные навыки, сданный квалификационный экзамен на вторую ступень по магии – все это сделало маму невероятно счастливой. Даже отец разразился какой-то проникновенной речью, когда лично вручал мне документы на владение особняком.

В общем, вынужденное летнее заключение прошло одновременно и лучше и хуже, чем я предполагал изначально. Лучше, потому что теперь родители поверили в мою относительную самостоятельность и не так сильно контролировали каждый шаг. А хуже – из-за постоянного присутствия мамы, интересующейся, во сколько я проснулся, что кушал и какую книгу читал. Хорошо еще, что в документальный архив мне удалось наведаться до начала этого кошмара – во время суеты, связанной с подготовкой к свадьбе Марианны. Но сейчас ужасы пребывания в семейном «гнецде» остались позади. Я снова оказался в Солиано.

– Добро пожаловать домой, господин Абель! – восторженно взвизгнули мне прямо в лицо, стоило лишь повернуть ключ в замке и открыть дверь. – Проходите же скорее!

– Здравствуй, Мика, – улыбнулся я рыжей горничной. – Давно у дверей стоишь?

– Совсем чуть-чуть. Как только в окно вас увидела. Я так рада, что вы приехали! Ну, заходите же, не стойте за порогом! – Девушка приплясывала на месте от нетерпения. Ее рука потянулась было к моему саквояжу, но тут же отдернулась, словно горничная внезапно вспомнила о приличиях.

– Захожу, захожу. – Я шагнул через порог и обнял Мику. И тут же выпустил обратно. – Мне тебя очень не хватало. Твоих пирожков – тоже.

– Спасибо. – Горничная порозовела и зачем-то спрятала за спину все же отнятый у меня саквояж.

– Да не за что. Чистая правда ведь.

– Ну, по вам не скажешь. – Ее взгляд остановился на том месте, где у меня должна была быть талия.

– Все так плохо? – Я тоже опустил глаза, изучая свой недавно вновь образовавшийся животик.

– Да нет… Вам даже идет. – Мика заулыбалась еще сильнее, чем раньше. – Но на голодающего вы точно не похожи.

– Все Иви со своими вишневыми пирогами, – вздохнув, попытался оправдаться я. – Она постоянно кормила меня с рук, так что отказаться не было никакой возможности. Вот и располнел немного. Ее пироги оказались сильнее каждодневных тренировок. Хотя Сильвии не объяснишь. Кстати, где она? И Рикка?

– Наверху. Перед зеркалом крутятся. А меня выгнали, хотя я правду сказала. Вот и пусть сидят там одни. – Девушка повернула голову в сторону ведущей на второй этаж лестницы и показала язык.

– Перед зеркалом? – уточнил я, не очень понимая, о чем говорила Мика.

– Ага. Они сегодня полдня по магазинам ходили – наряды себе выбирали к вашему приезду. Без меня, между прочим. Вернулись час назад и сразу принялись нижнее белье мерить, как будто при покупке этим не занимались. Еще и выгнали. А я всего-то сказала, что Сильвии красные кружева не идут. Зачем на правду-то обижаться? Вот вы, господин Абель, как думаете: пойдет ей красное белье или лучше белое?

– Рыжая! – Донесшееся со стороны лестницы рычание капрала вполне могло сделать честь какому-нибудь хищнику.

– Что сразу «рыжая»?! – Мика возмущенно повернулась к появившимся наверху Рикке и Сильвии и уперла руки в бока, по-прежнему сжимая в одной из них мой саквояж. – Пусть господин Абель определит, кто из нас прав!

– Он и определит. Но как-нибудь без тебя. – Девушки начали спускаться.

– Так нечестно, – надулась Мика. Затем она повернулась ко мне, и ее глаза загорелись. – Господин Абель, почему они решают за вас, кто может участвовать в просмотре, а кто нет? Давайте устроим демонстрацию сейчас. Чтобы сразу стало ясно, кому идет красное белье, а кому белое. И Рикку тоже можно будет оценить.

– Рыжая! – На этот раз обсуждаемые девушки рявкнули хором.

– Знаешь, Мика, давай все же перенесем столь важную демонстрацию на более позднее время, – осторожно высказался я, пытаясь погасить конфликт до того, как он перейдет в неуправляемую стадию. – Кстати, если ты будешь продолжать так размахивать моим саквояжем, то ручки могут не выдержать.

– Ой. Извините, – пискнула резко покрасневшая горничная. – Я сейчас же отнесу его в вашу комнату. – Она чуть ли не бегом устремилась к лестнице.

Останавливать ее никто не стал.

– С прибытием, господин Абель. – Рикка, одетая, как обычно, в строгий костюм горничной, поприветствовала меня низким поклоном.

– Привет! – Куда более импульсивная Сильвия заключила меня в объятья. – Я так по тебе соскучилась! Мы все соскучились.

Я обнял ее в ответ. Потом чуть отстранился, отвоевывая немного свободы, и поманил к себе Рикку. Девушка вздохнула и чуть покачала головой, выражая таким образом свое мнение о чрезмерно откровенном проявлении эмоций, но присоединилась к нам, обхватив одной рукой меня, а второй – Сильвию. И секунд пять мы простояли вот так – прижавшись друг к другу…

– Я, пожалуй, тоже присоединюсь к всеобщей радости, – донесшийся из-за спины голос вернул меня в реальный мир, – несмотря на то, что ты, шеф, только что лишил меня возможности понаблюдать шикарнейший стриптиз. Надо было соглашаться на предложение рыжей.

– Штефан? – Отпустив девушек, я повернулся к другу. – Ты-то что здесь делаешь?

– Как обычно, – он пожал плечами, – тружусь на благо твоей горничной. Думаешь, эти две девицы, – он кивком головы указал на мое окружение, – сами таскали по городу многочисленные пакеты с покупками?

– Понятно. – Я не смог сдержать улыбки. – Ну, раз ты все равно здесь, то нам надо будет кое-что обсудить. Но сначала – отдых. Откровенно говоря, мне совсем не хочется заниматься делами, когда мы только встретились.

Риккарда Сонано, горничная

Рикка злилась сама на себя. Это же надо было допустить сразу столько ошибок! Причем непременно в день возвращения господина. Да, он прибыл без предупреждения и на три дня раньше, чем его ожидали. И что? В обязанности хороших горничных входит умение быть всегда готовыми к внезапному изменению планов их нанимателя. Так что прислуга господина Абеля явно в число хороших не входила. И виновата была именно Рикка. Ну в самом деле, не рыжую же обвинять в непредусмотрительности? Она хотя бы встретила Гнеца и приняла у него саквояж. Пусть и вела себя подобно щенку, дождавшемуся возвращения хозяина, а не как положено образцовой служанке. Сама Рикка и того не смогла сделать. Встретить господина опоздала, нормально накормить его с дороги тоже не смогла. Единственное, что у нее получилось выставить на стол сразу, – холодные закуски. Хорошо хоть продуктовая кладовая не пустовала – догадались пополнить заранее. Но все равно, заставлять Гнеца ждать почти час, прежде чем на столе появится горячее, – перебор. Еще и присутствие Штефана в гостиной в полном одиночестве пришлось совсем некстати. А если господин Абель решит, что его горничные считают нормальным приводить в дом мужчин во время отсутствия хозяина? К тому же оставляя их без присмотра. Конечно, Гнец дружен с Цвангом, но все же… Поступок самой Риккарды сложившиеся между мужчинами отношения никак не извиняют.

– Нервничаешь? – поинтересовалась Мика, хватая ломтик ветчины и отправляя его в рот.

– С чего ты взяла? – спокойно отозвалась Рикка, быстро, но аккуратно раскладывая нарезанное мясо на тарелке.

– Обычно ножом медленнее орудуют. И не держат его обратным хватом. Неудобно же, – пробубнила рыжая, тщательно пережевывая украденную ветчину.

– Лучше бы делом занялась, вместо того чтобы комментировать, – огрызнулась Рикка. – Господин Абель горячего ждет, а ты тут его мясо таскаешь.

– Думаешь, если я начну ходить вокруг плиты со страшным выражением лица, то еда испугается и станет вкуснее? Вряд ли. Такое только на ветчину действует. – Мика хихикнула. Потом глянула на подругу и уняла свое веселье. – Господин, между прочим, отнюдь не голоден. Большинство закусок съел Штефан. И нарезанное тобой мясо тоже он поглотит. Так что я у него таскаю, а не у Абеля.

Рикка закатила глаза. Спорить с рыжей было так же бесполезно, как и пытаться воспитать из нее правильную горничную. Но некая доля правды в ее словах все же была – Штефан, пользуясь расположением Абеля, настолько обнаглел, что напрочь игнорировал правила общения с высокородными. Рикка вздохнула. Изменить Цванга – задача не по ее силам.

– Ну что ты то рычишь, то вздыхаешь, – рыжая зачерпнула ложкой кипящего варева из кастрюли и принялась дуть на него, – иди уже туда. Покрутись вокруг Абеля, соку ему налей, за плечом постой. Я сама со всем справлюсь. Не первый раз готовлю.

Рикка посмотрела на напарницу и снова вздохнула. Мика права, от них двоих на кухне пользы не намного больше, чем от одной рыжей. Девушка отмыла руки, сняла фартук, поправила одежду.

– Хочешь, письма ему принеси, если совсем без дела сидеть не можешь, – сказала ей в спину рыжая.

– Скажешь тоже, – Рикка фыркнула. – Письма с утра, после завтрака подают, а не во время отдыха и беседы.

1 2 3 4 5 ... 21 >>